Один из самых ярких и молодых коллективов на отечественной сцене, группа СуХие, выступила 3 марта в клубе 16 ТОНН, порадовав своих фанатов первым весенним сольным концертом. 

MuseCube (МС): В марте 2012 года Ваша композиция «Прощальная» вошла в саундтрек фильма «Москва – не Москва». Для ваших поклонников это был отличный весенний сюрприз! Расскажите пожалуйста – как именно эта песня стала музыкальной темой фильма?

СуХие, Настя Пальчикова (Н.П.): Это был не совсем саундтрек. Мы скажем так: не специально для фильма писали, а уже взяли песню, которая потом подошла.  

МС: Пришёлся ли Вам по душе такой ненавязчивый сюжет? Понравился ли Вам сам фильм?

Н.П.: Это снимал наш друг, поэтому о фильмах друзей либо хорошо, либо никак.

МС: Будут ли ещё подобные пробы «пера» в кино?

Н.П.: Да, нам бы хотелось. У нас Ваня вообще профессиональный композитор, Андрей тоже пишет и круто аранжирует. У нас, так или иначе, есть какой-то опыт уже.

МС: Недавно в Москве состоялась выставка посвящённая Ленинградскому рок-клубу. Многие современные группы сделали свои трибьюты на любимые песни рокеров первого эшелона. Не было ли у Вас желания поучаствовать в подобном музыкальном событии? Исполнить чью-нибудь близкое Вам по духу песню?

Н.П.: Что касается трибьютов, то если бы дали выбирать, дали бы возможность делать что хотим – тогда да. Потому что у меня к трибьютам особое отношение: во-первых, нужно очень любить исполнителя, брать песню, которая нравится, которую хочется петь, но при этом как-то играть по-своему. Потому что играть один в один я не вижу смысла вообще. То есть хочется её как-то переосмыслить. Как правило, на таких трибьют-сборках дают выбирать хед-лайнерам, а начинающим группам раздаётся, что есть – и тут как повезёт. Если не очень повезёт, то скорее всего не взялись бы. Взялись бы, если понравился исполнитель и дали возможность самим выбрать песню.  

МС: У всех участников группы и у тебя лично есть свои музыкальные предпочтения. Если говорить не только о выставках и музыкальных проектах в целом, а рассуждать более абстрактно, смогли бы Вы поработать с песней другого исполнителя?   Могла бы она стать самостоятельной музыкальной композицией в рамках Вашего формата?

Н.П.: Могла бы! Если бы так попало, что песня, которую мы очень захотим сделать по-своему свежо и в тоже время в стилистике группы – да! У нас на самом деле есть такие мысли –  взять какую-нибудь песню, но мы пока ещё не нашли. Свои песни сделать не успеваем.

МС: Многочисленные теле – радио эфиры, общение с прессой и медийное внимание к Вашей группе уделяется уже давно. Прошлой осенью у вас состоялись гастроли в Америке. Поистине потрясающее событие в жизни любого коллектива. Новые люди, новые впечатления. Что больше всего запомнилось Вам на гастролях?

Н.П.: То, что было много народу на концертах, раз…То,  что с готовностью покупали диски, и нам пришлось тут же в гримёрке, поскольку нам не хватило тиража, печатать обычные болванки. И ещё запомнился ураган, так как мы были как раз в это время в Нью-Йорке. Это был концерт на всю жизнь! Я была уверена, что вообще никто не придёт… У нас не хватило бензина и мы добирались до клуба в Бруклине три часа. Но на концерте оказалось много народа. Понятное дело, люди были подавлены тем, что у них разрушены дома, машины, и половина из них непонятно где живёт… нет света… Но был совершенно особенный концерт! Они потом подходили, и говорили спасибо, что подняли настроение. Это было особенное состояние.

МС: Расскажите, как песня «Танго» попала в ротацию Нью – Йоркского радио? Было ли это для Вас приятной неожиданностью, или запланированным релизом?

Н.П.: Просто понравилась ведущим. Мы даже не ожидали, что будем выступать в Нью-Йорке! Они взяли несколько песен. Взяли песню «Зае***о», ждут песню-саундтрек, «Испанскую», «Вечер пятницы», «Титры», «Москва»… У них очень хорошая система: когда ведущий выбирает какие песни ставить. Там есть решение программного директора, но это не есть закон, и каждый ведущий в своё отведённое ему время может выбирать песни. Ведущая нас услышала совершенно случайно, сказала, что хочет взять у нас интервью и взяла нас в ротацию.

МС: Пришлись ли Вам по душе зарубежные концертные площадки?

Н.П.: Мы выступали в клубах… Звук лучше. Публика другая, публика гораздо с большим вниманием относится к артистам, чем здесь. То есть очень благожелательная, при этом не такая приторная, когда всё на ура, лишь бы что пели. Нет, они придирчивые, но при этом очень доброжелательные. Американцы, которые ни слова не понимают по-русски!  Так что несколько концертов я вела на двух языках. Параллельно говорила на английском и на русском…

МС: Есть ли существенное различие между публикой в России и Штатах?

Н.П.: Различие между публикой огромное. В Москве очень тяжело, публика в хорошем смысле «зажравшаяся». Хотя, в Нью-Йорке, так же как и в Москве, тоже много чего происходит. Там просто какое-то другое отношение к личности, которая что-то делает. То есть с одной стороны, там очень высокий уровень и требования, с другой стороны, абсолютный пиетет к человеку, который создаёт, и это всегда внимание, когда человек что-то представляет публике. А в Москве нет такого, здесь что-то вроде «ну чё, удивите нас!»… В России всё время нужна, ну мне так кажется, какая-то фишка. Я имею в виду не в плане музыки, а элемент шоу. В Америке очень много групп, которые выходят и просто играют на гитарах, и людям нравится в зависимости от музыки. А не от того, прыгают ли они голые или нет.

МС: Можно сделать вывод, что одно из ключевых отличий русской публики от Американской – это уровень воспитания?

Н.П.: Да. Это сто процентов менталитет. Естественно. Я же абсолютно российский человек, в России выросший, и у меня скорее Московское отношение. Хотя, когда только вернулись после Америки, я чувствовала разницу. Как американцы на нас реагировали, как рассказывали про другие концерты, как звали нас и рассказывали про других ребят, которые приходят на радио… Когда мы приехали в Москву, у нас ещё был шлейф такого отношения к творчеству, а потом это опять перемололась Московской жизнью.

МС: Есть в будущих творческих планах желание вновь покорить заокеанские музыкальные площадки?

Н.П.: Да. Мы же ездили с акустикой туда. На самом деле это был ад, помимо всей радости. Эти одиннадцать перелётов за две недели, какие-то автобусы постоянно, притом, что нужно быть в драйве на концерте, смена часового пояса… А сейчас нам хотят делать гастроли с группой целиком.

МС: А где сложнее представить новый материал в России или в Штатах?

Н.П.: Не знаю, потому что мы там не представляли новые песни. Там у нас, получается, все песни новые были.

МС: Вы бы хотели сыграть квартирник, но не клубного формата, как сейчас многие делают, а действительно квартирный концерт?

Н.П.: Да. Мы будем делать в Артефаке, у нас 25 апреля концерт там будет с акустической программой.  Басист наш Андрей Самойлов будет играть на контрабасе. Будем в таком акустическом варианте всю программу играть.   Мы выступали как-то на квартире… В любом случае, это концерт. Пусть в другом звучании и с другим форматом. Потому что настоящие квартирники у меня были, когда только-только началась группа. У нас был очень запоминающийся квартирник у Ромарио дома, когда мы пели песни и читали стихи прямо на кухне. Мы сидели кто где, кто у холодильника, кто на подоконнике…

МС: У вашей группы есть любимые московские площадки?

Н.П.: У меня вообще любимый клуб Б2. Мне там нравится атмосфера, мне там нравится звук. Но если дорастём до больших площадок, то обязательно выступим.

МС: Сегодня, вы выступаете в 16ТОНН, в популярном московском клубе, на сцене которого побывали многие известные музыканты. Что Вы ожидаете от концерта? И каким настроением планируете поделиться с залом?

Н.П.: Настроение хорошее, но мы всегда от концертов примерно одного ожидаем…какого-то драйва внутреннего. Бывают площадки, от которых ожидаешь теплоты и камерности. Это особый драйв!

Беседовала Наталья Бартош, специально для MUSECUBE

Фото автора

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.