Врунгель - афиша

Неутомимый капитан, основатель и главный штурман российского клубного движения, резидент легендарных клубов «Просвет» и «Пещера», а так же автор культовых радиопередач «Колбасный Цех», «Ping-Pong» и «Субботний Бриз» Игорь Неволин – он же DJ Врунгель в гостях у МC.

 

О развитии и становлении российской клубной культуры и планах на посткарантин, именитый петербургский диск-жокей поделился с порталом MuseCube.

 

 

МС: Насколько мне известно, твоя музыкальная карьера началась в конце 80-х. Если можно, то пару слов о том, как приобщился к электронной культуре? Если не ошибаюсь, то ключевую роль в этой истории сыграл твой переезд в Ленинград?

 

DJ Врунгель (Игорь Неволин): В 1985 году я впервые услышал «Modern Talking», а поскольку в советское время видеоклипы не показывали, то была такая программа «Мелодии и ритмы зарубежной эстрады», которая выходила в эфир на Новый год. Там я их и увидел – это было очень круто! Потом в 89-м я приехал из Магнитогорска поступать в ЛИКИ (Ленинградский институт кино и телевидения), потому что это было единственное учебное заведение со специализацией радиосвязь, радиовещание и телевидение. Когда я пришел в общагу, то сразу понял, что приехал правильно – все ди-джеи со всей страны были у нас! Уже на втором курсе я отправился в Выборг на чемпионат среди диск-жокеев. Первое место на нем заняли финны, они привезли с собой профессиональные вертушки, а мы 205-е Маяки. Но они от нас охренели, потому что мы скретчи делали на бабинах, а мы от них – потому что впервые увидели настоящее ди-джейское оборудование. Финны конечно победили, но второе место заняли мы.

 

 

МС: Как-то в одном интервью DJ Слон озвучил такую мысль, что самым доступным в 90-е годы был рок. С одной стороны рухнул номенклатурный Рок-клуб, с другой – уже во всю работал «ТамТам», однако музыкой целого поколения все равно стал рэйв. Скажи, а в какой момент стало понятно, что будущее за электроникой?

 

DJ Врунгель (Игорь Неволин): Когда я переезжал из Магнитогорска в Ленинград, то в тот период уже появился одноименный рок-клуб, у нас на Урале – Свердловский рок-клуб и как таковой электронной культуры еще не было. Не было дискотек, а были дома культуры и мне чтобы отработать в таком ДК нужно было идти в комсомольскую организацию и заверять свой плей-лист (не дай бог там «Dschinghis Khan» будет). И вот ты литуешь плей-лист и только тогда они разрешали выступить. Потом пришла Перестройка и все стало проще. Стали открываться ночные клубы и рейв высмяли весь рок. Появилась возможность устраивать вечеринки практически везде. Тогда всем рулила братва и можно было договориться о любом помещении. Сейчас, конечно, такого уже не устроишь.

 

 

МС: Фактически в одну ногу с клубным движением популярность стали набирать выездные мероприятия. Может быть есть какие-то масштабные акции, которые запомнились больше всего?

 

DJ Врунгель (Игорь Неволин): Я все время шел параллельно этому, тем более я работал на «Радио Рекорд» и все большие мероприятия мы делали под эгидой «Рекорда». На тот момент я уже был резидентом радиостанции и на других мероприятия не играл по определению.

 

 

МС: Не знаю, сможешь ли ты развенчать этот миф, но бытует такое мнение, что кузницей московских диск-жокеев стал клуб «Титаник». Получается, что в Петербурге с этой ролью блестяще справился «Тоннель»?

 

DJ Врунгель (Игорь Неволин): Я работал в более старых клубах, которые являются не менее культовыми чем «Тоннель»–это Спортивная («Haunt»), «Classic», «Трансформатор», «Порт». В «Тоннеле» была своя грядка. Да, я знал ребят, периодически заезжал туда, но это были две параллельные культуры.

 

 

МС: Вот если продолжить тему клубного движения и выстроить некую цепочку: «Тоннель» – «Грибоедов» – «DecaDance», какой клуб ты добавил бы следующим?

DJ Врунгель (Игорь Неволин): Те клубы о которых ты говоришь были заточены под слушателей разбирающихся в электронной музыке. Пока не появилось «Радио Рекорд» все это было эксклюзивом. Я же работал в более коммерческих заведениях – это «Haunt» (ex-Спортивная), «Candyman», «Пещера», «Трансформатор», «Zet», «Classic», «Просвет», «DecaDance», «Планетарий», «Domenico’s», «Грешники»…

 

 

МС: Раз уж ты сам обмолвился о «Рекорде», расскажи, как складывалась твоя музыкальная карьера на радиостанции и как решил перебраться на «Динамит»?

 

DJ Врунгель (Игорь Неволин): На «Радио Рекорд» нас попросили не просто играть музыку, а придумать что-то интересное. И я озвучил идею приглашать ди-джеев, которые через одну композицию будут сменять друг друга. Люди присылали на мой пейджер свои голоса за того или иного музыканта, я их подсчитывал и этот ди-джей побеждал. Программа эта называлась «Ping-Pong». Во второй передачи я предложил «Рекорду» играть ту музыку, которую мы играли на Спортивной – то есть progressive house и назвал ее «Колбасный Цех». Потом в Питере открылось радио «Динамит FM», программным директором которого стал Леша Цветков – DJ Цветкоff, он позвал меня и я перешел на «Динамит». «Колбасный Цех» на тот момент принадлежал «Рекорду», поэтому я не имел права его перетаскивать, а «Ping-Pong» был зарегистрирован мною как бренд, так что он отправился со мной. Потом уже появилась программа «ЛенЭнергия».

 

 

МС: То есть сделал выбор в сторону танцевальной музыки?

 

DJ Врунгель (Игорь Неволин): Совершенно верно.

 

 

МС: Получается, что фестиваль «Колбасный Цех» был уже без тебя?

 

DJ Врунгель (Игорь Неволин): Я выпустил первый диск «Колбасный Цех DJ Врунгель», потом выпустил второй, но это произошло в тот момент, когда я перешел на «Динамит FM». И, разумеется, после выхода 2-ой части они тут же все переиграли и диски вышли под названием «Колбасный Цех Часть 2 DJ Гагарин». А DJ Гагарин – это Riga и был (он выступал в шлеме космическом), устроитель фестиваля «Цех». Бренд приносил деньги и естественно они двигались вперед.

 

 

МС: Судя по всему выход ди-джеев в открытое fm-пространство оказался не только своевременным, но и коммерчески успешным?

 

DJ Врунгель (Игорь Неволин): Когда мы занимались ди-джейством и авторскими программами как таковых денег еще не было. Мы просто занимались любимым делом. Потом это реально стал бизнес, пошли чумовые деньги и по-большому счету fm-радиостанции играющие клубную музыку убили клубную культуру. Зачем идти в клуб, когда можно включить прямой эфир и сидеть дома?

 

 

МС:Вот на фоне всех этих неминуемых процессов, чем на твой взгляд богата электронная культура Питера в наши дни?Например, DJ Лена Попова придерживается мнения о том, что в СПб очень сильная электронная сцена и считает ее одной из самых лучших.

 

DJ Врунгель (Игорь Неволин): Вот то, что Лена говорит – это правильно! Она патриот, она за культуру. Она как раз и является тем самым шлагбаумом, который не пропустит ненужное. Я же, напротив, занимаюсь клубной сферой и культуру как таковую не двигаю. Тем более,что в Питере ее уже почти не осталось. Сейчас это бизнес, зарабатывание денег. Будем называть вещи своими именами. Сейчас ты приходишь в клуб и получаешь желаемый спектр услуг: качественный звук, хорошую музыку, выпивку, но идеи как таковой уже нет. Поэтому приезжая на гастроли куда-нибудь в глубинку всегда кажется, что все очень круто. Там играешь и понимаешь – вот оно, что ушло из Питера. Правда сейчас и там все это рассеялось.

 

 

МС: Тогда в конце нашей беседы, расскажи, как переживаешь карантин, а главное, где и когда тебя можно будет услышать в привычном живом звуке?

 

DJ Врунгель (Игорь Неволин): Самоизоляция для меня самое несчастное время. Я каждый день смотрю новости, чтобы понимать, когда нас откроют. И вот вроде бы в понедельник обещают. В Москву я периодически приезжаю, но промоутеры говорят, что до декабря точно ничего устраиваться не будет, поэтому пока ждем. А так я играю везде!

 

 

 

Наталья Бартош специально для Musecube

Фотография из личного архива DJ Врунгель

 

 

 

 

 

2 КОММЕНТАРИЯ

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.