Мария Семушкина и Елена Моисеенко о фестивале «Усадьба Джаз».

4LoN6p4fPVEЕжегодно в России проходят десятки музыкальных фестивалей разной направленности. Каждый из них ставит свои цели и решает задачи, справиться с которыми иной раз бывает непросто. Сегодня порталу MuseCube удалось поговорить с президентом фестиваля «Усадьба Джаз» и главным директором агентства «АртМания» Марией Семушкиной. «Усадьба Джаз» известна на российской сцене уже давно: летом 2015 года фестиваль состоится в Петербурге в 4-й, а в Москве уже в 12-й раз. Мария, будучи самой главной фигурой в организации этого фестиваля, знает о музыкальном бизнесе более, чем кто-либо. В этот раз она любезно рассказала нам о трудностях и радостях, которые сопутствуют организации музыкальных фестивалей, о том, какие новые сюрпризы ждут нас на «Усадьбе Джаз» в июле этого года и о том, что такое джаз вообще и в чем, на ее взгляд, заключается миссия музыкантов и артистов.

– В прошлом году дата проведения «Усадьбы Джаз» совпала с фестивалем «Петроджаз», вход на который был бесплатный. Считаете ли вы подобное стечение обстоятельств своим «проколом», или наоборот, это хорошая возможность узнать о вас более широкой публике?

– Я думаю, что каждый делает свой выбор. Есть люди, которые не пойдут за бесплатно, они лучше заплатят денег и получат то, что даем мы: я имею в виду качественную организацию, хорошую кухню, природу, уровень исполнителей, весь тот набор, который мы предлагаем. Кому-то подходит то, что предлагает «Петроджаз». Но это совсем разные вещи. На самом деле, чем больше джаза – тем лучше! Просто мы очень хорошо понимаем свою аудиторию и понимаем, насколько она разборчива.

– Сейчас в нашей стране существует много трудностей по части привоза зарубежных музыкантов, связанных с санкциями и т.д. Сейчас что-то изменилось в этом вопросе по сравнению, например, с 2014 годом, когда все эти трудности только начинались?

– На самом деле, тогда трудностей было гораздо меньше, поскольку уже были договоренности, уже заранее были запущены процессы. Поэтому мы даже не испытали никаких проблем с нашим очень большим и серьезным проектом, в котором участвовали американцы в большом количестве – мы привезли 100 человек из Нового Орлеана. Этот проект поддерживался большим количеством фондов, департаментом, но он был запущен еще осенью, и летом мы, слава Богу, смогли это все сделать очень хорошо. Если говорить про политическую ситуацию, лично я не испытываю проблем в передвижении по миру и надеюсь, что политическая ситуация коренным образом не изменится. Сейчас очень важно, чтобы все это продолжало работать. И, мне кажется, что наше руководство со стороны понимает, что нам не надо воевать, что нам самим не надо ставить эти запреты. Поэтому я не ощущаю никакого напряжения в этом смысле. Плюс к этому, нас поддерживают посольства разных стран, и нам не отказали в поддержке ни американцы, ни французы, ни кто-либо еще.

– А есть ли какие-то коллективы, которые вам хотелось бы привезти, но они сами отказываются из-за политической ситуации? Например, в одном интервью вы говорили, что хотели привезти «Океан Эльзы», но не удалось…
– С «Океаном Эльзы» мы хотели поработать еще год назад, а сейчас, конечно, понятно, что это нереально. Есть еще один, очень крутой, украинский коллектив, который много гастролирует по миру и который мы никогда не привозили, и очень хотелось бы, но мне сказали, что они принципиально не едут в Россию. Честно говоря, меня это задело, потому что это неуважение к людям в целом. Этого я никогда не пойму, поскольку одно дело – отношения на политическом уровне, а совсем другое – неуважение к людям, которые могут ничего общего не иметь с политикой. Наоборот, артист должен своей миссией нести мир людям, открывать им глаза и сердца – вот его основная задача. Это очень важно.

– А если говорить о российских исполнителях? Например, Лариса Долина – замечательная исполнительница изначально именно джазовой музыки… Пытались ли вы ее пригласить, или вам это не интересно?

– У нас были периоды, когда мы хотели ее пригласить, даже общались с ее менеджментом, но договориться пока не удалось. У нее очень высокий гонорар, а за этот гонорар мы можем себе позволить привезти какую-нибудь очень хорошую европейскую певицу, которую без нас здесь никогда не услышат и не узнают. А Ларису Долину люди знают и так. Например, в этом году у нас выступает Хибла Герзмава, это известная оперная дива, но в этот раз она выступает с джазовой программой. Она пошла нам навстречу, снизила гонорар, и нам очень интересно сделать в первый раз в Москве такой проект с оперной дивой. Или, если говорить о российских исполнителях, вспомним Леонида Агутина: он никогда ранее не выступал на джазовых фестивалях, и единственный раз выступил именно на «Усадьбе Джаз». И ради этого он тоже пошел нам навстречу и предложил очень адекватные условия сотрудничества.

AWy27tnYSLI – А какие вообще музыкальные направления задействованы в вашем фестивале?
– У нас очень много направлений, я даже не знаю, можно ли отнести наших исполнителей к какому-то конкретному стилю. Например, группа Therr Maitz: кто-то называет ее инди, иногда они джаз играют, иногда это больше похоже на рок…

– То есть каждый человек, который приходит на ваш фестиваль, может найти что-то свое…
– Да, но мы очень хорошо ориентируемся в своем музыкальном пространстве и хорошо понимаем, кто в это пространство органично вписывается, а кто не вписывается вообще. Есть уже интуитивное чувствование в отношении музыки, что можно, что нельзя. Например, у нас в Питере выступала группа «Браво», которая прекрасно поддержала атмосферу фестиваля, выступал Сергей Мазаев, который тоже органично вписался в программу. У нас есть чистый джаз, есть мэтры, которые уже давно известны и уважаемы, как, например, Давид Голощекин, есть экспериментально-интеллектуальная музыка.

– Вы сотрудничаете с другими джазовыми фестивалями, имеете какие-то партнерские отношения с ними?

– Безусловно. Мы уже много лет выстраиваем такие «мостики» с большим количеством разных джазовых фестивалей. И именно для этого существуют такие конференции, как Colisium. Очень скоро я буду в Бремене на конференции Jazzahead – это очень известная конференция, куда съезжаются со всего мира мэтры джаза, директора, агенты, люди, которые отвечают за продвижение этой музыки в каждой стране. В рамках этой конференции очень часто появляются группы, которые впоследствии можно увидеть в лайн-апе других фестивалей. В этом году там будут наши бывшие соотечественники – Аркадий Шилклопер и Вадим Неселовский. Ранее они тоже выступали у нас. И мы как раз прилагаем усилия для того, чтобы наши российские музыканты когда-нибудь появились на Jazzahead.

– Ваш фестиваль развивается и растет. Мария, в чем он вырос лично для вас, в чем выражается его рост, на ваш взгляд?

– Есть разные факторы, например, по вопросам бюджета… Фестиваль начинался с одной цифры, а теперь она выросла в десятки раз. Вместе с нами росли и наши партнеры. Мы начинали с одного вида площадок, сцен, а постепенно всё это выросло, стало более серьезным, профессиональным, потому что мы всегда ставили себе очень высокую планку. И мы прекрасно понимаем, что «Усадьба Джаз» – это главный джазовый фестиваль в нашей стране, и это самое главное наше достижение. У нас очень много заявок от музыкантов на участие в «Усадьбе Джаз». Мы создали определенный рынок, мы даем толчок для музыкантов, и они стремятся попасть на наш фестиваль.

– И в чем же заключается философия джаза, на ваш взгляд?

– Для меня джаз – это, прежде всего, импровизация и свобода. Для меня это, скорее, образ мышления. Наш фестиваль отражает эту сторону джаза: мы не концентрируемся только на том, чтобы показать джазовых музыкантов, мы видим джаз гораздо шире. Джазовую музыку можно интерпретировать по-разному. Иногда слушание джаза дает мне возможность перейти на какую-то новую ступень восприятия. Если это не простой, а настоящий джаз, то это просто кайф. Синоним слова «джаз» изначально – это слово «кайф». Это состояние некого полета, хотя, при этом, джаз представляет собой особую структуру. Это импровизация с возможностью вернуться в исходную точку. И наш фестиваль – он именно про импровизацию, про воздух, про вот этот кайф, про чувство внутренней свободы. Наша задача – чтобы люди почувствовали джаз внутри себя.

Моисеенко Также MuseCube задал несколько вопросов музыкальному директору «Усадьбы Джаз» Елене Моисеенко. Именно Елена отвечает за музыкальную составляющую мероприятия, и в этот раз она поделилась с нами информацией о грядущем фестивале 11 июля в ЦПКиО им. Кирова и рассказала о других особенностях организации «Усадьбы Джаз».

– Елена, расскажите, с какими трудностями вы столкнулись, приглашая разных артистов на свой фестиваль?

– Думаю, что трудностей как таковых нет, есть просто рабочие моменты. Допустим, такой момент: наши фестивали проходят с большими интервалами, и мы не можем, к примеру, взять одного артиста и привезти его на все наши фестивали. Хотя, наверное, финансово это было бы удобнее. Но это невозможно. На каждый фестиваль мы приглашаем артистов отдельно, для каждой программы мы смотрим, кто в этот момент доступен. Очень важная часть организации – это работа с иностранными культурными центрами, посольствами, каждый год мы общаемся с американским, французским и другими посольствами, очень много сотрудничаем с Израилем. За год мы сверяем свои планы, кого мы хотели бы привезти, кого они хотят привезти, что нового появилось за этот период, проходим ли мы по бюджетам, и тогда мы начинаем узнавать, кто из артистов доступен и свободен. У нас артисты распределены по нескольким категориям: есть русская звезда, иностранная звезда, есть молодые коллективы, есть что-то актуальное и модное в Европе и США, но, возможно, совершенно не известное у нас… Нам интересно, чтобы в наших фестивалях принимали участие артисты, в творчестве которых отражаются современные мировые музыкальные тенденции. Мы не берем совсем неизвестные коллективы, но у нас всегда есть в программе группы, которые появились недавно и в течение последнего года уже произвели впечатление, как минимум, на музыкантов, журналистов, критиков. Например, так было с группой Therr Maitz: они только появились, мы услышали о них от наших друзей музыкантов и сразу обратили на них внимание. Нам очень нравится, когда мы успеваем замечать что-то новое.

– Информация о новых исполнителях поступает, в основном, из прессы?

– Нет, первоисточник – это сами артисты, ведь именно они первыми узнают, что интересного появилось. Мы очень плотно общаемся с разными музыкантами. В этом узком профессиональном кругу очень быстро разносится весть о каких-то новых и интересных проектах. А наша музыкальная пресса не совсем объективна, на мой взгляд. У нас есть некий момент «вкусовщины»: каждое издательство имеет свой вкус, свой взгляд, в них работают люди, которые представляют конкретную субкультуру и ничего, кроме того, что им интересно, они не освещают.

– Елена, расскажите нам об артистах, которые будут выступать в этом году на «Усадьбе Джаз» в Питере.

– В этом году у нас будет три сцены: сцена «Партер», сцена «Аристократ» и сцена «Best of the Hat», которая представляет собой совместный проект с баром The Hat и Билли Новиком. Он будет ее вести, он подбирает артистов, которые играют в его клубе, и в конце программы они все вместе будут участвовать в джеме. На сцене «Партер» у нас кубинский хедлайнер – Чучо Вальдес с юбилейным проектом Irakere 40, который сейчас находится в специальном туре, посвященном 40-летию проекта Irakere. На сцене будет порядка 10 человек, легендарный кубинский оркестр, который с 70-х годов гремит по всему миру, а Чучо Вальдес входит в число лучших пианистов. Он уже был в Петербурге, его здесь любят, и вообще, как мы заметили, в Петербурге очень любят сальсу, латинскую музыку, латиноамериканские ритмы. Также у нас выступает группа Therr Maitz, Антон Беляев. Кроме того, мы открыли для себя Антона Malinen – очень тонкого музыканта, который играет красивый инди-фолк. Выступит и питерская группа NewLux. Нам очень важно, чтобы питерские артисты были представлены в фестивале максимально полно. На сцене «Аристократ» у нас выступит Давид Голощекин со своим квинтетом. Будет выступать Мариам Мерабова и группа «Мирайф». Она наш давний друг, и мы очень рады, что она стала еще известнее благодаря «Голосу», мы с удовольствием следим за ее успехом. Также выступит группа Nik Bartsch’s Ronin Rhythm Clan в большом, расширенном составе с духовыми инструментами. У них очень интересная музыка, которую они сами называют «дзен-фанк» – это очень мощные ритмы, которые сочетаются с очень хорошим медитативным настроем.

– С какими проектами вы сотрудничаете, кроме «Голоса»?

– Мы стараемся взаимодействовать со всеми. Вот в Москве у нас есть проекты Игорем Бутманом Jazz Parking, также мы работаем с, ранее сотрудничали с Live Journal и многими московскими клубами. В прошлом году в Петербурге мы работали с клубом JFC на их 20-летие. Мы вообще открыты для сотрудничества. У нас много иностранных партнеров. К нам приезжали директора London Jazz Festival, Barcelona Jazz Festival и других фестивалей. Нам интересно всё, что качественно, интересно и актуально, всё, что поддерживает хорошую музыку и музыкантов.

Галина Пышнограй, специально для MuseCube
В репортаже использованы фотографии Игоря Захарченко (Rolland Savyen)

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.