17 сентября в Светлановском зале Московского международного дома музыки ждали иностранных гостей. Сенегальский музыкант Шейх Ло (Cheikh Lô) и испанка Конча Буйка (Concha Buika) выступили на одном концерте, организованном фондом “Музыкальный Олимп”, превратив на один день зал Дома Музыки в африканское царство страстей и ярких эмоций.

Шейх Ло

Шейха Ло называют преемником Боба Марли. Хотя на первый взгляд между ними нет ничего общего, кроме цвета кожи, та радость и свет, которую дарил Марли людям, видимо, действительно, воплотилась в Ло. На сцену он вышел в сопровождении своей группы, которая состояла из классической ритм-секции, соло-гитары, саксофона и двух музыкантов, в чьем распоряжении были национальные барабаны. Сам Ло, кстати, славится тем, что кроме вокальных данных обладает талантом мультиинструменталиста: он успел посидеть и за барабанами, и побаловаться перкуссией, и сыграть на гитаре.

Темной расе не откажешь в чувстве ритма: блестящие ударные импровизации всех мыслимых и немыслимых вариантов сопровождали концертный сет. Яркие одежды музыкантов резко выделялись на фоне органа и всей обстановки этого строгого зала, однако, выглядело это скорее как согласие между двумя мирами – африканским и европейским – благодаря волшебной силе музыки.

Все хорошо, одно плохо – мало… После перерыва на сцене появился рояль и три музыканта из группы Конча Буйки.

Испанская певица африканского происхождения Конча Буйка, к слову сказать, муза испанского режиссера Педро Альмодовара, и именно она исполняла песни из саундтрека к его последнему фильму “Кожа, в которой я живу”. Ее музыка совмещает в себе джаз, соул, фламенко и румбу, а те эмоции, которыми живет на сцене певица, по силе воздействия переплюнет любое грандиозное шоу американских поп-звезд.

Конча Буйка

Буйка вышла на сцену в сверкающем открытом вечернем платье, великолепно сидящем на ее стройных бедрах. “Королева фламенко”, как окрестили Буйку зарубежные журналисты, выступает босиком, поэтому специально для нее в антракте на пол постелили коврик, а мониторы расположили полукругом около микрофонной стойки. Широко улыбаясь зрителям, она поставила на табурет около рояля прозрачный стакан с чем-то горячительным и фотоаппарат. Поприветствовала зал, дала знак музыкантам и начала петь первую композицию.

Потрясающее сочетание ее яркой внешности и хриплого голоса дополнил язык, на котором исполнялись песни – испанский, ведь Буйка родила на Майорке. Ее песни – диалоги с тем, кого она любит, ненавидит, кого зовет к себе или отталкивает. У нее удивительный дар общения с публикой, как-то по-своему завораживает эта потрясающе уверенная в себе женщина. То срываясь на дикий крик, то вполголоса что-то мурлыкая, Буйка режиссировала выступление, постепенно доводя его до кульминации, а затем снова на спад. Она била себя в грудь, показывая то место, где находится сердце, ругалась с кем-то невидимым, потом жалела его, потом себя, потом снова ругалась, смеялась, плакала.. В какой-то момент, заведя сама себя, она начала танцевать, или, точнее, выполнять элементы фламенко и африканских танцев, смешав их в один. И вроде бы ее вечернее “чешуйчатое” платье меньше всего подходило под выполнение такого рода физических упражнений, но как же гармонична и прекрасна была она в этом вихре страстей, которые сама закрутила на сцене.

Конча Буйка

Буйка иногда общалась с публикой на английском. Один раз она сказала примерно вот это: “Любовь – она как алкогольный напиток. Не бывает “последней любви”, как не бывает “последнего стакана”. В этом они особенно похожи: если у тебя закончилось пойло, ты идешь и берешь новое, если прошла любовь – ты какое-то время переживаешь и льешь слезы, но все равно почти тут же ищешь новую. Невозможно остановиться. Любовь не одна на всю жизнь, вранье все это”. В какой-то момент она обернулась, и, увидев позади себя орган Светлановского зала ММДМ, тихо присвистнула и обратилась к импровизирующему пианисту: “Ты это видел? Потрясающая штука!”, а потом сфотографировала его. Ее детская непосредственность, открытость, искренность заставляли не только верить тому, что она поет (даже без знания испанского языка все было понятно), но и поддаться этому чувству, как будто не великая актриса со сцены изображала гнев, радость, раскаяние, нежность, а ты сам чувствовал это внутри себя. И в этом маленьком, от силы часовом, выступлении Буйко удалось отразить всю великую силу искусства.

Игнатова Кристина, специально для MUSECUBE.

Полный фотоотчет Евгении Пеньковой смотрите здесь

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.