импровизаторы

 

ММКФ. ИМПРОВИЗАТОРЫ. Сабу, 2019

 

Фильм, который представил на Московском кинофестивале режиссер Сабу, длится два часа. Потерянные два часа фестиваля. 

 

[осторожно, спойлеры!]

 

Три истории, три японских парня, Такэру, Хироши и Тэцуо пересекаются, мучаются, дерутся, поют и получают согласно своей карме.

 

Водитель Такэру – творит добрые дела по обету. Его девушка случайно пострадала при задержании бандитов. Теперь юноша каждый день ездит по городу и помогает, кому может и чем может.

 

Хироши – автор-исполнитель, которого берет в заложники фанатка. Линия своеобразная, так как Хироши – любимец аджум, то есть бабушек-интеллигенток, что ходят на концерты и создают в Японии целый класс.

 

Тэцуо только выходит из тюрьмы и устраивает вендетту, почему-то таская с собой свою бабушку, прикованную к креслу.

 

Все три героя, как три жанра, смешанных в фильме, постоянно пересекаются. И если линия Хироши – комедия, линия Такэру – мистическая мелодрама, то линия Тэцуо – боевик с элементами самурайской романтики, но без меча, благородства и романтики.

 

Весь фильм – клубок и одновременно лабиринт сознания, который очень тяжело смотреть, невозможно принять, а понимать там нечего.

 

Певец-жертва, водитель-святой и мясник-уголовник между собой связаны только волей режиссера. И хотя по действию они постоянно рядом, но все логические вопросы отпадают, как только понимаешь их мотивы. Все это мы уже видели в европейском и русском кино, в азиатском анимэ. Комиксовость вдруг сталкивается с супергеройской неуязвимостью, романтика дохнет от поцелуя аджумы, от которого безуспешно пытается оттереть губы Хироши-певун. Молоток в руках убийцы-уголовника не похож на орудие мести, да и беспредельная жестокость, не оправданная ничем – вызывает отвращение. И только Такэру с его обетом добрых дел – вызывает сочувствие, но им как раз судьба играет на полную катушку. Два последних дела, которые он должен сделать для спасения своей девушки – подвезти бандитов до концерта Хироши и понять, что они и стреляли тогда в его любимую.

 

Все – клубком. Как лапша. Где концы, где ритм действия, где хотя бы музыка, которая то похожа на саундтрек, то на компьютерную игру, где ты рубишь монстров?

 

И самый главный вопрос – зачем? Зачем надо было брать три линии, каждая из которых вполне способна стать отдельным сюжетом и замешивать этот “джем”?
Где вся японская живопись, культура, музыкальность языка и красота незнакомого мира? Словно это какое-то карикатурно-блогерское восприятие вырвалось на большой экран и даже попало в конкурс фестиваля.

 

Режиссер ненавидит японских женщин. Даже такое интересное явление, как аджумы, интеллигентные женщины за 40, основные посетители концертов, выставок, особый класс, сложившийся в Японии, предстает дикими кликушами и некрасивыми существами.

 

Режиссер наштамповал своих героев, не одарив ни мотивами, ни мыслями, ни движением души. Актеры – стараются, а что еще можно про них написать? Работа – есть работа.

 

Фильм можно спасти. Перемонтировать. Убрать затянутые погони, драки, проезды-наезды, сшитые по американским лекалам. Акцентировать именно Японию, ее особую красоту лабиринтов и лиц, характеров и поведения – именно то, чего ждет зритель от японской кинокартины.

 

Каждый в отдельности герой фильма Сабу должен жить. Но вот сделает ли что-нибудь режиссер для их спасения из той лапши, что называется “Импровизаторы” – никто не знает.

 

Диана Галли специально для Musecube
Кадр из фильма предоставлен пресс-службой ММКФ

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.