13 мая 2021 года открылся вернисаж Натальи Земляной «Нереальное&Реальное». Полотна известной петербургской художницы выставляются сейчас в галерее «Vnutri» на Вознесенском.

Работы Натальи Земляной экспонировались в музеях России, в том числе, в Русском музее. Картины находятся в коллекциях Псковского, Саранского государственных музеев, художница является членом Союза художников России, членом Международной федерации художников IFA, автором персональных выставок в России и за рубежом.

Нашей съёмочной группе представилась большая честь – побеседовать с автором до открытия выставки.

Наталья Земляная

Вы окончили нашу знаменитую «Муху» (ПбГХПА им. А.Л. Штиглица, примечание редакции). Насколько важно классическое образование для художника? Как в условиях унификации сохранить самобытность?

Я сознательно шла в «Муху» к определённым учителям, в то время преподавали Александр Павлович Зайцев и Станислав Петрович Мосевич. Эти художники – мастера аналитического направления в живописи. И я сама из классической авангардной школы, потому что мои учителя учились у учителей Петрова-Водкина. Малевича и Филонова. Я для того и шла в «Муху», чтобы учиться именно у них. Для меня важно было сохранить преемственность, учиться у лучших.

Я считаю, не нужно идти в художественное учебное заведение для того, чтобы просто получать образование. Учиться нужно у тех людей, которые могут чему-то научить. Художнику, музыканту, любому человеку творческой профессии надо искать человека, который стал бы для него авторитетом и мастером.

Вы были в творческом объединении художников, теперь же мы видим персональные выставки. В чём причина изменений?

Я была на первом курсе, и меня пригласили в группу художников «Параллель», её организовала Людмила Викторовна Куценко. В тот момент, когда я училась в «Мухе», там был очень сильный педагогический состав, состоявшиеся художники: А.П. Зайцев, С.П. Мосевич, Л.В. Куценко, В.П. Поварова. Заниматься было интересно!

Этот период дал мне очень много. Мне повезло выставляться с такими художниками как Мария Горохова – это жена Л. Юдина и ученица К. Малевича. Ей было уже около 90 лет; В. П. Поваровой – ученицей М. Гороховой и Л. Юдина; Л.В. Куценко – ученицей Е. М. Магарил, которая, в свою очередь, училась у К. Малевича и М. Матюшина.

Но потом Людмила Викторовна Куценко умерла, и группа «Параллель» прекратила своё существование. Все художники стали выставляться самостоятельно через какое-то время.

Как оценивают работу творца? Кто определяет цену картины?

Для меня любая история со стоимостью работ – это лишь адекватное вложение той энергии, которая заложена в картину. И определяет ее художник.

Глобально я не сведуща в этом вопросе. С одной стороны, существуют некие рынки, аукционы, лоббирование художников. На бытовом уровне это выставки картин, посещение мастерских. Человек приходит к художнику и покупает то, что ему нравится, откликается. На уровне аукционов работают большие галереи, и бывают разные прецеденты.

И если это искусство востребовано – значит, нужно людям.

Почему у каких-то художников покупают работы, а кто-то не интересен зрителям?

Я, вправду, не знаю. Не думаю, что все артисты и художники, музыканты одинаковы. Вокруг меня большое творческое сообщество. Большая часть моих друзей – музыканты. Бывают такие моменты, когда талантливые люди уходят в небытие от невостребованности. Но, в основном, если ты уникально талантлив, ты востребован, тебя помнят и видят, ты пробиваешься, и тебя оценят.

Много ли времени прошло между тем, когда Вы были начинающим художником и тем, когда Вы заработали имя и репутацию?

Удивительно, но прошло совершенно нисколько времени! Уже на первом курсе я выставлялась, у меня сразу начали покупать работы, сразу же были выставки за границей, и я попала в интересный процесс выставочной деятельности.

У Вас бывали творческие кризисы?

Была история, когда у меня взломали мастерскую на Пушкинской, и вынесли все картины. Я готовила большую выставку во Франкфурте, вынесли все работы, кроме одной. Она называется «Белый Ангел». Это была большая работа(140/170), она, видимо, просто не поместилась в машину.

Сейчас картина находится в частной коллекции. В 2018 году она экспонировалась на выставке «Ангелы 20 века» в Русском музее. В данный момент эта картина представлена на моей персональной выставке «СО-ТВОРЕНИЕ» в Псковском музее.

Был очень сильный стресс. Была готовая выставка… и её не стало. До сих пор ни одной из похищенных работ не обнаружено.

Вообще, в то время случилась сумма каких-то обстоятельств. И творческий кризис, и рождение детей (Наталья – мама четырёх мальчиков, примечание редакции). И на какое-то время я просто перестала писать. А потом, очень плавно, через 15 лет, когда дети подросли, и я сама созрела внутренне, я вернулась в выставочную деятельность.

Для меня тот период, когда я не творила, не был жертвой или мукой. Я легко ушла из искусства и так же легко возвратилась обратно.

Ваш муж – музыкант (Олег Шарр – перкуссионист групп «Аквариум», «Маша и Медведи», «Запрещённые барабанщики», примечание редакции), насколько сложно двум творческим людям ужиться? Я смотрю на отношение Олега, Вы для него – Муза. Но как можно совместить быт, отношения, творчество и родительство?

Мне повезло с мужем! Олег – совершенно уникальный и самоотверженный человек. Он очень долго, 18 лет музицировал в «Аквариуме». А я параллельно с этим стала писать картины.

И у нас случилась ситуация, когда наши деятельности пришли в некое пике.

При таком интенсивном гастрольном графике Олега я не могла соглашаться на серьезные проекты и выставки. Муж к тому моменту был уже более 20 лет на большой сцене, а я очень долго не работала, занимаясь детьми. Он по-джентельменски ушёл из своего музыкального коллектива. И дал мне возможность реализоваться. Муж по отношению ко мне всегда совершает настоящие мужские поступки, я очень это ценю.

Когда-нибудь Вам хотелось заниматься чем-то, кроме изобразительного искусства?

Нет! Удивительно, но никогда! Я с детства знала, кто я. Я знала, что я – художник.

Как избежать выгорания? Или, если ты занимаешься любимым делом, такое даже представить невозможно?

Для меня – невозможно. Все мы постоянно берём какие-то олимпийские высоты. Занимаемся любимым делом, а это всегда не только результат, но и процесс. И это прекрасно.

Должен ли художник быть свободным или может работать по чьему-то заказу?

Никогда! Я никогда не рассматривала такие предложения. Я не пишу на заказ, я продаю только работы, которые пишу сама. И, поразительно, мне ни разу не указывали, что писать.

Художник, когда рисует, не думает о том, к какой Школе он принадлежит, не думает о деньгах, он думает только о творчестве. Это и есть настоящая внутренняя свобода.

Для почитателей таланта Натальи мы хотели бы рассказать, что до 1 июня открыта большая персональная выставка «СО-ТВОРЕНИЕ» в Псковском музее (Палаты Постниковых). Эта выставка уникальна тем, что содержит много картин из частных коллекций. У вас ещё есть время для того, чтобы своими глазами увидеть эту выставку.

Текст: Надя Ильина

Фотографии:

Автор – Владимир Михаилюца

Автор – Михаил Яценко

Автор – Екатерина Миронова

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.