Вот и пришёл к лету Ханан, а проще говоря, исчерпало наше солнечное свой запас мгновений. Хочешь, не хочешь, открывай ворота, да встречай ту самую, унылую, которая очаровывает очи. Первоклашки радостно и уверенно идут в неизведанный мир чудес – школу (они ещё не подозревают о том, что их там ждёт), ребята постарше тоже туда направляются, но что-то уже не так бодро. Студенты держат курс к своей доброй матушке Альме, а с дач, посёлков и прочих убежищ от суеты в город возвращаются машины. И вот совсем уже хочется расклеиться и затянуть «Ой-ё-ё-ё-ё-ё…» Но не тут-то было! Группа «Пилот» не бросила люд мирской один на один с унылой порой и, дабы укрепить наш дух, выпустила в свет свой новый альбом – «Осень». Ну а мы, в свою очередь, musecube.ru, ваши покорные слуги, со всех ног кинулись к Илюхе Чёрту, чтобы погуторить с ним о новой пластинке, жизни и, конечно же, ВЕЧНОСТИ.

(Кстати, если кто-то ещё не послушал новый альбом группы «Пилот», то совершенно законно и безнаказанно его можно скачать здесь, ну и конечно, не забудьте поблагодарить музыкантов).

— Вы на день знаний сделали подарок школьникам, студентам, да и вообще всем людям: выпустили новый альбом — «Осень», который мы все так ждали. Альбом очень отличается от предыдущих двух пластинок. В связи с чем Вы выбрали именно такую форму?

Илья Черт

— Мне просто стало обидно, что людям нечего петь на скамейках во дворе. Вот даже мы — мы только что ездили за грибами и на рыбалку. И когда собрались после бани вечером, за столом, взяли гитару и пели всё то же самое, что 20 лет назад: «Алису», Цоя, «ДДТ», «Аквариум», «Гражданку», Янку Дягилеву, «Юго-запад». Понятно, что мы играем это не только потому что это песни нашей юности, а потому что мы не слышим новых, которые нас так же бы цепляли. Если и есть такие, то их не сыграть под гитару, потому что они рифовые, тяжёлые, песенная составляющая стала исчезать из рок-музыки. Мне это очень не понравилось, и мы решили возродить такую школу.

— Можно ли альбом «Осень» назвать ностальгическим?

— Нееееее, нисколько. Наоборот я считаю, что альбом очень современный. Самое главное, что он рассматривает такую тематику, которая будет всегда вечна. Например, сама песня «Осень» рассказывает о летнем романе парня с девочкой, когда они понимают, что любовная история прошла. Девочка парня бросила, а впереди осень, учебный год, надо будет учиться… Погода херовая, депрессуха… И вот он идёт домой, а дома сидят какие-нибудь алкаши. Это же близко каждому, это вечная тема.

— Кстати к слову о вечной теме. В песне «Сибирские леса» я услышал народные мотивы.

— Да, так и есть. Мы хотим вообще вернуться немножко к корням языческо-славянским, по чуть-чуть затронуть эту тему.

— Скажите, а нет ли у вас мысли сделать альбом с упором именно на народной тематике?

— Мы это и хотели сделать. У нас была такая идея как раз с этой пластинкой, но в последнюю секунду мы вдруг поняли, что в него слишком много вписывается дворовых песняков, и это было гораздо нужнее и интереснее в данный момент, хотя пара композиций таких вот языческих, славянских туда вошла. Это «Семь ключей» и «Сибирские леса». Мы хотим в следующем альбоме эту тему продолжить, развивать её дальше.

Илья Черт

— Ещё вопрос по поводу «Осени». В пресс-релизе было сказано, что вы приготовили сюрприз к выступлению на концертах. Сшиты были костюмы «одесских босяков». Как родилась эта идея?

— Мне кажется, что настроение в альбоме исключительно дворово-хулиганское, а я до этого много раз подряд посмотрел фильм «Ликвидация», и мне он очень понравился. Мне показалось, что наш альбом абсолютно сопоставим с сериалом вот этим духом дворового босячества. Правильного, светлого хулиганства без гопничества. Мы даже специально пересмотрели «Ликвидацию».

— Вы всех заставили его пересмотреть?

— Даааааа (улыбается). Вся группа смотрела этот сериал на гастролях, в автобусе. Мы подмечали, как они одеты. Вот эти рубашечки, кепарики… Секли даже манеру разговора! И мы очень хотели сделать под этот альбом такой вот сценический образ.

Побеседовали мы о свеженьком, новеньком, но надо ж и прошлому честь отдать, и обычной повседневной жизни уделить внимание.

— В песне «Большой питерский блюз» есть такая классная строчка: «На Рубинштейна 13 я был второй раз рождён». Расскажите, пожалуйста, как Вы первый раз попали в этот рок-клуб?

— Это было очень смешно, честно говоря. Первый раз, когда я туда пришёл, там играла группа «Рок-штат» или «Объект насмешек»… Для меня это был просто шок…

— Сколько Вам лет было?

Илья Черт

— Мне было 15. До этого я, конечно, ничего кроме своего двора в «Ульянке» не видел, в общем-то. А тут я вошёл в зал и, во-первых, он был битком, а во-вторых, я увидел громадный какой-то винегрет. Тогда все держались вместе: и панки, и хиппи, и какие-то скинхэды и чёрт знает кто на седьмом киселе. Они ходили на все группы, это была просто какая-то глобальная тусовка, которая хотела жить свободой. Я почувствовал ДУХ СВОБОДЫ. Я почувствовал себя в обществе людей, таких же, как я. Я всегда хотел, чтобы все вокруг меня были такими, чтобы они свободно выражались, занимались творчеством, не боялись высказывать вещи, которые запрещены советской пропагандой. И вдруг я оказался среди 800 человек, о которых я мечтал. Для меня это был такой удар по психике! У меня было впечатление, что я оказался в раю, я не верил своему счастью. Я понял, что у меня жизнь началась заново. Я сразу нашёл своё место.

— Родители, наверно, не знали, что Вы туда ходите?

— Почему, они знали, что я хожу на концерты. Я пошёл на первый курс кино-техникума и сел за одну парту с таким странным волосатым парнем, который мне сразу понравился. У него была нашивка «Kreator», со страшной рожей. Я подумал: «Наш человек, прикольный чувак». Мы стали с ним меняться записями, и он сказал: «Здесь рядом находится рок-клуб, пошли сходим». И за то время, пока мы учились на первом курсе, я пропустил всего лишь один рок-концерт в Питере и то, потому что в этот день было два концерта одновременно, нам пришлось выбирать. Мы ходили на всё подряд, слушали всю музыку.

— Вы много ездите с гастролями по стране. В какой бы город Вам хотелось вернуться или нравится возвращаться?

— Калининград и Севастополь… И Владивосток… И Уфа… Ммммм, Екатеринбург… Краснодар… Барнаул – офигенный город. Томск – совершенно чумовой, Красноярск. Есть города, которые прямо запоминаются. Воронеж тоже клевый.

Илья Черт

— На сайте «Пилота» есть Ваш личный почтовый ящик. Наверняка многие Вам пишут.

— От 300 до 700 писем в неделю, примерно.

— Вы всем отвечаете?

— Процентов 85. Ну, потому что много писем приходит с вопросом: «А когда вы приедете в наш город?» Я не вижу смысла каждому из них писать, что у нас на сайте есть страничка «События», где вывешены афиши и стоят все даты подтверждённых концертов. Я лично узнаю о нашем расписании оттуда (смеётся). Или, например: «Пожалуйста, приезжайте к нам в город». Ну а что я отвечу? Естественно, это не от нас зависит. Или: «Мне очень понравился ваш альбом. Жду ответа». А что я отвечу? Никакого вопроса не последовало. Если люди что-то спрашивают, я отвечаю. Или: «Я хочу с тобой дружить». Ну, понимаешь, да — мне 40 лет практически, я взрослый мужик… И мне 18-тилетняя девочка пишет. Да она понятия не имеет о том, что такое друг. Тем более, что такое друг сорокалетнего мужика (улыбается).

— На улицах узнают?

— Да. Почти каждый день.

— Погулять нормально не получается?

— Получается. Я спокойно гуляю, езжу на общественном транспорте. Подходят, бывает, здороваются. Мне очень приятно, когда я иду по улице, а мне говорят:
«- Здравствуйте, Илья
— Здравствуйте.
— Как дела?
— Прекрасно».
Мне очень нравится, на самом деле, это всё. Я прихожу в магазин, мне продавщица пробивает на кассе чек, а потом говорит: «Илья, можно автограф?» (смеётся). Это здорово. Почему нет?

Не обошлось и без рассуждений о стране нашей и мире. Во всякой задушевной беседе будут подняты эти темы, даром только, что мы не пили с Ильёй. Куда уж там… К таким вопросам надо подходить с совершенно ясной головой, это вам, я извиняюсь, «не хер собачий», как писал Сергей Довлатов.

— Илья, хотел Вам очень важный вопрос задать, глобальный. Как, на Ваш взгляд, обстоят дела с духовным знанием в нашем обществе, нашей стране?

Илья Черт

— Очень плохо обстоят, к сожалению. Я готов подписаться под словами Тэма из группы «Lumen»: «Я так люблю свою страну и ненавижу государство». Сейчас даже я могу сказать, что моя позиция стала более толерантной, я перестал ненавидеть государство, но всё равно ему не доверяю. Потому что оно лицемерно, лживо и пронизано воровством, в этой стране нет закона.

— Можно ли с этим что-то сделать? Именно обществу.

— Я считаю, всё, что мы можем сделать, сделают наши дети. Мы уже не способны, мы потерянное поколение, тем более поколение 70-ых. Потому что всё то время, которое мы должны были развиваться, получать знания и обретать силу, чтобы что-то менять в мире, попало на 90-ые годы. Был полный разбор в стране. До нас никому не было дела. Половина из нас просто умерли, потому что они попали под влияние алкоголя, наркотиков и бандитизма. Половина — была уничтожена — мои сверстники. Образование получили очень немногие. Не до этого было, нужно было выживать. Взрослые люди старше нас вообще ничего не могут сделать, потому что у них комплекс советского человека – нищего и обездоленного. Эти люди обижены на мир, на Бога, они всегда будут жаждать власти и денег, ибо выросли нищими внутри, а вот молодые люди, которые сейчас растут… Я смотрю на них и понимаю, что за ними будущее. У них уже нет комплекса нищего, потому что они растут в достатке, они не собирают последние деньги на хлеб, они не знают, что такое голод, а я об этом ещё знал. Они ездят по миру и наблюдают жизнь заграницей, они понимают, что есть люди, которые живут хорошо, и они тоже хотят так жить. Плюс я вижу, что эти молодые люди не хотят воровать, обманывать, они хотят жить честно, и чтобы в стране был Закон.

— То есть всё-таки есть некая положительная тенденция?

— Да, смотря на молодёжь от 17 до 25, грубо говоря, я почувствовал надежду на то, что у нас в стране всё будет хорошо, не всё потеряно. Я верю, что они это сделают. Мы на это не способны, люди старше нас тем более ни на что не способны.

Илья Черт

— Вот вы говорите, что Ваше поколение не способно что-либо изменить, а как же «подать пример»? Возьмём Шевчука. Он высказывает со сцены свою гражданскую позицию.

— Могу сказать так. Любой разумный, вменяемый и адекватный человек высказывает и имеет свою гражданскую позицию, но! Я отношусь к Юре очень тепло, очень люблю его, как человека. Он очень мудрый мужик. Весёлый и хороший. Но мне не очень близка его позиция в том, что он очень много и часто говорит, что всё плохо, но не говорит, как сделать хорошо. Я считаю так: «Если ты взял на себя ответственность сказать, что что-то плохо, будь любезен представить альтернативу того, как сделать хорошо, а если у тебя этого предложения нет, то будь любезен закрыть рот». Сказать « я против» может каждый, жаловаться и ныть может каждый, а внести предложение и креатив, повести за собой народ и сказать: «Я знаю как, пойдёмте со мной» — вот на это способны единицы.

— В одном из интервью на вопрос о том, чем Вы занимаетесь, Вы ответили, что спасаете мир, а каким образом, как его спасать?

— Я учусь жить в любви, гармонии с миром, с природой, животными, птицами, рыбами, с другими живыми существами, Богом, в конце концов. Я стараюсь найти пути жизни в любви, гармонии и в со-зидании. Я пытаюсь научиться со-творить с ними, строить жизнь, отношения на основе любви, взаимопонимания и сотрудничества. Я стараюсь научиться быть полезным для этой планеты, не вредить и не приносить ей насилия и боли. Это самая главная и единственная задача любого живого существа.

— В общем, будем все так жить — и мир будет спасён.

— Мир-то не нужно спасать, на самом деле, спасены будем мы. Желание спасти мир — это отражённое желание спасти самого себя, потому что с миром всё хорошо. Он идеальная, гармоничная, сбалансированная, совершенная система. Не в порядке мы, а не он.

Илья Черт и Ярослав Голованов

— Вот мир сбалансированная, гармоничная система, а человек в ней получается неким изъяном.

— Он — не изъян, он – ребёнок, который учится.

— Вот смотрите. Представьте планету без людей: всё бы нормально росло…

— Это называется колыбель без ребёнка. Не нужно рассматривать человека, как отдельное существо, это ещё Эйнштейн сказал. Главная ошибка людей, что они считают себя чем-то эксклюзивным на планете. Но разницы между человеком, кошкой, собакой, крокодилом и комаром нет никакой. Это всё живые существа. Никто не ниже и не выше другого, никто не лучше и не хуже, мы просто разные. И когда мы это поймём, мы начнём относиться с одинаковым уважением к человеку и к лошади, к человеку и собаке, к человеку и птице, к человеку и к рыбе. Когда мы поставим себя на равных с ними, тогда начнётся наше настоящее восхождение. А то, что мы считаем себя выше их, это называется одним простым словом – гордыня, любимый запах дьявола. Самый большой грех. Это самая большая ошибка человека. Мы есть единое, неделимое целое, мы не можем друг без друга. Это правда.

— Спасибо Вам большое.

— И вам спасибо.

P.S. Также хочется поблагодарить ребят с thankyou.ru за организацию интервью и радушный приём. Да пребудет Сила с вами и вашим проектом. Йоханга!!

Ярослав Голованов – специально для MuseCube

Фото — Наталия Мушкина, ее полный фотоотчет можно посмотреть здесь.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.