Как и сказали Катя и Саша – группа «Вельвет» – их стало меньше в телеке и на радио, поэтому есть некоторое ощущение, что ребята «пропали с радаров». Однако группа существует, действует, выпускает новые песни, с успехом даёт концерты и вполне оптимистично настроена! Для коллектива, отметившего 15-летие, всё идёт отлично и без хайопвых историй или сомнительного PR. «Вельвет» – они про музыку.

Особая благодарность RYABOV COFFEE за предоставленную возможность проведения интервью и фотосъёмки.

вельвет

– Главная новость – выход EP «Обратный отсчёт».

Катя Белоконь: – Перед встречей мы видели твое интервью с Анной Плетнёвой, у которой тоже вышел EP, и согласны с её формулировкой: хорошо, но мало! Но данный формат удобен тем, что не перенапрягаешься во время создания. 4 песни – не то же самое, что 10-12, это проще. В 2019 году мы выпускали LP «Тонкая красная линия», я после этого ещё пару месяцев приходила в себя.

– Зато альбом какой крутой был!

КБ – Спасибо! Нам тоже нравится. 4 песни, конечно, не полноценный альбом. Но, наверно, лучше почаще радовать новинками наших слушателей, чем они бы ждали ещё полгода или больше. Ну и типа «сейчас так не делают», «это не модно»…

– Считается, что сейчас «эпоха синглов».

КБ – Сейчас эпоха вообще не пойми чего. Просто такое количество песен сложилось в одну концепцию. Сложилось бы больше, их было бы 5 или 6. Никаких ограничений для меня не стояло. Без цифр, просто решили сделать 2 EP. 2 тематических альбома, каждый со своей концепцией. Но, опять же, если бы песен написалось бы сразу очень много, то группа сказала бы: «Давай, Катя, конечно, не вопрос!».

Александр Лифшиц: – На мой взгляд, EP получился очень цельным. У меня ощущение, что его хочется слушать ещё и ещё. Мы раньше такой формат не выпускали и в этом есть своя магия. «Как, и всё?!» – и слушаешь снова. В пластинке нет проходных песен-«заполнителей». Так не бывает, чтобы в LP все песни были убойные, всегда найдутся послабее.

КБ – Похуже, называй вещи своими именами.

АЛ – Хорошо, похуже. А в данном случае формат этого не позволяет. Нет песни, о которой можно было бы сказать «Это так себе». Все 4 песни продуманы.

КБ – Это для них, для музыкантов. У меня, как у автора, есть своё мнение.

– Как вы договариваетесь между собой?

АЛ – Как Катя скажет, так мы и делаем! Всё очень просто! Об альбоме: 2020-ый год вычеркнулся из за пандемии, надо было что-то выпускать и мы придумали 2 EP. Мы даже даты назначали. Почти уложились, сначала обещали первую пластинку в феврале.

– Мне кажется, что в обещанные даты редко кто укладывается.

АЛ – Обычно, получалось. 13, 19 года. Для Кати дедлайн играет мотивационную роль. Она может откладывать всё до последнего, а потом сесть и сделать.

– Прокрастинация – наше всё!

КБ – В данном случае это не работало. Просто последствия коронавируса проходили тяжело, никак не могли собраться и начать работать. И продолжается: уже неделю как вышла пластинка, а я никак не могу сделать пост у себя в инстаграм! Нужно же поблагодарить всю команду, людей, принимавших участие в создании нашего мини-альбома. Я свой аккаунт веду сама, за меня никто этого не сделает. Туда я никого не пускаю, должно быть что-то своё.

АЛ – Инстаграм группы веду я и есть ещё один «специально обученный» человек, который за всё отвечает. В том числе, за дизайн обложек, за концепцию.

КБ – Этот человек с нами больше 10 лет, «вырос на наших песнях». Ему сейчас 25, он из тех, у кого в 12 мозги сорокалетних. Очень умный, начитанный, по образованию архитектор. Наше сокровище!

– То есть, если люди пишут комментарии, они могут быть уверены, что отвечаете вы, а не PR-агент?

АЛ – Конечно, мы сами отвечаем. Я читаю всю личку в инсте и в ВК, за всем слежу.

– Я смотрел ваши соцсети и не заметил никаких хейтеров. Вы их удаляете?

АЛ – Их вообще нет. Это какие-то единичные случаи. Могу удалить, если мат, но и это бывает крайне редко. Это чаще бывает на YouTube, там у людей другой уровень культурного кода и они позволяют себе много чего. Но и это редкость.

КБ – Я ничего никогда не удаляю. У нас подписчиков не так много, чтобы процентно было много жёстких хейтеров.

АЛ – Этого было больше в 2011-13 годах, когда нас много было на телеке. Думаю, люди массово набегают хейтить тогда, когда массово видят тебя в эфире и ты их начинаешь этим

бесить. Успех не прощают. А сейчас с нами те, кто любит наше творчество. Бывает, залетают по рекламе, типа «почему я вижу это у себя в ленте» или «ой, а вы ещё живы». Мне очень понравился коммент в ВК на выход EP: «Это обратный отсчёт до распада группы?». Бывают остроумные люди.

– Каждый из вас может парой фраз определить концепт пластинки?

КБ – «Полетели вместе на небо».

АЛ – Соглашусь.

КБ – Есть сюжетность в порядке песен. «Полетели» я писала специально под тематику остальных песен. Нужно было перекинуть мостик от «Обратного отсчёта» к «Высоко».

– В группе главная Катя?

КБ – Конечно!

– Смотрю, муж-музыкант сразу соглашается!

АЛ – А как же. Я выполняю ещё и директорские функции. То, что Катя главная, не вызывает ни у кого вопросов.

– Кать, хорошо работать среди парней? Как начальник ты добрая или суровая?

КБ – Очень комфортно! Начальник я лояльный и всепрощающий. В принципе, я могу психануть на репетиции, но это редко бывает. Это когда мы активно репетируем перед концертом.

АЛ – У нас в группе дружеские взаимоотношения, очень близкие. Конечно, начинаются какие-то шутки в процессе воспроизведения песни. Они могут начать играть что-то другое, что Катю жутко бесит.

КБ – Начинается переделывание текстов песен, что я очень люблю и приветствую. Но сейчас репетировали новый материал, который я сама ещё толком не выучила и не впела. Когда ты 500 раз спела песню «Стой» и они переделывают текст, это смешно и нормально проходит. А вот когда начинают развлекаться на сыром материале, я начинаю напрягаться. Это ж может записаться на подкорке, а я потом на концерте затуплю и ляпну то же самое! Так было с «Тонкой красной линией», я всё время забывала начало. Они добавили слово, песня серьёзная, а я чуть не выдала это на концерте. Вообще, это даёт своеобразную атмосферу, которая сближает. Но могу и начать ругаться.

– Я так понимаю, что у вас не меняется состав, он стабилен много лет.

КБ – Басист с нами с 2007 года, клавишник пришёл в 2011, барабанщик с нами с 2013, с гитаристами познакомились тоже давно, в 2012. Бывают замены барабанщика или гитар, но опять-таки, все люди быстро становятся «нашими», родными. Да и тесен он, наш музыкальный мир.

АЛ – За определённое количество лет мы обросли «своими» людьми и музыкантами, с которыми мы дружим. Бывает, что по 3 гитариста с нами выступает.

– Я так понял, что вы до сих пор не можете окончательно определиться жанром. В Википедии о вас есть тёплое, но подзабытое определение «софт-рок».

АЛ – Там ещё написано « с элементами арт-рока». Мы даже не знаем, кто это писал.

– То есть, вы не из тех артистов, кто сами пишут статьи о себе?

АЛ – Нет, конечно. Наверно, следовало бы туда что-то вписать. Но, на удивление, есть кто-то, кто это делает за нас. Это точно не наш Ваня и не я. Там появляются актуальные новости.

КБ – О стиле. Мне кажется, зачем давать определения? Музыка есть хорошая и не очень, цепляет – не цепляет. По душе или нет. В музыке сейчас настолько всё перемешано! На альбоме мы звучим более легко.

АЛ – Видимо, в этом есть какой-то идеологический подтекст. Поп-музыка – одна полочка, рок – другая.

КБ – Полочка в магазине с дисками? Так дисков то уже нет! Ели говорить про радио, то нас туда не берут.

АЛ – Так получилось, что самые известные наши песни, они более в поп-звучании. Например, «Прости», которая была для нас прорывом, поп-баллада. Пожалуй, мы – барды. Бард-рок!

– Тут прочитал мнение, что рок-музыканты умышленно делают звучание проще и легче на записи, чем на концерте.

КБ – У нас не так!

АЛ – Тут, наверно, речь идёт о влияние программных директоров радиостанций на артистов в те годы, когда у нас были основные хиты. Нужно было подстраиваться под формат звучания условного «Русского радио». Соответственно, они и в iTunes попали в таком звучание. Это было в прошлые года. Думаю, так было у многих.

– У вас со временем на концертах меняется привычное звучание известных песен?

КБ – Конечно, меняется. Особенно песни 2008-10 годов, они звучат совершенно не так, как в альбоме. У нас есть идеи сделать ремейки своих песен с точки зрения сегодняшнего дня. Эти песни сейчас живут совсем по-другому. Тогда мы работали с нанятыми аранжировщиками, другим продюсером и наше звучание было скорее их решением, чем нашим. Теперь мы всё делаем сами. А на радио нас всё равно не берут – не на «Наше», не на «Русское», не на «Новое».

АЛ – Думаю, можно подобрать любые прилагательные, чтобы отказать. Особенно, если это неизмеримо. Мы любим приходить на те радиошоу, где можно сыграть и спеть живьём. Сейчас таких стало в разы меньше. Сейчас модно другое.

КБ – Ничего, мы подождём. Мода и музыка цикличны.

АЛ – Вполне возможно, что скоро начнут появляться продюсерские проекты, производящие мелодический рок. И выяснится, что то, что мы делаем последние 15 лет, очень модно!

– Мне кажется, вы не очень-то смотрите на тренды, идёте своим путём. Мелодичные песни, хорошие гитары и тд. Вам неинтересно ориентироваться на моду?

КБ – Мне неинтересно. Я не слушаю радио, телевизор не смотрю. Что-то новое мне могут прислать друзья, я послушаю. Но я очень отдалённо представляю, что происходит на рынке. Я знаю в лицо Моргенштерна по шоу «ЧБД», но ни одного его трека не слышала.

АЛ – Касаемо гитар, ими занимается Макс Зорин. Он делает большой вклад в то, как звучит группа «Вельвет». У Макса любимая группа Queen. На EP есть песня, где он играет соло – посвящение Брайану Мэю. Так что говорить, что мы будем пытаться воспроизвести какой-то очень трендовый саунд, наверно, не стоит. Я вот люблю Coldplay. Они умеют адаптироваться и делать современно. Мне бы хотелось, чтобы мы постарались так же, что-то у них подглядеть. Но у нас вот так.

КБ – Либо мода органично существует с музыкой, либо не существует никак. Понятие «модность» сейчас очень размыто. Посмотри хотя бы на уличную моду – носят вообще всё. Стиль нельзя загнать в запреты.

АЛ – За все эти годы я понял, что для нас самое главное – чтобы это было органично для Кати! Если ей не в кайф, то ничего у нас не будет. Попытки её заставить ни к чему не приводят. У нас были стёбные истории, как продюсер пытался уговорить Катю написать танцевальную песню. Это было в 2012 году. Катя написала. Это был треш и бред, но продюсер принёс её на радио. На радио сказали, что группа «Вельвет» – это вообще другое! «Унесите и принесите нормальное». Потом мы переписали эту песню, она называется «Лучшая песня для радио». На концертах мы её играем панк-роком, полный разнос и треш. Поэтому Кате ничего навязывать нельзя, нужно, чтобы было по кайфу.

– Да и публично вы не стремитесь за трендами. В «ЧБД» я вас не видел.

КБ – Мы не настолько звёздны, чтобы на туда позвали.

– Ну или надо дружить с кем надо.

АЛ – Наверно. Иногда туда приходят люди, мы понятия не имеем, кто они. Но это ведь для нас «кто это?», а люди знают. Наверно.

КБ – Наверно, нам и не надо. Это со стороны весело смотреть. А там – кто его знает, как пойдёт. Будем сидеть и обтекать.

– Это странный для меня тренд. Полно шоу, где артистов откровенно выставляют болванами, а они всё равно туда рвутся.

КБ – Видимо, тут важно появление, а уж в каком виде – не важно. «Лишь бы правильно фамилию написали». «Вельвет», а не «Винтаж», как у нас это часто случалось (смеётся).

АЛ – Кстати, у нас были такие случаи, когда люди реально не понимали, что это «Вельвет», а не «Винтаж». Видимо потому, что много точек пересечений.

КБ – Из последнего смешного: новый звукоинженер сводил наш EP. Раньше мы были незнакомы. Всё делалось в спешке, не было времени подъехать и познакомиться лично. Общались в сети. Когда он прислал первую работу, пак назывался «Винтаж»!

АЛ – Ещё у него была реакция «Вы что-то так необычно звучите!». Он начал сводить микс, думая о группе «Винтаж».

КБ: – То, что он сделал сначала было довольно странно. А он ещё послушал предыдущий материал «Винтаж» и сам удивлялся, что они так резко переквалифицировались!

– Возвращаясь к публичным появлениям для PR. Подобные вещи помогают артистам продаже билетов, главному источнику существования?

АЛ – Сложный вопрос. Для того, чтобы продавать билеты, нужна лояльная аудитория, которая ценит саму персону или творчество. У нас есть аудитория, которая ценит и то, и другое. Катя нравится, песня нравятся. Если мы пойдём на подобное шоу, возможно, мы потеряем тех, кто считает нас серьёзными музыкантами, философами. Возможно, получим другую аудиторию, но не факт, что она с нами останется. У нас не особенно развлекательный контент. Так что – неоднозначно.

КБ – Подобные вещи дают какую-то цитируемость, просмотры. Но не даёт никакого представления о творчестве. Есть аудитория, который нужны только развлечения, не нужна сама музыка.

АЛ – Поэтому мы не можем бороться с Моргенштерном. Да нам и не надо. У нас может быть схожая аудитория с другими артистами, например, OXXXYMIRON. С ним у нас могло бы что-то получится, он интеллектуал со сложными текстами. Он поэт. Катя у нас тоже поэтесса. Или «поэтка», я не знаю, как сейчас правильно. У Кати можно взять текст песни и прочитать как стих, всё равно будет хорошо, даже без музыки. Я говорю не как муж, а как товарищ! (смеётся) Как ни странно, но если смотреть ВК или Spotify, то сейчас у нас боле всего пересечений с Микой Ньютон. Она сейчас не очень функционирует, но это первая параллель. Номер 2 – «Город 312». Оно и понятно, это женкий поп-рок, к нам очень близко. Ну и Сурганова и Арбенина.

КБ – А как же певица Максим?

АЛ – Есть, но не в первой десятке совпадений. В общем, не Моргенштерн точно.

– В TikTok вы есть?

АЛ – Там есть страница, мы зарегистрированы. 20 подписчиков или около того.

КБ – Мы слишком старые для этого.

АЛ – Не надо так говорить! Скоро в TikTok все будут «Старые», а «молодые» переметнуться куда-нибудь ещё. Просто мы не понимаем, что в нём делать. Какие-то смешные моменты на репетициях смешны нам, а не этой аудитории.

КБ – В общем, чисто для себя, поржать.

АЛ – Может, танец какой-то придумать? Например, под песню «Тонкая красная линия»!

– Касаемо аудитории: я так понял, что у вас она постоянная, несмотря на вынужденные простои? Два перерыва в 1,5 – 2 года, а они с вами.

КБ – Это так, но и новые подтягиваются. Есть прирост за счёт детей тех, кто когда-то танцевал под «Прости» на выпускных или под «Капитана Арктику» на свадьбах. Даже с детьми приходят на концерты.

АЛ – Есть новая аудитория, которую мы собрали за последние пару лет на рекламе. Например, нас вспоминают любители российской музыки под постами с песней «Прости». Радуются, что увидели это видео. У нас на этом рекламном ролике 2,5 миллиона просмотров и колоссальное количество позитивных комментариев. В те годы не было инсты, а потом нас стало меньше в телевизоре, нас потеряли. На YouTube алгоритмы людям подсказывают, приходят много людей.

– Когда вас стало меньше в телеке и на радио, вы почувствовали это на концертах по количеству аудитории?

АЛ – Скорее наоборот. Людей стало больше. У нас много аудитории с тех лет. Как мы выяснили, не от этого приходит публика. У нас были обширные рекламные кампании на радиостанциях. Но они не приносили ожидаемого эффекта. У нас более роковая аудитория, которая больше «музыку послушать». Те, кто любит ходить на живые концерты. Вот клуб «16 тонн» для нас как домашняя база, мы там играем по несколько раз в год. Люди приходят без телека и без радио.

– Конечно, какое интервью без главного вопроса: ваши творческие планы? Поддержка клипом пластинки?

КБ – На осень планируем новый EP. Сколько песен, пока не знаю. Может, меня сейчас прорвёт и будет лонг-плей. Это всегда процесс непредсказуемый. Клип – хотелось бы.

АЛ – У нас есть разный опыт по съёмкам видео. Есть клип, который был снят и смонтирован, но не вышел. Думаю, в истории такое редко у кого случалось. Высокобюджетный клип, но не срослось. Это было видео на «Птицы-канарейки».

– А я его очень ждал! При грустном настроении я сразу включаю эту песню в плеере.

КБ – А ты бы видел клип!

АЛ – Так получилось, что всё испортили. Не буду рассказывать подробности. Возможно, через много лет мы его покажем публике.

КБ – В качестве стёба на 1 апреля.

АЛ – Всем актёрам спасибо и всякое такое. Ребята, это не ваша вина! Получилось совсем не то, что хотелось. Это могло бы быть круто. Но не было. Поэтому, обжёгшись, мы не зарекаемся, что будет какой-то клип. Но мы хотим. Рассматриваем как раз песню «Полетели». Ещё планируем большой концерт в Москве. Хотели в прошлом году, но пандемия. Осенью или весной следующего года обязательно сделаем что-то большое.

КБ – 15 лет – серьёзная дата, её надо как-то обозначить обязательно. Не одно поколение уже выросло! (смеётся)

АЛ – Через год 16. Можно пиво или что там?

КБ – Ничего нельзя!

АЛ – И это прекрасно! Всё в рамках закона!

– У вас постоянные истории с кошками. Расскажите?

КБ – Хочется сказать людям: «Помогайте котикам!». Серьёзно.

АЛ – А можно опубликовать данные благотворительного фонда, который Катя поддерживает?

– Конечно, я только за!

КБ – Эта организация называется «Котики в беде». Их инстаграм https://www.instagram.com/kotikivbede/, фейсбук https://www.facebook.com/kotikivbede/

Я раньше часто помогала и котикам, и собачкам, но все это было стихийно, никогда дальше не следила за их судьбой, никогда не проверяла достоверность данных, просто посылала деньги и все. Когда умер наш кот, который прожил с нами почти 19 лет, я очень переживала и Саша предлагал мне создать свой приют для котов и направить свою любовь туда. Но я побоялась, что у меня не хватит моральных сил, я слишком переживаю за всех этих животных. И так получилось, что мне попалась реклама Котиков в беде на фейсбуке. Так я познакомились с девочками из фонда, стали общаться. И вот теперь с целенаправленно помогаю именно им. И наши поклонники теперь тоже! Я попросила, чтобы на концертах мне дарили не цветы, а чеки переводов в поддержку этого фонда. Также люди откликаются на мои сториз с котиками, которым нужна помощь. Это важно для меня. Я чувствую, что делаю что-то полезное. Да и вообще с нами сейчас живет кот, которого мы взяли на передержку, но кот решил остаться. Так что теперь мы еще и гордые владельцы большого рыжего мейн-куна.

АЛ – Думаю, закончить надо всё таки про музыку. Хочется, чтобы люди слушали музыку, ценили звук живых инструментов, пока он есть. Сейчас можно слепить, дропнуть трек на телефоне. Ценность этого труда, качества, профессионализма под вопросом.

КБ – Хотелось бы, чтобы люди ценили то, что мы действительно очень многое вкладываем в своё творчество. Силы, время, труд, сердце.

АЛ – Я вспомнил Burito. Есть проект на канале «Культура», куда приходят джазовые и современные артисты и показывают творчество друг друга. Вот Гарик показал себя как очень достойный и тщательный музыкант, который много вкладывает в свою работу. Хотелось бы, чтобы таких проектов было больше и люди это видели.

КБ – В общем, любовь, котики и хорошая музыка!

Александр Ковалев, специально Musecube

Фотограф – Марианна Астафурова

Ссылки:
http://velvetgroup.ru/

http://instagram.com/velvetgroup

http://facebook.com/velvetsound

http://youtube.com/velvetgroup

http://ok.ru/velvet

http://twitter.com/velvetsound

http://vk.com/velvetgroup

https://www.instagram.com/kotikivbede/

https://www.facebook.com/kotikivbede/

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.