О группе «Герои» я уже пару лет пишу с симпатией. Мне действительно нравится творчество парней и я вижу в них перспективу. С весны этого года «Герои» взяли паузу и не выпускали новых песен и клипов. Мы встретились с фронтменом группы Мишей Пунтовым, чтобы разъяснить ситуацию и поговорить о ближайший планах коллектива. Разговор получился серьёзным и не только о музыке.

Выражаем благодарность кафе «Корица» (Москва, Молодогвардейская улица, 15) за предоставленную возможность беседы и фотосъёмки.

— Весной у группы «Герои» вышла песня «Руки вверх!» и клип на неё. Дальше случилось затишье. С чем это связано?

— Давай сначала про песню. «Руки вверх!» — это наш крик души. В последнее время в мире происходит слишком много негатива – финансовые, военные конфликты. Наблюдать за этим, будучи в России, очень больно, ведь наша страна попала под шквал недоброжелателей. К тому же, во время съёмки мы взаимодействовали с ансамблем «Ангелы надежды», слабослышащие дети на языке жестов исполняли с нами эту песню на сцене. И если ты заметил, у нас в клипе присутствует многонациональность. Мы хотели сказать: «Не важно, какой ты нации, откуда ты – нужно дружить!». Потому что нет смысла во вражде. Мы хотели сказать очень важные вещи, объединяющие людей.

А после этого действительно наступила пауза. Причина проста: нам по 20 лет и мы получаем образование. Я уже закончил учиться, а Влад и Андрей продолжают учёбу. Мы всё понимаем, но не готовы жертвовать образованием. К счастью, у нас понимающие поклонницы и поклонники, которые терпеливо ждут наших новых песен. Я лично делаю всё, чтобы их не расстраивать. Сейчас ситуация стала немного легче и скоро мы порадуем поклонников новыми песнями и клипами. За этот год я написал около 12 песен. И несколько новых песен наших продюсеров Виталия и Наталии Осошник уже записаны.

— Новый материал будет в основном твоего авторства или их? Может, 50/50?

— К счастью, у меня с продюсерами семейные взаимоотношения. Я являюсь крёстным отцом их младшего сына. Такое случается редко и это здорово.

Мы крайне здраво относимся к своему творчеству и нам без разницы, кто автор песни. Мы готовим материал, а потом созываем консилиум и всей командой решаем, какая именно из песен сейчас нам нужна.

— Андрей и Влад тоже принимают участие?

— Конечно. Но по большей части это Наталия, Виталий и я.

— Раз ты – фронтмен, то тебе приходится быть не только первым на сцене, но и нести ответственность за какие-то решения?

— Абсолютно точно! В связи с этим я, к сожалению, не понимаю некоторых поклонников группы «Герои» и хейтеров. Они пишут: «Почему Миши так много?». Я не виноват, что мне удаётся выполнять намного больше работы, чем ребятам. И парни не виноваты, что у них правильно расставлены приоритеты. Я снова про образование.

— А ты кто по профессии?

— Я – преподаватель по вокалу. И в этом году я уже начал практику. Потому что для меня это не просто вокал, а для меня это – искусство, на которое я положил жизнь. Я стараюсь именно в этом стать безупречным профессионалом. В этом году моя ученица принимает участие в «Битве талантов». Она попала в десятку из 120 человек, которую выбрал преподаватель вокала Бейонсе. Я ей очень горжусь.

Ещё я стараюсь писать песни не только для себя. Как я уже говорил, я написал достаточное количество песен за этот год. И я пытаюсь их реализовывать. Только это долго и непросто. Со стороны кажется: написал песню, сделал аранжировку и выпускай себе. Однако это очень сложный процесс, требующий долгого ожидания. Но могу с гордостью сказать, что в скором времени порадую всех песнями, автором которых я являюсь, а исполняют их другие артисты.

— Собираешься продолжать образование? Может, профильное или смежное?

— Давай расскажу, как меня обманула система образования. Когда я поступал в колледж, чтобы получить средне-специальное образование, мне сказали, что я отучусь 4 года и поступлю сразу на 3 курс профильного института, чтобы через 2 года получить диплом. Первые 3 года образовательный план в институте абсолютно соответствует тому, что я изучал в колледже. И раньше, видимо, всё так и работало. Но при поступлении в институт мне заявили, что это всё неправда и я должен поступать на первый курс. То есть, 3 года моей жизни просто удалили. Поэтому я не стал поступать, взял паузу в год и размышляю, куда бы мне хотелось пойти учиться дальше. Наталия Осошник по одному из своих образований психолог. И мне стала безумно интересна психология, в этом году я ей особенно увлёкся. Но не уверен, что готов к тому, чтобы это перешло из любимого хобби в нелюбимую профессию. Поэтому я на распутье. Но образование я продолжу обязательно! Я же из бедной цыганской семьи. Я первый человек в семье, кто получает высшее образование. И я обязан довести это до конца.

— Мне кажется, семья очень гордится тобой.

— Очень надеюсь на это. Они нечасто это говорят, но я знаю, что они меня очень любят и всё понимают. Они меня поддерживают, и я им очень благодарен за это. А так я живу вдали от семьи в Москве с 15 лет.

— Это с тех пор, как после «Волшебников двора» образовалась группа «Герои»?

— Давай я сейчас всё расставлю по хронологии. В 12 лет я познакомился с Виталием Осошником и мы начали работать. На тот момент моя семья жила в селе Нижний Мамон, которое находится в 300 км от Воронежа и в столько же от Ростова. Где-то около года я прожил в Воронеже без родителей, под присмотром Виталия или родственников. Потом, когда мне исполнилось 15 лет, я закончил Музыкально-педагогический колледж и перебрался в Москву, чтобы продолжить учёбу и работу. С тех пор я здесь.

— «Детское Евровидение» в это время случилось?

— «Детское Евровидение» случилось через полгода после моей встречи с Виталием Осошником. А окончательный переезд в Москву уже был связан с проектом – «Герои». Моя жизнь – события «до» и «во время» «Героев». Когда я был ребёнком — и когда пришлось стать взрослым. «Евровидение» было в детстве, это только приятные воспоминания. Случилось так, что мое детство в музыке было достаточно заметно. Я много снимался на Центральных каналах, песни звучат до сих пор на радио. А вот группа «Герои» столкнулась с тем, что люди не успели перестроиться и считали нас просто детьми. Всем было всё равно, насколько качественный продукт мы делаем, насколько мы умеем работать. Все цеплялись за наши различные детские достижения. А мы-то сразу делали все по-другому и как всегда круто!

— Первый ваш клип – «Моё маленькое глупое сердце». Мне, кстати, песня до сих пор нравится.

— А почему бы и нет? Мы даже ездили в США, в Палм Спрингс. Записывали ее в студии, в которой писался Фрэнк Синатра. И американцы оценили трек, мы перевели песню на английский, у нас есть клип в англоязычном варианте. На тот момент в нашей стране жанр «бойз-бэнд» был практически мёртв. Последние, кто это был – «Премьер Министр». Но к тому моменту все уже отвыкли от этого. Мы пробивали эту нишу, было очень сложно. Жанр не характерный для нашей страны. Бойз-бэнд — это специфический стиль — он никогда не приживется у нас. Мы сделали несколько песен в этом жанре и поняли, что либо придется завязать с этим жанром, либо нам надо петь что-то простенькое и формально называться мальчиковой группой. Нам это тогда показалось неправильным, и мы решили начать экспериментировать со стилями. Вообще вся моя жизнь в группе «Герои» — это мое музыкальное становление. В результате появился наш дебютный альбом «Пока мы молоды». И я очень горжусь этой работой! Публика откликнулась на него очень позитивно, мы получили свои первые премии, номинации, топ и чары. Но все это принесло и немало проблем! Мы были не готовы давать по двадцать концертов в месяц, возникли трудности с получением образования и мы сделали снова выбор в пользу знаний, а Сева вообще решил посвятить себя ВГИКу и режиссуре. При этом мы дали огромный толчок для развития жанра бойз-бэндов потом. Прошло время и вдруг все вспомнили, что такой жанр существует. У нас появилось очень большое количество мальчуковых групп, некоторые даже стали известными. Мы протоптали эту дорожку. Можно просто увидеть по датам, когда мы всё это сделали. А в тот момент, когда в силу объективных обстоятельств у нас случился перерыв в творчестве, все активизировались. Но ничего, зато я смело могу сказать, что это мы начали.

— На сегодняшний день вы есть на радио?

— Мы всегда были на радио, но не в убойной ротации. Мы больше «видео история». Сейчас приготовили несколько абсолютно новых песен. Это — новое дыхание. Ведем переговоры сейчас. Времени прошло достаточно. Когда людям 30 и 35 – это небольшая разница, а когда им 17 и 20 – это очень ощутимо. Поэтому наше творчество будет отличаться от того, что мы делали раньше. Только в лучшую сторону! Мы любим наши песни и не хотим, чтобы какая-то из них зачахла. Хотя, ни с одной песней такого не произошло, у нас очень хороший, сильный фан-клуб. Они слушают нас и это верные поклонники.

— У вас отличные отношения с вашим фан-клубом, насколько я знаю.

— Они у нас хорошие. Я очень доволен той аудиторией, которую нам удалось сложить. Наши поклонники – это люди разных возрастов. Многие нас семьями слушают. Потому что в наших песнях нет ничего плохого, мы просто поём о том, что переживают нормальные люди, с какими проблемами они сталкиваются. У нас нет песен об «озорной молодости». Наши песни может послушать и взрослый человек, вынеся для себя нечто важное.

— Тогда вот о чём хочу тебя спросить: многие твои ровесники и ровесники вашей аудитории на данный момент слушают музыку типа Пика и Pharaoh, у этих артистов миллионные просмотры на YouTube. Это ведь огромный пласт слушателей, которые проходят мимо вас.

— Это очень интересная тема. Понятно, что группа «Герои» рассчитана на широкую аудиторию, мы стараемся, чтобы так и было. А значит, это – популярный продукт. Если делать андеграунд, нас не смогут слушать семьями, а для нас это важно. Я хочу, чтобы на наши концерты приходили и дети, и подростки, и взрослые люди. Пусть не будет различий по возрасту, но будет по мироощущению. Если сейчас мы ударимся в модные направления, то мы попадём в клубы, на пьяную публику. А я не хочу этого, мне неприятно выступать среди алкогольного угара. Я хочу, чтобы люди ценили то, как я исполняю песни, чтобы люди ловили мои эмоции – для меня это никак не связано с клубами. Да, возможно, приходится чем-то жертвовать. Возможно, успех пришёл бы быстрее, если бы я вдруг занялся андеграундом. Но это не моё. А что касается тех, кто им занимается — я считаю, что во многом людям повезло. Когда-то повезло мне, я встретил Виталия, попал на «Евровидение». А у них вот так. Я сам обожаю рэп, я хорошо в нём разбираюсь. Я знаю, что такое thrue-исполнители, я знаю что такое настоящий хип-хоп. Я сам занимаюсь фристайлом и пишу рэп. Но есть то, что тебе нравится и то, что ты делаешь. Для меня это разные жанры и разные закономерности. Я являюсь ещё и саундпродюсером, в том числе и рэп-артистов. Дело в том, что иногда в России люди делают вещи, не разобравшись в них. У нас есть такие артисты, которые много нахватались, не войдя в суть. У них вроде бы всё получилось. Ребятам повезло и я рад за них. Но я не могу сказать, что я гордился бы собой, используя такой подход. Но профессионалы вряд ли бы дали этому хорошую оценку. А мне никто не сможет сказать, что я делаю что-то недостойное. Если скажут – я всегда смогу аргументировать, в чём оппонент не прав. Есть просто здравый смысл и суть его во все времена неизменна.

— Не все артисты согласны говорить на тему комментаторов и хейтеров в интернете. Ты читаешь комментарии? Тебя задевают негативные отзывы?

— Я отношусь к этому с позитивом! Опять же, спасибо Виталию Осошник, это он научил меня такому отношению. Это же весело! Люди понимают свою беспомощность, как будто их в угол загнали. И они начинают некие смешные телодвижения. Иногда я даже отвечаю на некоторые комментарии у себя на стене. Если посмотреть на мою страницу, то можно подумать, что я какой-то мажор. Некоторые парни так и думают. Типа: «Я с района, я крутой, сейчас зайду на его страницу и размажу его». Но они не знают, что я учился в Воронежском музыкально-педагогическом колледже, который находится на улице 9 января. Это самая криминальная улица в Воронеже. Я побывал в таких ситуациях, о которых они и предположить не могут. Я знаю, как разговаривать с такими людьми. Я именно так и отвечаю. После этого обычно такие люди больше мне не пишут. Если не доходит – блокирую. Особенно вступать в перепалки смысла не имеет.

Некоторые оскорбительные комментарии всё-таки удаляю. Мне-то всё равно, но мои поклонницы не заслужили того, чтобы это видеть. Но всё это – другая сторона медали известности. Я могу сказать, что если ты знаешь, что ты профессионал и делаешь своё дело правильно, то никакой комментарий тебя с пути не собьёт. А вот если ты сомневаешься в том, всё ли у тебя в порядке, тогда этот негатив может на тебя влиять.

— А вообще тебя что-то может заставить сомневаться?

— Я же наглый, так что — нет! (смеется) А если серьёзно, то я очень верующий человек и знаю, что испытания ещё будут. Я знаю, что будет трудно. Но я к этому готов. «Успех, который пришёл быстро – быстро и уйдёт». А я к своему успеху иду достаточно долго, я много сделал. Несмотря на то, что мне только 20 лет, я уже вложил много труда. И я готов делать ещё больше! Потому что знаю свои цели. Прежде всего, это – душевное спокойствие. Знание того, что ты делаешь всё правильно, прогоняет все лишние мысли.

— Если парни, Влад и Андрей, сейчас с головой в учёбе, что происходит с гастролями? Один выступаешь?

— Решаем путём переговоров. У нас заранее расписаны даты, есть предложения. Мы созваниваемся и решаем, сможем ли мы поехать. Иногда я приезжаю выступать один и ничего страшного в этом не вижу. Это всё к тому же – «почему так много Миши». Ребята, я – фронтмен! Я не только пою песни, но и принимаю участие в их создании. И я принимаю большое участие в самом проекте. К счастью, многие это понимают. Я понимаю обиду поклонниц, которые влюблены исключительно в Андрея или только во Влада. Но мы все занимаемся одним делом и любим главное – наше творчество. И если вы чувствуете так же, то будьте терпимее. Лучше поддержите нас. А если вы любите исключительно «картинку», то можете переходить к другому исполнителю. Мы не собираемся делать обнажённых фотосессий или сидеть с кем-либо в кафе. Мы занимаемся музыкой. А музыка – это любовь не личная, это что-то большее.

— Но ты ведь понимаешь, что с вашей аудиторией не избежать влюблённостей, ревности?

— В детстве я сам смотрел на Кристину Агилеру и думал, что женюсь на ней (смеётся). Так что я всё понимаю. Но я призываю к здравомыслию, смотреть на вещи трезво, постараться поставить себя на место другого человека. Надеюсь, девушки поймут меня.

— Я видел ваших поклонниц. Они ведут себя адекватно.

— Да, они у нас такие. Были и не совсем вменяемые, но быстро отвалились – они слушают другую музыку. Мы стараемся воспитать наших поклонниц. Вместо того, чтобы попивать пивко в подъезде, наши поклонницы читают книги. Они советуются с нами, что почитать. Я их спрашиваю о литературе. Мы с ними делимся информацией, какие фильмы интересные, какие не очень, какие новые сериалы вышли. Так как у меня появилось свободное время из-за окончания учёбы, я хочу гораздо больше сблизиться со своими поклонницами. Если раньше у меня в соцсетях были только музыка и фотографии, то сейчас я хочу добавить видеоконтент.

— Ты решил стать видеоблоггером?

— Ни в коем случае! Это не моё. Но я хочу немножко приоткрыть занавес своей личной жизни. Я хочу показать поклонницам как я веселюсь с друзьями, занимаюсь спортом, как я готовлю – какие-то бытовые вещи. Как я делюсь информацией со своими друзьями, так я хочу делиться ей со своими поклонницами.

Ещё у меня в планах записать несколько мировых хитов. Так, как я их вижу и чувствую.

— Назовёшь парочку?

— Ну, допустим… Их так много в моей голове, очень много! Что-то из творчества Джастина Тимберлейка. Несколько песен очень-очень старых. Расцвет диско, середина 80-ых. Обязательно «Bee Gees». Я буду стараться представить великие вещи в новом свете. Прежде всего, для себя. И для людей, которые любят музыку.

— Насколько, по-твоему, артист вообще должен идти на поводу у своей аудитории?

— Всё зависит от артиста. Мы же в общении с друзьями держим какие-то границы. Кому-то ты дашь денег взаймы, кому-то нет. Так же и с поклонниками – у каждого своя мера. Например, некоторые девушки меня хейтят из-за причёски. Им больше нравился предыдущий вариант с длинными волосами. Но ведь я-то не готов к этому вернуться. И даже когда профессионалы шоу-биза говорят мне, что это был более запоминающийся образ – всё равно нет! Это касается моей жизни, лично меня и я не готов жертвовать своим личным пространством. Для поклонников я готов тратить время, дарить своё творчество. Но как я буду выглядеть – буду решать я. Думаю, тоже самое и с творчеством.

— Если брать общие тенденции: насколько надо просчитывать, что понравится поклонникам, а насколько ориентироваться на собственное мировоззрение и вкус?

— Это не моя работа, я артист. Моя задача спеть красиво. Как саундпродюсер я, конечно, слежу за мировыми трендами в музыке. Я понимаю, какая музыка нравится моим ровесникам. Но в музыке всё очень многогранно, всё зависит от жанров. И от твоей целевой аудитории. Повторюсь: мы хотим, чтобы на наши концерты приходили семьями. Даже касаемо внешнего вида: мы должны выглядеть так, чтобы прохожий на улице подумал, что это ответственные и воспитанные молодые люди.

— Концертную программу вам ставят приглашённые режиссеры или вы сами с продюсерами всё придумываете?

— Развитие концерта, его движение, направленность – это работа Виталия и моя, по сути. Весь текст шоу придуман мной. Я очень люблю импровизировать. Я очень много чего чувствую на сцене и я научился формулировать правильно. Мне говорили зрители, что у нас на концертах создаётся особенное настроение. У нас всё по-настоящему. Я говорю правду о том, что мне дорого. Что касается хореографии, мне очень приятно, что с нами работают балетмейстеры, которые знают нас еще с «Детского Евровидения» — это Екатерина Орехова и Александр Змеев. А два года назад мы познакомились с необыкновенными танцорами из OBС Crew. Они чемпионы мира по хип-хопу Нам показалась оригинальной идея совместить нашу музыку с их стилем хореографии. Получилось просто отлично! С тех пор — это неотъемлемая часть наших концертов.

— Насколько ты пытаешься вникать и влиять на менеджмент?

— У нас этим занимается Виталий Осошник, а он профессионал. Я могу что-то посоветовать и он, к счастью, прислушивается. Иногда я говорю правильные вещи. Я не занимаюсь связью с СМИ и тому подобными вещами – артист не должен себе такого позволять. Но выбор людей для работы от меня тоже зависит. Я же не марионетка.

— В этих решениях ты жёсткий человек? Можешь ставить ультиматумы, быть категоричным?

— Нет. Такого не бывает. Мы с продюсерами друг друга хорошо понимаем. Как и любая семья, мы принимаем решения сообща. Каждое мнение учитывается. Мы работаем только с теми людьми, кто нам по-человечески приятен.

— А если всё-таки один «за», другой «против»?

— Всегда можно договориться. Главное – взаимное уважение. И тогда можно найти общее решение, которое устроит всех. Именно так у нас и происходит.

— Ты говорил, что пришлось ломать стереотипы о вас, как о детях. Касаемо общения с СМИ: насколько часто сейчас у тебя берут взрослые серьёзные интервью? Или до сих пор на темы «Как дела на учёбе» и «Какие девушки тебе нравятся»?

— Такое бывало нечасто. К счастью, я умею разговаривать с людьми. Даже если я чувствую какой-то негатив, в силу воспитания в перепалки я никогда не вступал. Только намекал людям, что они некорректны. Постепенно ситуация исправлялась и на данный момент некое уважение присутствует. Мы же не тупицы какие-то. Мы молодые и весёлые. Группа «Герои» в интервью может пошутить, приколоться. У нас никогда не было высокомерия по отношению к журналистам. Мы знаем, что это огромный труд. Мы уважаем людей, работающих в этой сфере. Но мы не любим интервьюеров наглых и изначально задающих некорректные и провокационные вопросы. В психологии это называется «пассивная агрессия». Я читал, как это тактично пресекать. Но если журналист продолжает в том же духе, то включается «злой Миша», который может осадить. Обычно я доброжелателен.

— Как ты относишься к тому, что некоторые медийные личности ради саморекламы готовы и всю свою личную жизнь напоказ выставить, и придумать про себя чёрт знает что?

— Я сделаю всё, чтобы мне не пришлось ради пиара идти на подобные шаги. Я же цыган и давно мог написать что-то типа: «Миша Пунтов украл двух невест и не знает, которую из них выбрать». Только на почве своей национальности я могу придумать «жёлтых» заметок огромное количество! У меня есть родители, которым я очень обязан и я не допущу того, чтобы они прочитали обо мне какие-то отвратительные вещи. Мы готовы заниматься пиаром, но не до степени пошлости. Можно же придумать интересный заголовок и дать новость под него, но это будет правдой.

— А если ничего интересного не происходит?

— Значит надо что-то делать, чтобы происходило! Можно резвиться, но всегда надо знать некие рамки. Переходить все границы ради известности я не готов. Может, это слабость. Но я человек верующий и просто не могу себе такого позволить.

— Для артиста известность – самый важный фактор?

— Для меня важнее творчество. Но для людей, с которыми я работаю, важна известность. А для меня важны эти люди. Значит известность – большая составляющая. Но я хочу, чтобы то, что я делаю, было качественно лучше с каждым разом. А как правильно себя вести мне подсказывают близкие люди.

— В финале нашего интервью скажи что-нибудь своим поклонницам.

— Я хочу их обрадовать: в ближайшее время информации станет намного больше. Совсем скоро вас ожидает премьера. Думаю, что и клип не заставит себя ждать. Совсем скоро мы появимся с новым дыханием и это будет не менее интересно, чем раньше. Поэтому активизируемся, пора вершить историю!

Александр Ковалев, специально для Musecube.org

Фоторепортаж Дианы Рыбаковой смотрите здесь.

Ссылки:
https://vk.com/geroigroup
https://www.youtube.com/channel/UCfHgSqb-o6QLnziRCo4z1cg
https://www.facebook.com/geroigroup/
https://twitter.com/GeroiGroup
https://www.instagram.com/puntovmisha/
https://www.instagram.com/andrei_raspopov/
https://www.instagram.com/vladkrutskikh/

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.