В прошлую среду в клубе MOD состоялось первое сольное выступление подающей большие надежды команды Fourtones, которые уже сумели зарекомендовать себя, как одна из лучших групп разогрева в России и, наконец, вышли на новый уровень. Сразу после концерта в опустевшем зале вокалист коллектива Илья Кузнецов побеседовал с Musecube о впечатлениях от вечера, любимых песнях и карьерных планах.

– Начнем с самого простого. Расскажите, как вы познакомились между собой, и как вообще появилась группа Fourtones?
– 1 мая у нас будет три года совместной деятельности. Нас собрал Игорь, наш гитарист. Изначально мы не планировали создавать свою группу и все играли в каких-то других командах. У меня было написано несколько песен на английском, и о Игорь предложил записать одну из них. Результат понравился, и мы решили продолжать в том же ключе, нашли барабанщика Германа. Из другой группы Игорь позвал Ваню, басиста, и так сформировалась наша банда. Первым концертом были Aerosmith, затем Placebo, самым большим шоу стала Metallica.

– А как вообще получилось, что вы оказались у них на разогреве?
– Они должны были приехать с Mastodon, но те отказались по личным причинам. В PMI в срочном порядке искали замену и предложили нам, потому что знали, что мы можем просто выйти и сыграть. Помню, нам даже писали агрессивные комментарии в соцсетях, СМИ задавали вопросы о том, не боимся ли мы выступать. PMI, которое организовало концерт, откровенно предупредило меня, что могут и помидорами забросать, но все прошло отлично.

– А как каждый из вас по отдельности начал музицировать?
– Все учились сами, по видео с YouTube, с преподавателями, Герман в музыкальную школу ходил. Самый образованный в этом плане у нас Игорь, поэтому он же является идейным вдохновителем. Все, что мы играем – это его рук дело.

– Кумиры из детства есть, на которых равнялись?
– Стандартный набор: U2, Foo Fighters, 30 Seconds To Mars, Linkin Park, Maroon 5…Изначально мы собирались писать музыку, похожую на творчество последних, но в итоге все вылилось в то, что вы слышали сегодня.

– По сути, многие опытные артисты почли бы за четь выступить на разогреве у мировых звезд, а для вас это стало дебютом. Это грамотный рекламный ход или просто случайность?
– Случайность. На Aerosmith мы просто отправили свою заявку, и сама группа подтвердила участие. И потом, мы стали эдакой профессиональной группой для разогрева.

– Расскажи о новых песнях. Сегодня их было несколько, но они еще не записаны и не находятся в свободном доступе?
– Да, мы сыграли четыре трека. Одна из них скоро выходит вместе с видео и записана вместе с BrianVirtue (американский музыкальный продюсер) на проекте BackstageSecrets. Мы сделали такой своеобразный pr-ход: придумали клип с отсылкой на сериал «Игра Престолов»и хотим выпустить его одновременно с новым сезоном.

– А у вас в группе есть фанат «Игры»?
– Да, мне нравится. Я читал все книги, и они намного круче фильмов. Это как «Война и мир» – слишком глобально, чтобы пересказывать в двух словах. Меня всегда восхищали такие умы вроде Льва Толстого и Джорджа Мартина. Надеюсь, что когда-нибудь мы сможем создать нечто подобное. В клипе мы забежали вперед и оживили Джона Сноу. Пока мы не до конца все отсняли, это только наработки, так что нужно поторапливаться.

– Сыгранные песни войдут в первый полноформатный альбом?
– Да. Не знаю, сколько песен мы возьмем из ЕР, но летом хотим снять клип наObsession, это моя любимая, если честно.

– Ее писал ты?
– Я пишу все тексты. Сначала мелодическую линию, а потом к ней подбираю текст.

– То есть ты и фронтмэн, и автор песен. А остальные участники работают каждый над своими партиями?
– В принципе, да. Игорь еще и аранжировками занимается. Изначально та же Obsession была написана мной совсем в другом стиле, подвижном, что-то вроде упомянутыхMaroon 5. А Игорь дал ей настроение, которое соответствует тексту. У нас с ним такой своеобразный тандем: я могу написать песню на трех аккордах, а он ее усложнит. Может, не сильно с точки зрения ребят из консерватории, но с точки зрения простых слушателей достаточно.

– Я знаю, что вы были с небольшим туром по Германии. Есть разница между нашей публикой и иностранной?
– Там совсем другая культура хождения по концертам. Зрители не оценивают умение группы играть, а сами вовлечены в процесс. И их очень легко зажечь, в отличие от наших. Иностранцы просто получают удовольствие от мероприятия, веселья, пения. А если еще это подперчено харизматичнымфронтмэном типа Джареда Лето, то проблем с контактом нет вообще. С другой стороны, мне всегда нравилась музыка групп вроде U2, где вся энергия идет не только от лидера, а от всей команды, и видна их слаженная работа.

– Еще один вопрос про дальние страны. Есть ли цель развиваться и выступать за границей?
– Конечно. У нас была мечта выехать в Штаты и записать там будущий альбом. Сейчас мы его аранжируем и будем искать выходы на лейблы. Поработав с Брайаном, мы увидели, насколько далеко эта индустрия шагнула вперед. В России мы не можем даже исходники записать такого качества, которые могут сделать за рубежом.

– Кстати, а что Брайан сказал по поводу вашего творчества. Если вы прошли конкурс, то это значит, что по умолчанию ему понравилось, но он же наверняка высказался конкретнее?
– Изначально ему понравилась песня Keep Calm. Я ее писал, вдохновленный музыкой FooFighters, поэтому она получилась такой рокерской. Там очень мало подкладов, электроники, есть момент, в котором мы общаемся с залом. Брайан сказал, что сейчас тенденции 90-х и гранжа возвращаются. Но я очень хотел записать что-то новое, и буквально за несколько часов до начала записи мы все же решили, что выберем свежий материал.

– Теперь о сегодняшних впечатлениях. Остались ли вы довольны, все ли сделали, что планировалось?
– Честно говоря, вообще не думали ни о чем. Мы знали, как вести себя на разогревах, как реагирует публика. Но сегодня люди первый раз пришли смотреть именно на нас. Мы не строили планов и не питали иллюзий, а просто хотели сделать свое дело хорошо. Хотели, чтобы всем понравилось, и надеюсь, это удалось. Наша музыка подходит скорее для площадок побольше, поскольку в аранжировках много моментов, которые трудно прослушать в небольшом зале. Мы возьмем на заметку некоторые моменты, и следующий концерт сделаем в клубе попросторнее и с большими возможностями по части света и звука.

– Есть предел карьерных амбиций? Вершина, к которой сейчас стремитесь?
– Мне сложно об этом говорить. После каждой вершины появляется новая, хочется идти еще выше, дальше. Не знаю, насколько судьба нам поможет в будущем, но на данный момент вершина для меня – это мировой тур. Может это будут хорошие клубы, как у TheNeighbourhood, а может что-то типа Ледового и СКК, посмотрим. Мы уже видели стадион со сцены, это очень классное чувство, и уже знаешь к чему идти.

– И самый любимый вопрос: творческие планы! Когда альбом выйдет, когда следующий концерт?
– Осенью, или, может, перед Новым годом, мы сделаем еще один сольник, и к этому моменту я хотел бы презентовать альбом. Если получится все же слетать в США и поработать там, то все это будет чуть позже. Но это всего лишь мои планы и все еще может измениться.

Екатерина Равальдини, специально для MUSECUBE
В репортаже использованы фотографии Юлии Горяиновой

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.