Нелли – жена известного классического и джазового пианиста, продюсера Даниила Крамера. Они познакомились в студенческие годы, когда Даниил был студентом «Гнесинки», а Нелли молодым художником-графиком. Они вместе уже 31 год. О том, каково это быть – женой известного музыканта, о связанных с этим обстоятельством сложностях и присущих радостях, побеседовала с Нелли корреспондент MUSECUBE.

Нелли, не бывает мужчины без женщины, а женщины без мужчины. Почему карьера вашего мужа Даниила Крамера столь удачно сложилась? В чем ваша заслуга? Nelli&Daniil 1

Мой муж самодостаточный и самостоятельный человек. Когда он в состоянии решить какой-то вопрос сам, я никогда не вмешиваюсь. Реагирую только тогда, когда он сам просит совета. Еще в начале нашей семейной жизни был один из эпизодов, когда ему пригодилась моя помощь.

Возможно, читательницам вашего журнала непонятно, какую роль в советские времена играл Комсомол. В те времена фраза «комсомол сказал, значит надо» звучала как приговор. На пятом заключительном курсе Даниилу как подающему надежды пианисту не предложили, а приказали поехать выступать на концерт на очередном съезде ВЛКСМ в Павлодаре, а ему предстояла подготовка к защите диплома. Перед ним встал жесткий выбор. Либо «брать под козырек» и тратить несколько дней на поездку, либо заниматься подготовкой диплома. И то, и другое все вместе не представлялось возможным.

Педагог Даниила был категорически против этой поездки. И Даниил метался, не знал, что делать. Я его тогда успокоила и напомнила, что концертов может быть много, а диплом и обязательства перед педагогами важнее. Мы решили наплевать на все страхи и готовиться к диплому. В итоге пианист Даниил Крамер стал дипломированным специалистом, блестящим выпускником Академии им. Гнесиных. И удивительным образом нам ничего за это не было!

Но ведь именно вы показали Даниилу джаз, пригласив его на концерт Леонида Чижика? До этого концерта его представления о джазе были размытыми?

Это еще до меня было с другой его знакомой. Но вы правы, без вмешательства женщины тут не обошлось. (Улыбается).

Очень часто жены музыкантов работают директорами, пиар и концертными менеджерами своих мужей. А у Вас как?

Можно сказать, что я работаю личным помощником пианиста и продюсера Даниила Крамера. Я всегда на телефоне, отслеживаю почту, всегда должна моментально реагировать и быть на связи. Поддерживаю расписание Даниила, потому что эту работу ему делать некогда или просто не хочется. Занимаюсь в его отсутствие всеми его делами, связанными с его творческой деятельностью, кроме музыки, конечно (улыбается).

Для такой деятельности надо иметь неплохое экономическое и юридическое образование, или хотя бы быть знакомой с основами хозяйственной деятельности. А вы по образованию художник. Как у вас это получается?

Дело в том, что я из творческой семьи. Мои мама и папа тоже были художниками. Я с детства знакома с проблемами художественного творчества, жизнью на фри-лансе. Самое тяжелое в моей жизни – режим нон-стоп. Иногда приходится работать днями и ночами, никогда нет возможности выключить телефон, это процесс бесконечный, внезапные изменения планов, отношения с людьми, связанные с работой мужа…

Это правда, что ваш муж придерживается библейского принципа иди, куда зовут, и никогда не отказывает гастрольным организаторам, даже если гонорар небольшой, а до площадки добираться 450 км на не лучшем автомобиле по раздолбанным дорогам в -30°?

Я бы с удовольствием поддержала Даниила в этих ужасающих поездках. Но не всегда концертные организаторы, а в случае с моим мужем это в основном государственные структуры, филармонии, готовы нести дополнительные расходы. Билеты очень дорого стоят в последнее время. И у меня всегда сердце не на месте, пока я не получу смс-ку от мужа, что он долетел или доехал и что все в порядке. Востребованный музыкант всегда много путешествует, даже слишком много, и всегда перемещения связаны с риском, особенно в условиях России. Это, поверьте, очень тяжело! Если у неподготовленной к такой жизни девушки есть возможность выбирать, за кого выходить замуж, стоит подумать о кандидатуре человека с профессией, не обремененной длительными и далекими командировками.

Ревнуете ли вы мужа к музыке?

Даниил сразу предупредил меня: «Для меня музыка – это главное». Помню, что я была обижена и страдала от этого заявления. Представьте себе, мужчина делает вам предложение вот с такой оговоркой. Но со временем я поняла, что это действительно так. Для мужчины очень важно иметь любимое дело и работу. От этого и зависит его отношение к семье. В случае с Даниилом, музыкантом такого таланта и масштаба, это совершенно естественно. Такую установку надо принять, а не сопротивляться ей. И с годами мне, кажется, это удалось.

Нелли, на мой взгляд, одна из самых больших сложностей замужества за артистом заключается в том, что он не принадлежит тебе одной. Его любят тысячи других женщин, и эта любовь им нужна. Как вы справляетесь с собственническими инстинктами?

Это необходимый атрибут жизни и творчества музыканта, любовь и восхищение его талантом многими людьми. Если уже я сделала свой выбор, то надо воспринимать работу мужа в комплексе и вкупе с этим фактом (улыбается). С годами приходишь к выводу, что, если нет женского внимания и любви как к артисту, то это плохо. Показатель такого внимания означает, что есть несомненная харизма, связанная с ним самим и с магией его исполнительского искусства.

Большая часть дохода музыканта не доходит до семейной корзинки, а вкладывается в клипы, уход за собой, костюмы, дорогую ежедневную одежду. В некоторых музыкальных семьях на это уходит 70% дохода музыканта. Вы уже привыкли?

Слава богу, что мой муж занимается не эстрадной, а некоммерческой музыкой. У нас нет культа вещей в семье. У меня есть все необходимые аксессуары для того чтобы произвести впечатление и выйти в свет, но мы не зациклены на этом. Любители джаза и классики хотят в первую очередь видеть на сцене личность.

Очень часто дети в творческих семьях обделены внимание отца, а иногда и обоих родителей, их воспитывают бабушки и дедушки, или воспитатели и педагоги в интернатах. Есть ли у Анны, вашей дочери, обида на папу? Ведь Даниил проводит на гастролях не менее 200-х дней в год.

Даниил, к моему счастью, не относится к типу мужчин, которые оставляют воспитание детей своим близким. Он с удовольствием занимался дочкой с ее младенческих лет. Играл с ней и готовил ее к школе в свободное время. И до сих пор, в те редкие дни, когда у него есть возможность побыть дома, общается с ней практически на любые темы.

Музыканты очень импульсивные люди. Не раз замечала, что они готовы предложить руку и сердце в первый же день знакомства. Просто понравилась, и все.

Не стоит относиться к сказанным в первый день знакомства словам любого мужчины, тем более творческого человека, всерьез и с полным доверием. Женщина для них это предмет восхищенного созерцания, как, например, произведение искусства или красота природы. У творческих людей особый взгляд. Они живут в нашем и не нашем мире одновременно. Они могут разговаривать с вами и думать о своем, пребывать в своем художественном внутреннем пространстве. Зачастую, вы для них нечто вроде необходимой части жизненного комфорта.

А как же можно жить с таким отношением к себе? Я – объект природы?

Ну, они иногда возвращаются со своих далеких планет и тут надо оказывать им помощь в реальном мире (улыбается). Если есть уверенность, что ты как женщина и жена находишься с человеком, у которого сложный, интересный, увлекающий и тебя жизненный путь, то многие личные претензии уходят на задний план.

Что хранит ваш брак так много лет?

Глубокое душевное стремление идти навстречу друг другу несмотря ни на что. И такт! Я никогда не решаю за мужа те вопросы, которые он может решить сам, но всегда прихожу на помощь, когда он просит помочь. Очень часто при стремительном росте карьеры и материального благополучия успешные творческие люди отказываются от старых верных жен. В первую очередь, потому что они слишком много знают и обладают слишком хорошей памятью. Не всегда нужно воспоминание о прошлом (улыбается). Мы с Даниилом очень разные люди и по характеру, и по темпераменту. Есть много общего, особенно любим путешествовать вместе. Поругаться с Даниилом очень сложно – до концерта нельзя делать критических замечаний, у артиста может ухудшиться настроение, и он плохо сыграет.

А когда можно? В перерыве или после концерта?

Никогда нельзя! Ни до, ни во время, ни после! Так как творческий процесс у мужа постоянный, то приходится контролировать свои эмоции и требования к нему. Со временем я научилась находить моменты, когда с ним можно поговорить «по душам». Но это бывает очень редко. Так что, как говорят на Руси, молчание золото.

Дарья Белецкая, специально для MUSECUBE

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.