федор воскресенский

Имя Фёдора Воскресенского, несомненно, известно в нашей стране каждому поклоннику фолк-рока. Лидер группы «Тинтал» и организатор множества успешных этно-фестивалей, он не останавливается на достигнутом и находит всё новые пути для реализации своего творческого потенциала. Совсем скоро московские зрители смогут увидеть его и в качестве актера, ведь Фёдор принимает участие в постановке первого российского фэнтези-мюзикла «Последнее испытание». О своём персонаже и сложностях освоения актерской профессии, а также о других творческих планах, Фёдор рассказал нашим корреспондентам.

Вы принимали участие в записи аудиоверсии «Последнего испытания», а в сценической версии играть изначально не собирались. Но всё же изменили свое мнение и полноценно примерили образ Короля-Жреца в гастрольной версии. И теперь принимаете участие в постановке новой стационарной версии. Чем Вас так привлек этот проект?

Я не могу сказать, что пересматривал свои взгляды. Со мной никогда не случалось такого, что я вдруг стал заниматься чем-то, что изначально было мне не близко. Скорее изменились обстоятельства. Стало понятно, что “Последнее испытание” в постановке Руслана Герасименко будет сильно отличаться и от аудиоверсии, и от стационарной постановки, которая была создана несколько лет назад. Мне было неинтересно иллюстрировать на сцене музыкальную сказку, но, когда стало ясно, что речь идет о драме, я понял, что соткан из интереса и избежать моего участия в проекте совершенно невозможно. Несмотря на то, что это практически тот же материал, что был записан когда-то в студии, ему был дан совершенно другой характер, изменились подача и суть. В начале апреля состоится премьера нового прочтения “Последнего испытания”. И я знаю, что это будет не тот же спектакль, что был пару лет назад, дополненный балетом, декорациями и спецэффектами, это будет совершенно другая постановка. И во многом это произойдет благодаря нашим новым актерам – Андрею, Елене и Ростиславу.  Уже сейчас на наших кратких встречах я чувствую, как в воздухе между людьми возникает электричество. Они входят, врастают и живут в “Последнем Испытании” в резонансе с режиссером. И они не повторяют роли, которые были сыграны другими людьми до них, у них нет такой задачи. Они не стараются как можно более точно воплотить «канонический» материал, а создают что-то новое. Всё это стало возможным благодаря тому, что режиссер, который прежде был задействован в спектакле, сошёл со сцены, и теперь у него есть другая точка обзора, с высоты которой он может создавать новый материал. Так что в «Последнем испытании» меня привлекли перемены.

Образ вашего персонажа крайне неоднозначный. Каждый исполнитель его трактует и подает по-разному. Какой он – Ваш Король-Жрец?

Это человечный персонаж, который воплощает всех нас. Персонаж Рейстлина может вызывать разные эмоции от сочувствия до восхищённого поклонения, а персонаж Короля-Жреца близок каждому человеку. Его история очень личная для каждого зрителя, так как это история духовного выбора. Он не картонный злодей и даже, как ни странно, не религиозный фанатик, он, скорее «человек в футляре». Он хочет сохранить в себе свет и добро, но опирается при этом на сложившиеся устои: «На свете не было, нет и не будет никогда более великой и прекрасной для людей власти, чем власть императора Тиверия!» (М.А. Булгаков «Мастер и Маргарита»). И он пытается в это верить, чтобы побороть все сомнения. Что-то такое же живое и настоящее есть у каждого человека, и именно за это человек цепляется всеми силами. И даже если такой путь привел совсем не туда, куда хотелось, очень сложно сказать себе, что был неправ, ведь руководствовался лучшими побуждениями. Ещё мне чрезвычайно близко то, что в «Последнем испытании» вообще и в персонаже Короля – Жреца в частности, самое страшное и опасное – это не магия и драконы, это человеческие чувства.

Насколько Вы принимаете идею добра с кулаками? И где грань между стремлением к всеобщему благу и тоталитаризмом?

Честно признаюсь, я не знаю. К сожалению или к счастью, я нахожусь внутри этого вопроса, и ещё не решил его для себя. Но я не воспринимаю это как добро с кулаками. Считаю, что у любого человека должны быть свои убеждения, и, даже если кому-то они кажутся ошибочными, их необходимо отстаивать в любом случае. Я могу вступить в диалог с человеком, чьи убеждения и взгляды мне совсем не близки, и если это не словесная эквилибристика, а чёткая позиция, это вызывает у меня интерес и уважение.

В гастрольной версии персонажи Короля-Жреца и Летописца были органично соединены в единый образ. Ждать ли зрителям разделения или Ваш герой так и останется «голосом» проекта?

Мы уже говорили о переменах. И мне не хотелось бы сейчас обрисовывать точками как в детских книжках образы героев, чтобы нашим будущим зрителям оставалось только обвести их и увидеть силуэт Рейстлина, Крисании, Короля-Жреца. В постановке, премьера которой состоится в апреле, перемены обязательно будут. Но давайте пока сохраним интригу.

По мнению очень многих зрителей Вам удалось прекрасно передать образ персонажа, сделать его живым и объемным, близким каждому. И для некоторых становится настоящим сюрпризом информация о том, что у Вас нет профессионального актерского образования. Как Вам удалось так быстро освоить эту профессию? Планируете ли Вы продолжать развитие в этом направлении деятельности?

Признаюсь, мне не удалось освоить эту профессию! Так как это просто невозможно. Я беседовал недавно с Русланом Герасименко, и мы сошлись на мысли, что быть хорошим актером – это невероятно сложная задача. Да, я не актер, я певец и музыкант. Поэтому всё, что я могу сделать и на что могу рассчитывать, как бы не патетично это звучало – это не играть, а быть на сцене. Надеюсь, иногда мне это удается. Сейчас я читаю много литературы по актерскому мастерству, это и Ежи Гротовский – польский режиссер, и Мейерхольд. Мне всё это очень интересно. Но, чем больше читаешь, тем все это кажется ещё более невозможным. Я как Алиса падаю в кроличью нору. Но я учусь.

Помимо участия в мюзикле «Последнее испытание», Вы ещё и рок-музыкант. А также Вы уже много лет выступаете организатором фестивалей фолк-рок-музыки и являетесь бессменным ведущим фестиваля «Дикая мята». Существует ли для Вас сейчас основное направление деятельности или Вам удается все их совмещать?

Мне чужда привычка выбирать главное и следующее за ним, как-то классифицировать свою деятельность. Ведь это всё и есть я. Если я пою, то это группа “Тинтал”, если я говорю, то это фестивальное пространство, если я играю, то это “Последнее Испытание”. Так я собираю множество красок и оттенков жизни, которые можно смешивать. Они все дополняют друг друга, и в итоге вырисовывать что-то совершенно особенное. Для меня сейчас нет главного и второстепенного, хотя может быть это и ошибка. Но я счастлив, что продолжаю себя там, где я чувствую себя живым.

Уже много лет Вы каждую весну организуете фестиваль ко Дню святого Патрика, а каждую осень фестиваль «Самайн». Планируете ли Вы и дальше так же активно продвигать фолк-культуру в массы?

Недавно судьба свела меня с человеком, с которым мы приняли решение сделать ещё и летний фестиваль в черте города. Это будет совершенно новое творческое пространство, так как фестиваль планируется не только и не столько музыкальным. Всё происходящее будет завязано не на фолке в прямом смысле этого слова, а скорее на многовековой традиции, и музыка послужит в этом необходимой составной частью. Я давно хотел попробовать свои силы в организации и проведении летнего фестиваля. Более того, план этого фестиваля уже существовал на бумаге. Но лишь недавняя встреча дала мне ответ на вопрос о том, как это сделать. Я рассчитывал, что мы проведем этот фестиваль следующим летом, но мой компаньон уверил меня, что мы успеем и к этому году. Скоро мы будем с ним встречаться, чтобы обсудить организационные моменты. Мне очень интересно, что у нас получится.

И, конечно же, есть вопрос о творчестве группы «Тинтал». Группа продолжает выступать на различных фестивалях, но альбом “Семь футов под килтом” вышел в далёком 2007 году. Вы упоминали, что работа по созданию нового альбома ведется, и уже довольно давно. Могут ли Ваши поклонники надеяться на то, что группа, наконец, прервет свое молчание?

Пятого января мы завершили запись альбома, которая длилась на протяжении последних шести лет. На это были потрачены безумные деньги, я уже не говорю о силах и времени. И хотя мы завершили запись, осталось проделать немалую техническую работу – сведение и мастеринг. Работа над сведением уже идет. Мы все долго несли это тяжкое бремя, череда сессий в студии казалась бесконечной. К тому же,  к абсолютному неудовольствию музыкантов, я принял решение, что мы не будем давать сольных концертов, пока полностью не завершим работу. Поэтому мы и играли только на фестивалях. Полагаю, что уже ближе к лету состоится презентация альбома. И у нас будет гость – это Олег Анофриев, которого все знают и любят по мультфильму «Бременские музыканты».

Татьяна Лупанова специально для Musecube

Благодарим за помощь в подготовке интервью Ирину Никифорову, Варвару Трошагину и Татьяну Иванченко

Фото Варвары Трошагиной

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.