Лидер группы «Браво» – о хороших пластинках, мегаполисе, поклонниках, компромиссах и продвижении молодых исполнителей.

 

Евгений, в своём блоге Вы написали о том, что английский музыкант Пол Веллер – «это отличный пример для любого музыканта, как нужно выглядеть, писать песни, и позиционировать себя в алчном мире “шоу-биза” после 50, при этом не превращаясь в клоуна». В итоге, каким должен быть музыкант после пятидесяти?

Он должен взрослеть достойно, выглядеть достойно. Не мельтешить, не подстраиваться под сиюминутные модные течения, оставаться самим собой, говорить то, что думает на самом деле, выглядеть без «пивной мозоли», с проявлением интеллекта, а не деградации. Кроме того, записывать хорошие пластинки и не жить своим прошлым наследством.

А как быть с тем, что каждый считает свою музыку хорошей? Где, в таком случае, критерий качества?

Для меня критерий – Пол Веллер. А насколько хорошую музыку делает музыкант –  оценить можем, к сожалению, не мы. Оценить может только время. Мы сможем понять это только через 10-15 лет.  Например, когда выходит альбом, везде написано, что это альбом года, а через год о пластинке никто не вспоминает. Это очень распространенная история сегодня. Но есть и те, кто проверен временем – это The Beatles,  The Smiths, Duran Duran. IMG_1348 - копия

Получается, что эту самую хорошесть определяет слушатель?

Даже больше не слушатель, а время. Если эти песни остаются на радиостанциях и в сердцах людей –  значит, это была хорошая музыка. Она проверена временем. Это не сиюминутное, модное. Хотя, модное не всегда плохо.

Ваш сегодняшний поклонник – кто он?

Он молод, юн и свеж. Наш зритель – это большие города. К сожалению, в деревнях и провинциях нашего зрителя очень немного. Может, его вообще там нет, как мне кажется, хотя я могу ошибаться. Мы играем музыку большого города, мегаполиса сумасшедшего. Поэтому тот, кто попадает в этот город, понимает, о чем мы поем.

Как Вы считаете, с прошлых времен масштаб Вашей аудитории изменился?

Думаю, что он уменьшился, если так объективно смотреть. Но с нами остались верные поклонники, и появилась масса новых. Самое главное для группы – это приток новых поклонников. Их очень много. Потому что судя по последним концертам, которые мы даем в больших городах, около 80 % – это молодые люди в возрасте от 15-18 лет до 35. Они адекватны, понимают, что происходит вокруг них, где и в какое время они живут.

В 2013 году у группы будет юбилей – 30 лет. С какими результатами Вы подошли к этой дате?

С хорошими  результатами. Несмотря на то, что было, группа сохранена. И мне кажется, находится в лучшей своей форме – концертной и творческой. Мы записали хорошую предыдущую пластинку «Мода», и очень надеюсь, что тот альбом, над которым мы сейчас работаем, он будет не хуже. Хочется отметить эту дату альбомом, а не сборным концертом, похожим на  похоронную процессию с цветами и речами  на сцене. Лучше, если это будет альбом.

Чья заслуга в том, что вы столько лет остаетесь командой?

Умение находить компромиссы – это и есть залог того, что коллектив просуществует. Группа – это же клубок компромиссов. Это разные люди, которые приходят в музыку за разными вещами. У них разная мотивация. Мы нашли этот компромисс, и это очень важная вещь для ансамбля. Поэтому сейчас, как мне кажется, всем музыкантам в группе очень комфортно.

Можно ли, в таком случае, сказать, что «Браво» – это коллектив единомышленников?

Я не люблю слово «единомышленники». Мы нашли этот момент: как нам вместе существовать, записывать пластинки, находиться на сцене и получать от этого взаимное удовольствие.  Самое главное – когда группа, выходя на сцену, получает удовольствие от того, что она делает. Это всегда видно зрителю, в первую очередь.   Поэтому мы максимально стараемся делать то, что возможно, даже спустя такое большое количество времени.

30 лет на сцене – это работа или образ жизни?

Это и не работа, и не образ жизни. Это мое любимое занятие. Я занимаюсь музыкой класса с седьмого, и мое отношение к ней сегодня  не изменилось.

Я знаю, что помимо группы «Браво» Вы занимаетесь и другими проектами. Расскажите о них.

Иногда я выступаю в качестве гитариста с группой «Тараканы». Иногда и пою там. Например, на их юбилей я играл вместе с ними. Мне это очень интересно: быть не лидером, а просто гитаристом – почувствовать себя в шкуре музыканта. Еще я надеюсь, что в скором времени закончу свою собственную пластинку. Кроме того, с группой «Браво» мы хотим сделать акустическую программу. Мы никогда этого не делали, и для нас это совершенно новая история. _DSC7101

На своём сайте Вы написали: «Я по-прежнему нахожусь в ожидании группы, которая “зацепит” меня настолько, что мне захочется им помочь в записи и продюсировании их первого альбома». Как молодые исполнители могут привлечь Ваше внимание?

Мне должна понравиться группа – там должна быть музыка и мелодия . Если это будет здорово, я с удовольствием помогу. Мне присылают очень много записей, но там есть 1-2 хорошие песни, и я это уже где-то слышал. Хочется, чтобы это было остро, свежо, язык был бы созвучен сегодняшнему времени. Если я увижу потенциал – я готов предоставить свою студию, разговаривать с компаниями.

Многие опытные музыканты говорят о том, что намерены помогать начинающим. Почему к этому стремитесь Вы?

Сейчас время, для того чтобы заниматься творчеством – оно хуже. Когда мы начинали в 1980-е, мы не видели вообще никаких перспектив, слово «деньги» не означало для нас ничего. Оно было важным, конечно, потому что надо было покупать гитары, как-то жить, питаться. Но тогда всё стоило очень дешево, отношения между людьми были другими, всё было проще. Сейчас, чтобы заниматься музыкой, ты должен быть очень сильным человеком. Ты должен быть очень изворотливым и ловким, ты должен знать приятеля программного директора радиостанции, где-то ему улыбнуться, произвести впечатление. Это  было и тогда, но сейчас это острее намного стало. Если ты талантлив и живешь в провинции, но у тебя нет такого драйва, как есть, допустим, у тех персонажей, которые приехали в Москву  и стали популярны лет 10 назад… У многих музыкантов не бывает такого. Они – не сам себе продюсер, не сам себе режиссер. Поэтому это большая проблема – они не могут найти людей и мучаются.

Как, в таком случае, донести своё творчество до масс?

Всё зависит от людей. Если это хорошие музыканты – их музыка продвинется сама. Есть, например, интернет. И я готов лишь помочь им  своим  личным опытом. У интересной музыки наверняка найдется слушатель. Музыка может быть хорошей, даже если в ней нет вызова или провокаций. Хотя сейчас, чтобы набрать миллион просмотров,  в музыке должна быть провокация. Если это просто красивая, хорошая, мелодичная музыка, которая всегда была в цене – она есть и в Европе, и в Америке – сейчас не лучшее время для нее, как мне кажется.

Вы сейчас выступаете в других странах?

Несколько лет назад мы играли в Лондоне и в Цюрихе для русскоязычной аудитории. Нам это очень интересно. Сейчас мы ведем переговоры о выступлении в Америке. Да, мы с удовольствием поедем в страны, где есть наш потенциальный зритель. Но я не вижу в этих концертах принципиального отличия от  наших выступлений на Урале или в Сибири. Зритель тот же. IMG_1772

В одном из своих интервью Вы говорили о том, что необязательно ходить на телешоу, мелькать на экране. Разве это не способ напомнить о себе?

Я не хочу туда ходить, мне неинтересно. Я не могу переступить через себя. Если ты можешь переступить через себя, пойти и выглядеть полным идиотом, сидя в компании таких же идиотов… Я так не могу. Я для себя принял это решение лет, может быть, 10 назад. Я не участвую в программах про огород или НЛО . Мне кажется, что это даже  оттолкнет от меня тех поклонников, которые меня уважают . Я музыкант. Если выходит пластинка, мы ходим на такие программы, где можно живьём сыграть. Я никого не осуждаю – я свой выбор сделал.

Американский джазмен Луи Армстронг сказал: «Музыканты не выходят на пенсию; они заканчиваются, когда в них исчезает музыка». Вы с этим согласны?

Согласен абсолютно. Бывает такое, что группа еще популярна, но фитиль уже погас, и это видно. Вроде тебя еще приглашают на телевидение, все крутятся, большой гонорар, а группы уже как бы нет – музыки там уже не осталось. Есть поезд, который катится под откос.

Как понять, когда надо остановить этот поезд?

Это очень индивидуально. Каждый решает для себя сам, когда он должен остановиться  либо сделать паузу. У нас 10 лет не было пластинки.  Может, эти годы и были поводом ничего не выпускать. Если тебе нечего сказать – лучше молчать.  Сегодня  я чувствую в себе очень хороший приток сил, для того чтобы создать новый альбом.  Понятно, что жить мы вечно не будем – именно поэтому я очень внимательно отношусь к тому, что сейчас делаю.

Беседовала Ольга Абакумова.

Фотографии предоставлены Евгением Хавтаном.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.