Как показывает жизненный опыт, всё самое лучшее – то, что решается и делается спонтанно.

Летом в центре Москвы очень хорошо. Тем более хорошо, когда есть замечательное занятие – посещение музыкально-культурного мероприятия в правильном месте и в правильное время. Итак… Понедельник, 18 июня, вечер. Я совершенно случайно узнаю, что будет кое-что интересное…

Будет играть группа Malox XL израильского производства. Гуглю, слышу только несколько звуков… Решено – нужно ехать. Буквально молниеносно еду на Новокузнецкую в культовый культурный центр “ДОМ“, одно из любимых моих заведений. Место “намоленное”, правильное, со своей энергетикой, вибрирующей и транслирующей всё то передовое в искусстве, что мы сегодня имеем в Москве. Чудо заключается в том, что уже на протяжении многих лет “ДОМ” живет и здравствует и занимает свою особую специфическую нишу в клубной жизни Москвы, имея статус культового места. Там переиграло множество великих музыкантов, групп, исполнителей, навыставлялось море художественных выставок, инсталляций, перформансов и океаны других подобных затей. Внешне всё сильно изменилось с тех пор, когда я последний раз был там, но дух всё тот же, и даже круче! Немного изменился сам зал, хотя он трансформенный, можно под любое мероприятие его сконфигурировать.

Народу было немного, но очень качественного: человек возрастного ценза от 20 до 70 лет. Творческая интеллигенция, иудейская диаспора. По бокам от небольшой сцены были ряды, а по центру – танцпол, где можно было сесть прямо на пол. Это очень мне напомнило 1994 год, клуб “Nе Бей Копытом” в Измайлово, в каком-то бывшем ДК с классическими колоннами.

На сцене трио: саксофонист, ударник, клавишник. Последний одной рукой играл на рояле, второй – на мидиклавиатуре от М-audio. У ударника были интересные альты и томы, один маленький рототомчик и всевозможная небарабанная перкуссия. Акустика помещения давала некий такой холловый призвук, где общий sound немного терялся и растворялся в окружающем пространстве.

Надо сказать, когда я ехал туда, настраивал себя на авангард в духе Орнетта Коулмана, Союза космического (экс-коммерческого) Авангарда ака СКА или ещё того круче – Джона Зорна.

В принципе, это оказалось лёгкой версией, очень веселой, мелодичной и интересной с музыкальной точки зрения – доступной и дружественной. Музыка очень интересная, оригинальная, свежая, заводная и веселая, авангардная. Я приехал и услышал только 3-4 композиции, но этого было достаточно, чтобы стать фанатом навеки.

Бэнд-лидер – саксофонист Эяль Талмуди Eyal Talmudi и ударник Авив Бонен Aviv Bonen образуют ядро группы, изначально это дуэт Malox, но по мере расширения он превращается в Malox XL и приобретает не менее интересное звучание. В пресс-релизе данного концерта ударником значился Хагай Ферштман.

После первой услышанной мной композиции Эяль стал очень активно общаться с публикой, очень френдли, что и в музыке тоже проявилось не раз. Сначала это были такие кларнетовые пассажи. Эяль подзывал всех ближе к сцене. После он сменил кларнет на сакс-тенор.Композиция называлась gary from tashkent. Я восхищался этими звуками, сел в центр зала на пол. Забавная история этой песни была рассказана Эялем и поддеражана клавишником. Они были в аэропорту на гастролях, их увидел человек, и они его тоже увидели среди тысяч людей. Он к ним подошел и заговорил по-русски. Они не знали русский, он – английский, идиш и иврит – тем более. Но они общались целый час или даже более того. Судя по радостному рассказу, они затусовали навсегда, провели весело время, и родилась композиция, посвященная этому событию и Гарри, в частности. Вот уж подфортило тебе, Гарри из Ташкента!

Эяль подзывал всех ближе к сцене. Я подошел. Далее он попросил всех станцевать, и все затанцевали. Я тоже потанцевал радостно. Звучал целый пласт еврейской, балканской, клэзмеро-джонозорно-подобной, фриджазовой, Чекасинской музыки. Это было нечто. Каждый музыкант мастер своего инструмента. Клавишник по образованию композитор с консерваторским образованием. Все музыканты с инструментами на “ты”. Да, инструменты – лишь продолжения их самих! Они очень весело отрывались: были огромные мазки клавиш, полив из саксофонов, бешеные смешанные ритмы – полиритмические, на сложные размеры и глубокие национальные иудейские грувы.

После этой композиции Эяль призвал всех присутствующих взять со сцены стикеры с их последнего альбома, второго по счету, по имени polka for panks. Я взял себе штуки три: чтобы на кофр инструментов, на гитару или ещё куда-нибудь приклеить. Я услышал всю свою любимую музыку внутри этих произведений, начиная от старого Клэзмера, нео-Клезмера, Джона Зорна (в лёгком его варианте), Балканов Бреговича, знакомых с детства сестёр Берри и их интонаций, Валерия Чекасина, нойза – саунда сакса the cure из их “саксовых” тем (night like this, hey you) в исполнении porl thomson, даже morphine… Далее Эяль достал волынку и играл на ней, выйдя в зал. Было очень весело. Один человек из зала сказал, что это “джаз-панк”, что в общем-то верно.

Сложилось мнение, что ребята после консерваторских занятий встречаются, чтобы выпустить свой музыкальный позитивный пар и повеселиться, не утратив традиции. Местами по духу концептуальному мне напомнило ранний Вежливый Отказ, даже. Слушая, наблюдая и участвуя в этом, можно сказать, trible dance, я вспомнил (и рассказал об этом Эялю) о том, как царь Давид танцевал перед Господом в пижаме при всём его обслуживающем персонале, и как жена застремала его, но ему было абсолютно перпендикулярно на это, так как он это делал перед Богом…

Концерт закончился очень скоро. После я познакомился ближе с ребятами. Купил их диск со стикером, который раздавался в подарок. Скажу честно, дисков я не покупал очень давно. Ну, “музыкант музыканту всегда отломит половинку таланта”. У них это семейный бизнес, мама – директор группы, жена Эяля – менеджер. Мама очень правильная у него и милая. Тоже общалась со мной. Были там и иудейки – девушки, очень, кстати, интересные, говорящие на идиш с музыкантами. От одной из них жду фотографии с Эялем с её айфона. Из всего их общения с музыкантами на идиш я понял только названия отдельных групп и имя Псоя Короленко. Ребята были проездом из Питера с фестиваля джаз и world music Петроджаз. И это было их первое посещение России. После этого хозяйка заведения Людмила Дмитриева предложила “под них сделать отдельный фестиваль”, что было очень логично и правильно. Так как Эяль ещё помимо данного коллектива задействован в проектах oi division, balkan beat box и многих других. В целом, мы сдружились и договорились поиграть вместе. Ещё отличительной особенностью данного коллектива является принципиальное, но не обязательное отсутствие баса для воздушкА, так как пустоты заполняются барабанами и плотными низами саксофонов. Ребята очень харизматичные, как и положено быть музыкантам, тем более иудейским.

Приехал домой и с нетерпением стал жадно слушать их свежеиспеченный диск, уже упомянутый выше. Одно лишь могу сказать, что играет он у меня уже 2 дня подряд. Некоторые треки выложены в свободном доступе на их официальном бэндкемпе. Я даже возмечтал когда-нибудь задействовать их трек bag pipe regge для чилаутных сетов с участием друзей. Очень мелодично и душевно. Это даже не регги, а акустический dub. Для меня было откровением, что ретро-мелодия, известная в русском народе как “мама шила мне штаны из березовой коры, чтобы попа не потела, не кусали комары”, называется не иначе как popcorn, и тоже, очевидно, вышла из под пера их же соотечественника. В их исполнении весьма оригинально звучит и весело…

Рекомендую очень этот замечательный коллектив и всё, что с ним связано. Ежели будете проездом в Тель-Авиве, откуда ребята родом, обязательно сходите на их концерт- не пожалеете. Особенно любители Бреговича и Кустурицы. Тем более, никаких виз не надо. Для полного погружения в шумовую составляющую музыки рекомендую съесть фалафель с хумусом.

Текст: Арсений Мальков
Фото с сайта КЦ “ДОМ”.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.