Drunken Sailors Band. 10 лет на баркасе

pic0110-летие проекта ДЭ-ЭС-БЕ отмечалось 20 декабря при большом скоплении народа в Glastonberry Pub. Шторма и бури не дают покоя мечущимся душам моряков, оказавшихся однажды 10 лет назад на борту этой посудины. Баркас швыряет и долбит о скалы, всё течёт, трещины в вёслах, мачты перемотаны изолентой, из рей повыпадали сучки, отчего дерево стало будто посеченное шрапнелью, на парусах заплатки из ткани в горошек. Хрясть-хрясть, скрип-скрип…. но, хоть и порой черпая бортами воду, плывет, поганец. Приблудная чайка задумчиво косит недобрым глазом на отдыхающую команду. Кстати, экипаж на удивление постоянен. Квартет отморозков-добровольцев несёт свою непростую вахту год за годом. Вначале их было двое – вокалист-гитарист Александр Бахирев и гитарист Дмитрий Кумченко. Акустический дуэт исполнял блюзы, кантри и прочее, вращающееся в этой орбите. Но тогда у них и баркас ещё не был баркасом, так, утлое судёнышко, то ли лодчонка, то ли яхтчонка – фигня какая-то. И первым приобретением стал дудец Юрий «золотые губы» Соколов. Ещё издалека увидели первопроходцы на крошечном острове под пальмой свечение. Подплыв ближе, увидели губы. Нет, не так: ГУБЫ. Вот, уже ближе. ГУБИЩИ, сияющиеся золотым блеском! «Они нам пригодятся», – решила матросня. Подобрали, надраили губы. С того момента дуэт превратился трио. Харп – самый что ни на есть блюзовый инструмент, а потому собственно блюза в репертуаре стало больше.

– Эй, там на берегу!
– Задолбал орать, греби, матрос!

pic02Вечные перебранки, взаимные подколки и наезды – неизменная фишка. Другие давно бы переругались, попилили бы лодку на троих, да, и расплылись в разные стороны каждый со своим веслом. Другие, но только не эта буйная троица. Мало того, что не разбежались, так одного за другим подобрали ещё двоих несчастных. Всучили им по драной доске, дескать, «а ну, гребите, салаги», и те гребут. Впрочем, ребята оказались не так просты. Один – Алексей Киселёв – выбил себе персональную табуретку, дабы не толкаться на общих скамьях, знай, колотит в неё, а остальные и рады – работа пошла, ритмичность появилась. Другой – Михаил Grem Богданов припер контрабас и каждую ночь отпугивает от баркаса тюленей. Таким образом, с некоторых пор их стало пятеро, а на борту посудины пристроена вывеска DSB, что просто и во всеуслышанье означает «Drunken Sailors Band».

В каком-то смысле, пришельцы захватили на баркасе власть, в том числе меняться стал и music style. Появление ритм-секции сиречь агрессии контрабасного слэпа и чёткого ритма кахона привели к дрейфу ДЭ-ЭС-БЭ в сторону кантри-панка, порой переходящего в рокабилли. В связи с этим недавно командой было сделано политическое заявление: дескать, «ДСБ более не является блюзовой группой».

«В баре хорошо, но на сцене приходится», – шутит Grem. О пристрастии команды к алкоголю слагают песни, а об их похождениях ходят легенды. Впрочем, никто и никогда не видел их на борту пьяными. Так, может быть, всё это сказки? Как говорят сами морячки: «У нас были единственные гастроли, и то не все доехали обратно». История умалчивает, что это были за гастроли, кто доехал, а кто нет и по какой причине. Если сами матросы будут вам втирать имя героя, не слушайте, ибо на его месте мог оказаться любой из них. Ну, или из вас 😉

pic03В далеком 2008-м (как сейчас помню, было это после концерта в Rock-n-Roll Pub) я втирал Кумченко, что-то про порядок на палубе, про балаган и прочую ерунду, и в результате был поднят на смех, а после, в совсем уж кулуарной беседе, Дмитрий, проникновенно растягивая окончания, шептал мне на ушко: «Ты чего, Андрюха, эта фишка такая. Ты пойми, мы ж потонем, если у нас будет всё правильно и ровно. К нашему раздолбайству нельзя прикасаться, иначе ДСБ не выживет. Считай, что это наш фирменный стиль, наши фишки».

Спустя несколько лет фирменные фишечки и ляпы обросли защитной оболочкой, которая оберегает группу от метастаз, и, с другой стороны, сами ляпы – от случайных повреждений. Впрочем, ничто не мешает появлению новых косяков.

Своя аудитория, вначале состоявшая из десятка-другого друзей самих музыкантов, разрослась до пары-тройки сотен активных (это если считать тех, кто ходит на концерты), и, наверное, ещё столько же, если не больше, пассивных.

Рассказы о тельняшечных флэш-мобах и регулярном стёбе над шоу-фишками (типа «не вижу ваших рук!» или «искупайте нас в овациях!») передаются из уст в уста. Однажды я был очень сильно удивлен, когда в компании, абсолютно далекой от ДСБ, вдруг услышал разговоры о каких-то там полосатых отморозках, доводящих поклонников до смеховой истерики и разносящих клубы своей энергетикой.

Впрочем, любовь и преданность у группы и фанатов взаимны. «Спасибо, что не остались дома!» – благодарят поклонников музыканты.

pic04В особо крупных портах и стоянках к квинтету обезумевший матросни примыкает банджист Алексей Чудинов. Изысканный, утонченный… Его даже не смеют заставить драить палубу. Все осознают его тонкую душевную организацию, и ценят уже хотя бы за то, что это «человек, который выдержал 4 репетиции ДСБ», что само по себе свидетельствует об определенной склонности данного персонажа к героичности («героин» тут не причем). Лёгкость звука банджо, грациозность складывающегося ритма смягчают агрессию кантри-панка. Это, в некотором роде, дижестив, смягчающий похмельный синдром.

Кажется, на баркасе есть всё: несколько гитар, контрабас, губная гармошка, стучащая табуретка, даже стиральная доска и банджо. Спасательных кругов нет. Вернее, не было. Теперь есть. Поклонницы подарили. Это тот самый фидбэк, без которого не выживет ни одна посудина.

ДСБ поздравляют с днём рождения братья по оружию – Андрей Луговой (гитара, вокал) и Фёдор Николаев (гитара), с которыми группу связывает контрабасист Grem, но ещё и многолетнее сотрудничество в рамках безумного хип-хоп-хиллбилли проекта под названием Bubblegum Brothers. И это воистину Wi-i-i-i-i-i-ild, Wi-i-i-i-i-i-i-ild We-e-e-e-e-e-e-est!!!!!!

pic05Матросня не может долго находиться на берегу. Пора в бар и отчаливать, а перед этим «самый угарный сет из того, что у нас есть в холодильнике».

Что ни говори, ребята давно стали профессионалами, и в их заначке всегда есть пара-тройка чего-нибудь особенного для поддержания организма на плаву хоть со льдом, хоть без оного. Морская жизнь она такая, без этого никуда.

И вот уже опять скрипят реи и трещат паруса. По палубе катается пустая бутылка из под рома, а из бухты каната торчит пара смятых пластиковых стаканчиков и фрагмент недоеденной каракатицы.

«Будет день – будет пища». Будет порт, и будет концерт: панкобилли, рок-н-болл, рутс-н-шейк и прочая мешанина. А пока баркас продолжает своё плаванье: хрясть-хрясть, скрип-скрип…. буль )))

Андрей Ордальонов специально для MUSECUBE
Фотографии Романа Папазяна.


Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.