iWHdt1xjTY8Минувшие выходные в нашем городе ознаменовались по-настоящему масштабным и народным культурным событием: 3 сентября Петербург отмечал 75-летие со дня рождения Сергея Довлатова. Весь комплекс праздничных мероприятий объединился в проект «День Д», включивший в себя экскурсии, квесты, фотовыставки, кинопоказы, спектакли, литературные чтения и многое другое. Одним из самых значимых событий в этом списке стал круглый стол, посвященный творчеству Сергея Донатовича. Субботнее мероприятие собрало большое количество посетителей: в здание новой сцены Александринского театра пришли поклонники творчества писателя, друзья и соратники Довлатова по литературному цеху; своим присутствием его также почтили вдова и дочь юбиляра.

Несмотря на то, что событие было обозначено как «круглый стол», в нем не было сходства, допустим, со строгой академической конференцией. Получился, скорее, вечер теплых воспоминаний о писателе и друге, с комментариями, ремарками и репликами. Андрей Арьев начал свое выступление с рассуждения о том, что Довлатов — писатель особенный и даже по-своему уникальный. Его книги представляют собой незримый диалог автор и читателя, со страниц довлатовских книг доносится, как назвал это явление Арьев, «ветерок свободы и безумия». Валерий Попов в своей речи о Сергее Донатовиче отметил следующее: «Он добывал сюжеты из всего, что было вокруг, превращая правду жизни в литературу». Каждая встреча с Довлатовым запоминалась чем-то ярким и красочным, порой забавным, порой невеселым, но это неизменно оставалась в памяти. Анатолий Найман подчеркнул, что, помимо поклонников, писатель всегда был окружен недоброжелателями и завистниками. Но уникальность Довлатова, по его мнению, неоспорима.

Также зрители познакомились с любопытными фактами из биографии Сергея Донатовича. К примеру, у всех присутствующих появилась возможность узнать тему его вступительного сочинения. И что-то есть в этом по-своему судьбоносное: абитуриент Довлатов, готовясь стать студентом филфака, представил работу под названием «Образ лишнего человека в русской литературе». Кажется, вполне типичная и даже банальная тема, но не об этом ли он писал затем всю свою жизнь?

Тепло отозвалась в своем выступлении о Сергее Довлатове Татьяна Толстая. Она отметила, что к нему как нельзя лучше подходит слово «любимый». В самом деле, есть писатели великие, значимые, определяющие эпоху, культовые. А Довлатов — именно любимый, что в каком-то смысле главнее и выше всех прочих эпитетов. Не дождавшись, к огромному сожалению, прижизненного уважения и признания, он прочно и абсолютно заслуженно занял свое место в литературной нише. Далее Татьяна Никитична принялась рассуждать о том, что же, собственно, такое «хороший» и «плохой» текст. По ее словам, хороший текст синонимичен слову «живой» и наоборот. И произведения Довлатова, безусловно, живые. А вот как он этого добивался — великая загадка.

Яков Гордин высказал собственное мнение о том, что можно выделить две категории поклонников довлатовского творчества. Кого-то его произведения искренне веселят и забавляют, но кто-то видит в них боль и отчаяние. Для самого же Гордина Довлатов — очень грустный писатель, а все его творчество можно условно определить как «ироническую трагедию». А в жизни это был удивительно чувствительный и ранимый человек «с чрезвычайно тонкой кожей».

К творчеству Сергея Довлатова, безусловно, можно относиться по-разному. Его до сих пор часто ругают, критикуют, но, тем не менее, для определенного круга людей он настоящий литературный кумир, разобранный на цитаты. Книги Довлатова подарили нам особый мир, в котором каждый находит что-то свое. И причину этой притягательности невозможно понять, проанализировать, объяснить. Можно лишь бесконечно перечитывать любимые довлатовские строки и благодарить автора за все.

Марина Константинова, специально для MUSECUBE
В репортаже использованы фотографии Екатерины Исаевой (Дом Лурье)

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.