За неделю до нового года в московском клубе “Artefaq” наш корреспондент побеседовал с участниками группы The Jelow (ранее известные вам как Los Templos) и выяснил, почему коллектив изменил название, как это отразится на их музыке и почему причислять их к явлениям “русского рока” не только бессмысленно, но и опасно 🙂 читайте!

В беседе принимали участие:

Станислав Дворец: гитара, волынка, мандолина, банджо 

Дарья Гусак: вокал, гитара

Александр Дворец: бас, вокал, автор текстов

Константин Райдугин: ударные

Олег Ларионов: труба

The Jelow

Привет, ребята, как настроение перед концертом?

Стас: Отличное.

Вы теперь называетесь по-новому, да? Я не буду спрашивать, почему, не буду спрашивать, что значит The Jelow – обо всем можно прочитать в интернете (например, здесь – http://vkontakte.ru/topic-300771_25478599 – прим. ред.), а спрошу, как вы себя ощущаете в новом образе?

Стас: Очень актуальными и современными. Наконец-то мы пришли к тому моменту, когда наша музыка отражена и в нашем названии тоже.

А название, которое было до этого, – Los Templos – не отражало?..

Стас: Нет, оно отражало, просто это было раньше – это была другая музыка и другое название, оно ей соответствовало. И еще – оно касалось нас с Шурой, теперь The Jelow касается всех пятерых. Ну да, в названии The Jelow 5 букв – и нас тут тоже пятеро.

Олег: То есть, до сих пор меня это не касалось? (смеются)

Александр: Это символично в некотором роде, кстати.

Ребят, а мне интересно: Los Templos что значит?

Стас: Это игра слов, нашей с Шурой фамилии – ДвОрец, ДворЕц, «ДворцЫ», грубо говоря.

Александр: «Templo» – по-испански «дворец», соответственно, множественное число – «templos».

И вы не собираетесь больше к этому возвращаться? Los Templos –  все, закрыли тему…

Даша и Стас: Мы думаем над этим.

Олег: Я думаю, что есть такая возможность, что мы когда-нибудь сыграем концерт Los Templos, и это будет..

Как у Deep Purple, Abba…

Стас: Сейчас мы сосредоточили все время на The Jelow, мы полностью в новом проекте. Но никогда не говори “никогда”.

Сегодня вы представите что-то новое или это будут все те же песни?

Олег: Будут и новые, но так как год уходящий, он еще не закончился, будут и старые песни.

Стас: Люди пришли, они хотят услышать старый материал, который они знают, естественно, мы сыграем те песни, которые им знакомы.

Костя: Мы сейчас новую пластинку записываем…

А как изменится ваш звук с нового альбома?

Стас: Он станет тяжелее..

Александр: Он станет более роковый.

Стас: … да, более динамичный.

Это по вашему новому логотипу видно – такая стилистика готическая, черно-белая… Как вы собираетесь продолжать свое творчество – в традициях русского рока или западного?

Стас: Я со своего детства борюсь с русским роком и считаю, что это мое главное предназначение в России – сделать рок другого уровня, другого качества (смеется).

Александр: Потому что русский рок – это что-то непонятноt: это и не рок, и не русский, и вообще херня какая-то.

Стас: Здесь никто ничего не смог, здесь все играют русский рок.

Даша: Но нет-нет, это же не про нас..

Хорошо, если русский рок – не ваше направление, то, может, на вас кто-то влиял из западных исполнителей? В детстве, может, что-то слушали.

Олег: Кто из нас вообще слушает российскую музыку?

Костя: Мы слушаем свои песни (смеются).

Стас: Да-да, мы слушаем свои. Я думаю, у нас есть один небольшой нюанс: мы все когда-то любили американский панк-рок, потом все разбежались по разным субкультурам, и вот каждый из нас привнес что-то свое в группу, то, что больше всего любил.

The Jelow

Когда вы пишите песни, вы делаете это все вместе? То есть, нет кого-то, кто пишет только тексты, другой – только музыку.

Стас: Есть, конечно – Александр всегда пишет тексты, а я приношу музыкальные идеи, над которыми мы все потом работаем.

Александр: Если можно так сказать, я приношу всегда зачаток песни, а потом мы всей группой его развиваем.

Олег: Можно сказать, что каждый отвечает за свои партии. Мы доверяем друг другу абсолютно.

Александр: Мы можем сказать: «Окей, Олег, здесь можно сыграть по-другому, найди другой ритм или другую партию», но в целом мы прислушиваемся ко мнению каждого.

А бывает так, что ругаетесь?

Александр: Глобально – нет.

Костя: Нет-нет, мы достаточно гибкие.

Олег: Мы можем спорить, но все равно приходим к общему решению.

Даша: Каждый из нас находит достаточное количество аргументов в защиту своей позиции.

Стас: А попробуй поругайся, когда один собирается играть так, а четверо говорят: «Нет, ты будешь играть по-другому» (смеются).

Костя: Мы хотим добиться хорошего результата – классной песни, и невозможно это сделать, если друг к другу не прислушиваться.

У вас демократия, это приятно.

Стас: Работающая демократия, вот в чем дело.

Раз уж зашла эта тема, то как вы относитесь к политической ситуации в России? Поддерживаете оппозицию или нет? Если это личное, остановите меня.

Стас: Я поддерживаю граждан, гражданскую оппозицию.

(кто-то из ребят): Мы против быдла!

Быдла – где?

Да везде.

Стас: Мы сейчас представляем собой некую среднюю прослойку, людей которым много дал Запад и которые хотят, чтобы Россия развивалась в этом направлении. То есть, мы немного такие, «прозападники».

Александр: Мы никогда не забываем о своих корнях, и свою страну и свой город. Мы ощущаем себя москвичами в полной мере, мы абсолютно московская группа и ощущаем себя пропитанными этим духом. Мы здесь все выросли.

Стас: Только Костя у нас с Камчатки.

Александр: Поэтому в группе у него прозвище краб (смеются).

Стас: Не знаю, на что способна эта оппозиция, но вот лично я еще в свое время писал диплом «Продвижение лидера оппозиции в сознании россиян», поэтому давно выдвигаю идеи наперекор правящим партиям. То есть, если сейчас действующая оппозиция встанет у власти, я тоже буду выдвигать идеи противоположные правящей партии (улыбается).

The Jelow

 Эмм.. .Ну хорошо. Вот что хотела спросить. Я, когда слушала ваши песни, обратила внимание, что у вас очень качественные тексты, сложная английская лексика…

Стас: Хорошо, что вы до них добрались, все вопросы – к Александру.

Есть у вас в текстах какая-то основная идея?

Александр: Основной идеи нет, потому что, если мы опять коснемся идеи русского рока, где мы говорим, что мы против этого в музыкальном плане, то я против этого соотношения музыки и текста. В русском роке, как, наверное, большинство это делает, текст первичен, музыка вторична. В нашем случае это равноценно. Вы сами обратили внимание, что тексты серьезные и несут большую нагрузку, зачастую, может быть, завуалированную. Суть в том, что я всегда пишу текст на основе музыки. Я никогда не пишу текст, а мы подкладываем потом под нее музыку, так не происходит ни с одной из наших, скажем, 3-х десятков песен.

Стас: Хочу сказать, что здесь мы проявляем некую интеллигентную позицию, потому что – возможно, это наследие Советского союза – в России принято быть очень однозначным, а наши тексты всегда дают возможность людям подумать, посмотреть на вещи с разных сторон, где могут быть разные варианты.

Александр: Но в целом, общий концепт – о чем я пишу – выделить нельзя. Потому что сам процесс написания для меня заключается в том, что я беру те заготовки, которые мы с группой делаем на репетиции, и по много-много десятков раз слушаю их на репетиции, сидя с гитарой. И подыгрывая под эти заготовки, я просто пишу какие-то фразы, которые мне приходят в голову, и из этого уже настроенчески получаются какие-то тексты.

Стас: Эмоциональный характер всегда очень яркий.

Александр: Текст пляшет от той музыки, от тех эмоций, которые она у меня вызывает. И не было еще, слава богу, до сегодняшнего момента таких ситуаций, когда Даша – человек, который поет эти тексты – сказала бы мне: «Это текст противоречит музыке, я не понимаю этого соотношения, почему ты написал именно это под эту музыку», нет такого дисбаланса.

 Как интересно, получается, вы вдохновляетесь сами собой.

 Александр: По сути, да, мы вдохновляемся музыкой. Единственное, что можно сказать – тексты депрессивного толка мне писать легче, почему-то, чем позитивного (смеется). Не потому что я сам депрессивен, а просто потому что такие тексты являются моим выплеском внутренним, то что я не конца могу пережить в жизни, я вливаю в свои тексты, а дальше их очень хорошо пропевают и в состоянии прочувствовать.

Стас: Пропивают?… хм.. (все смеются).

А давно начали писать?…

Александр: Давно. Я не писал тексты до тех пор, пока в этом не появилась необходимость. Когда появилась идея создать еще первую группу – Los Templos – сразу были распределены, по сути, роли, может быть, не столь однозначно, как они разделены сейчас, потому что Стас помогал мне тогда писать тексты, то есть была такая общая идея, потом мы очень четко разделили, что Стас занимается музыкой – написанием основ песен, а я занимаюсь полностью написанием текстов. На репетиции я приношу куски текстов – на утверждение, или уже готовый текст, говорю: «Что не нравится – давайте поменяем», но в целом у нас с этим проблем нет. Я очень критично отношусь к собственным текстам. Если мне не нравится какая-то строчка, я сам ее никогда не пропущу.

Костя: У нас просто в группе – так получилось – два человека занимаются проблемой качества..

Александр: Да, я защищал диплом по управлению качествами (смеется).

Понятно, всегда писали на английском? А на русском?

Александр: Да, всегда на английском, но русского мы не отрицаем. Из других языков я могу еще писать на финском…

Даша: Пусть сам и поет! (смеются)

Стас: В тот момент, когда мы подойдем к тому, чтобы написать красивый текст на русском языке, мы всем его покажем.

Стас: Это должно быть точно не в стиле русского рока.

Олег: Я не против французского, кстати. Я тут заслушался французским языком, и мне показалось, это самый сексуальный язык.

Можете сочетать.

Олег: Мы идем к этому – к сочетаниям.

Стремитесь вообще к популярности? Или такая “камерность” вас вполне устраивает?

Даша: Плох тот коллектив, который не стремится к популярности.

Стас: Я бы сказал так: мы стремимся к развитию. И это первостепенно, а популярность – вещь вторичная относительно развития.

Александр: Это следствие.

Стас: Но мы не суемся к каким-то там богатым дядям, которые хотят все сломать и сделать при помощи нас кучу бабла.

Александр: И рассказать нам, как надо играть.

Даша: Мы просто стараемся делать хорошо то, что мы делаем, естественно, какой-то отдачи хочется.

Стас: Как музыкантам, нам это приносит удовольствие.

Недавно была на Первом канале программа «Красная звезда», там подводились музыкальные итоги 2011 года, и говорили о том, какими были успехи года, какими – провалы года.

(кто-то из ребят): Там сплошные провалы.

 И мне обидно, что такие интересные молодые группы, как вы, самобытные, со стремлениями, с талантами, остаются где-то за бортом.

 Олег: Мы просто не формат на Первом канале.

К сожалению. Потому что над вашей музыкой надо думать, честно говоря. У вас очень интеллектуальная музыка, и это приятно.

 Александр: Значит, мы попали туда, куда мы хотели попасть – вы понимаете то, о чем мы хотим сказать.

 Олег: Я не понимаю, что хочет сказать Стас Михайлов (все смеются).

А гастроли у вас есть?

(хором): Да, конечно, мы много где были.

Олег: На море были. Вот так выходишь на сцену – а перед тобой море.

Стас: Было много народу, у бара все танцевали. Мы были в Краснодаре, Череповце, Петербурге – с двумя концертами, в Тулу ездили, Тверь, Тюмень.. Пару лет назад были в Белгороде, Харькове.

А где лучше всего принимают?

Стас: В Москве. Аудитория больше.

Александр: Но с другой стороны, согласись, на море тоже хорошо принимали. В Туле очень хорошо. Да и вообще на юге люди лучше относятся. В Белгороде был очень хороший концерт.

Олег: Лучше Москвы нет ничего.

Александр: Мы хорошо сказали – мы московская группа, у нас здесь есть своя сложившаяся публика, мы здесь достаточно много выступали, поэтому так и получается.

А в интернете вас часто находят?

Стас: Да, да, часто.. Нас знали сначала с той тусовки, в которой мы росли, c Los Templos, собственно, сейчас мы идем в другую музыку, мы рады этому.

Олег: Уже лет 7-8 нужно сказать спасибо интернету, он помогает. Помимо того, что умерла индустрия продажи дисков.

(все по очереди): С первого тиража альбома Los Templos сразу же ушло 180 дисков. Цена всегда была минимальная, мы никогда не пытались на этом заработать. Люди покупали в разных городах после концертов просто на память.

 Давайте закругляться, последний вопрос: что-нибудь читателям портала Музкуб на новый год пожелайте!

Стас: Свободы и независимости!

Даша: Думать своей головой!

Костя: Личностного роста.

Олег: Хорошего вкуса!

Александр: А я хочу пожелать просто хорошей музыки в 2012 году, каким бы он ни был.

Спасибо ребятам за большое веселое интервью, задорное настроение и отличный концерт с плясками и смехом, который ждал нас после беседы.

Интервью подготовила Кристина Игнатова, специально для MUSECUBE

 

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.