Хорошо известный москвичам аргентинский вокалист и гитарист Omar Itcovici в сопровождении интернационального блюзового оркестра «королевского размера» aka The Kingsize промчался концертным туром по бескрайним российским просторам. Но самое главное другое: в туре группа сопровождала чикагскую блюзвумен Deitra Farr. Случилось редкое явление в Россию певицы, которая real blues woman, которая всем своим видом и поведением олицетворяет исполняемую музыку, которая обращается с материалом, со своим голосом, с аудиторией настолько виртуозно и непринужденно. Всё-таки неформальный титул «лучшей блюзовой вокалистки Чикаго» даётся не просто так!

Концерт 29 марта в московском Roadhouse Blues Club – лишь финальная точка тура, но какая!

Омар Итковичи с бэндом начали бодро и уверенно. Омар сделал почти невозможное: в российском туре его и Дейтру сопровождают исключительно «фирменные» музыканты. В отличие от предыдущих выступлений Итковичи в России в команде не задействован ни один местный гладиатор.

В составе бэнда клавишник Machi Romanelli, барабанщик Homero Tolosa, бас-гитарист Mauro Bonamico, наконец, «младший брат» Омара Итковичи второй соло-гитарист Jose Luis Pardo.

Дейтра сидит в зале за первым столиком как будто слегка напряженно. Почему так? Ведь у неё гигантский опыт. Вероятно, напряженность как раз следствие этого самого опыта – (вспомним старину Сократа: Чем больше я узнаю, тем больше понимаю, что ничего не знаю) всё ж таки новая площадка! Покорится ли она?

«А теперь гостья из Чикаго!» — объявляет Омар. И вот уже поют две гитары, качает ритм-секция, вибрирует настоящий хаммонд-орган, протяжный, булькающий, и поёт она.

Пытаюсь не только впитывать кожей, воспринимать душой, но и понять, отчего же так? Что Дейтра Фарр делает такого, чего не делают другие? Ведь в Москве бывали заметные блюзвумен, но ни одна из них не спела так, как поёт Дейтра. Хочется сказать: вот, дескать, какая корневая, прошедшая от и до весь путь блюзового музыканта, пришла из самогО Чикаго, который пропитан блюзом, который и есть блюз. Но не совсем так: её вокальные модуляции и приёмы, её манеры отнюдь не уличные: идущее от земли переплетается с модными, но красивыми и уместными фишками. Плюс очевидна мощная подпитка тех гигантов жанра, с которыми Дейтре Фарр доводилось выступать на одной сцене, их даже перечислять замучаешься: Magic Slim, Otis Grand, Willie Kent, Chicago Beau и многие другие. Именно у них Дейтра явно училась, и продолжает учиться. И это не обязательно школа как школа. Школа жизни, сценическая школа и гигантская практика. При этом Фарр не считает, что пик карьеры уже пройден, а напротив жизнерадостно полагает, что, как поётся в известной песенке «лучшее, конечно, впереди».

Иногда она произносит слова почти шёпотом, но звук идёт откуда-то из глубины сердца, их лёгких, вынося на волю душу, которая поёт, которую не остановить, которая заставляет замереть от восторга.

И вдруг Дейтра перестаёт петь, отвлекаясь на что-либо совсем постороннее, например, на проходящего мимо сцены высокого мужчину, непосредственной репликой: «Вау, какой высокий!», что звучит совсем не обидно и ни в коей мере не фамильярно. Понятно, что отчасти это игра, но она натуральна.

Пока суть да дело, композиция завершается, следует неожиданный, совсем не блюзовый финал барабанов – прямая агрессивная серия с абсолютно «стадионным» звуком, заставившая слушателей от неожиданности вздрогнуть и повести бровями. Очень просто, не кошерно, но на удивление к месту. Да, наши так отчего-то не играют. А почему? Просто педантично следуют канонам? Или просто лень? Ведь за «выходкой» драммера вынужденно тянутся и остальные музыканты, им приходится подстраиваться и уже не спрячешься за ровное постукивание и подзвякивание…

«Спасибо!» по-русски – слова Омара.

И вот уже два соло-гитариста – сам Омар и Хосе будто переругиваются, но нет, так скучно: «настоящих буйных мало, вот и нету вожаков». Вожак, он же рефери есть – Дейтра Фарр, которая, поворачиваясь то к одному, то к другому, то дирижирует действиями гитаристов, то будто разнимает повздоривших мальчуганов: «Давай ты. Нет, давай ты. А теперь он! Что ты, дай же ему сыграть!»

Сбивки драммера продолжаются, и это воистину смерть басиста. Однако, Мауро привычно, даже с удовольствием подстраивается, подыгрывает. Наверняка не обошлось без домашних заготовок! И все эти фишки и фишечки звучат совсем не по-нашенски.

В завершении одной из композиций Дейтра задумчиво и горделиво повторяет эгоцентричное «Yes, i am», и отчего-то вспоминается Гарик Сукачёв, устало допевающий плясовую «Полюби меня».

Бэк-вокала нет, но вдруг бэки и репиты концов фраз начинают звучать из зала: подпевает кто-то из зрителей, создавая вкуснейший стерео-эффект. Думаю, не многие это слышали, а жаль.

Глубокий, но совсем не трубный голос и стилистически правильная артикуляция хоть в чикагском блюзе, хоть в соул-блюзе, хоть в поп-соуле, хоть в госпеле – это про неё, про Фарр. И вот ведь что занятно: многие блюзмены, джазовики, да и вообще «афро-американцы» традиционно считают, что без свинга никуда: оттяжки, недосинкопы, управляемое блуждание по ритму – как без них (понятное дело, в большей или в меньшей степени). Не будет свинга, не будет и того самого пресловутого «драйва» по-ихнему или «пёра» по-нашему. Ан нет: Дейтра Фарр и Кингсайз своим концертом доказали обратное: оказывается и при ровном ритме может быть смачно и вкусно.

Жаль, что тур закончился, и Дейтра Фарр покинула Россию. Жаль, что мне довелось сходить лишь на единственный концерт. Её выступления из тех, что делают ушам однозначно приятно. Но, как говорится, был бы прикуп…

Однако, кажется, ей понравилось: публика, атмосфера, аплодисменты. И, кто знает, может она ещё когда-нибудь приедет в Москву, и вот тогда уж никак нельзя будет упустить возможность услышать real blues woman по имени Deitra Farr вновь.

Андрей Ордальонов, специально для MUSECUBE
Полный фотоотчёт Елены Белкиной здесь

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.