Okb38ZRkH9cОчередь в ДК Ленсовета вечером 23 декабря тянулась аж от подземного перехода. Пробегающие по Каменноостровскому проспекту прохожие то и дело интересовались, куда и зачем все стоят. «Давали» в Ленсовета не модный мюзикл и не концерт заезжей поп-звезды: на встречу со своими петербургскими почитателями приехал российский журналист и публицист, человек неординарных взглядов, Александр Глебович Невзоров.

Свой творческий вечер Невзоров начал резко, без особых предисловий и лирики, удивившись, что пришел полный зал: по его мнению, в сегодняшней картине мира уже нет той интриги, которая заставляли бы обращаться за ответами к известным публицистам: всем и так уже должно быть ясно, в какой страшной ситуации все мы оказались. «Все глобальные неприятности начинаются с пустяков, а у нас уже давно не пустяки», говорит публицист. Путин, по мнению Невзорова, тяжело болен имперством, а это обычно заканчивается плохо.

От себя Александр Глебович говорил не слишком много, почти сразу приступив к ответам на записки из зала, коих набралось немало. В самом начале встречи разыгралась анекдотическая сцена: Невзорову не понравилось кресло, которое поставили для него сотрудники ДК, он не захотел сидеть перед зрителями «развалившись». Попросил у организаторов обычный стул, однако оперативно на просьбу не отреагировали. Тогда Невзоров выменял себе стул у присутствующего на мероприятии и сидящего за кулисами режиссера Александра Сокурова, отдав ему своё кресло.

Говорили не только о серьёзном – были и довольно забавные вопросы. «Как вы боретесь с борьбой с курением?», поинтересовался кто-то. Невзоров, заядлый курильщик, рассказал, как на официозных мероприятиях, где курение строго-настрого запрещено, самостоятельно распечатывал объявление вроде «Место для курения. Ответственный за противопожарную безопасность – полковник Изумрудно-Гноев». И вешал в понравившемся месте, где через некоторое время спокойно курил. Пока организаторы выясняли, кто разрешил да кто такой Изумрудно-Гноев, проходил не один час.

Невзоров известен своим критическим отношением к религии и к православной церкви, в частности. Священников РПЦ он называет не иначе, как «попы», и этой теме тоже посвятил немало времени. Хотя досталось и западникам, а именно матери Терезе, которую католики собираются возвести в святые. Александр Глебович назвал миф об этой женщине «очередным враньём», рассказав, как в её приютах больные находились в чудовищных условиях, не получали обезболивания: Тереза находила в муках от боли некое благо, считая, что лучший подарок, который может сделать богу человек, это испытать те же страдания, которые испытал бог. Однако сама всегда лечилась в лучших клиниках мира. Таким образом создаётся ложь, которая нам подаётся как история.

Политика и религия, наука и литература – на всё у Невзорова своё, зачастую далёкое от общепринятого, мнение. В течение жизни его взгляды на многие вещи менялись: в частности, когда-то он был верующим и не чурался русского национализма. Недолюбливал либералов, с которыми сейчас оказался, в сущности, по одну сторону баррикады. «Не предадите ли вы либералов?», — поинтересовался кто-то в зале. «Я никогда никого не предавал, потому что я никому не присягал», — ответил Невзоров.

Резкие суждения публициста пришлись по нраву не всем: среди зрителей были и такие, кто вышел из зала посреди мероприятия с весьма возмущенным видом. Однако большинство было весьма заинтересовано. О своей востребованности у публики Александр Глебович сказал так: «Оказываясь в окружении сегодняшнего социума, оказываясь погруженными в этот маразм, который является законом сегодняшней политической и общественной жизни в России, человек начинает себя ощущать отщепенцем. Кем-то очень одиноким, не похожим на других. И тут ему протягивается рука. Не лучшая рука, и не лучшего человека – но на необитаемом острове любая рука стоит дорого».

Александра Смирнова, специально для MuseCube

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.