В те годы боссанова распространялась по всему миру со скоростью лесного пожара. Молоденькая Tania Maria лишь оседлала этого коня удачи. Оседлала, надо сказать, успешно, сплавив в единый жанр свинг и, собственно, боссанову с самбой. И всё равно первыми площадками, где она выступала были небольшие клубы Сан-Паулу и Рио-де-Жанейро. Но именно там, на зависть всем нам современным, видящим и слышащим её теперь, уже в зените славы и успеха, ковался её неповторимый стиль: скэт в унисон с партией фортепиано и фактически перкуссионная манера игры. Она будто пунктирно шагает через смысловые двоеточия, через точки с запятой, оставляя позади тактовые черты и стоп-брейки, перешагивая из гармонии в гармонию, пропевая или проговаривая что-то там своё. По большому счёту совсем неважно, что она поёт, главное – как.

На сцену Светлановского зала Московского международного дома музыки 3 ноября вышло четверо музыкантов. К стандартному джазовому формату – фортепианному трио добавился перкуссионист. Зазвучал первый инструментал. Не откладывая в долгий ящик, Таня Мария тут же представила своих музыкантов. Четвёрка расположилась на сцене широкой дугой: по краям — рояль и бас-гитара, по центру в глубине – перкуссия и ударная установка.

Бразильянка появилась на сцене в бархатном костюме свободного покроя смугло-золотистого цвета, такого же, как и вся музыка этого вечера. На ногах — сапоги без каблуков с широкими отворотами. Завершили ансамбль неизменные в последние годы солнцезащитные красные очки.

Музыка Тани Марии вся из себя такая речитативная, балансирующая на грани гармоний и ярких красок, но так в них никогда и не скатывающаяся. Пианистка ожесточённо вколачивает неустойчивые вторые и шестые ступени, обыгрывая их, то приближаясь, то удаляясь от консонансных разрешений, иногда лажает и тут же, будто спохватившись, вновь уходит гулять по просторам белых и чёрных клавиш. При этом, думается, в её выступлениях импровизации как таковой минимум. Таня Мария с лёгкостью меняет ритмику, а музыканты подхватывают на раз и продолжают играть не менее самозабвенно, чем мгновение назад, но в целом она и её музыканты мыслят блоками, шаблонами, которые компонуют по-разному. И это совсем не плохо, ведь добиваются они поистинне волшебных результатов.

А вот и Intimidade – заглавная вещь с одного из самых успешных и популярных альбомов. Ближе к концу звонкие пассажи в верхах. Такого в оригинале записи нет, появилось лишь на одноимённом ремэйке, изданном на альбоме Canto 2012 года.

В концерте Таня Мария помимо рояля использует синтезатор. Его будет больше во втором отделении, когда зазвучат более современно и электронно аранжированные вещи. Но и сейчас и потом в конце фраз слышны неизменные тутурутуту папааааааа, затихающие на излёте, превращающиеся в беззвучную мимику. Пианистка издаёт эти звуки губами, складывая их в забавную трубочку. Иногда морщит лоб, будто изображая недовольство происходящим.

Почему-то Besame Mucho публика узнала не сразу, для этого потребовались звуки вступления, хотя начало для Тани Марии очень характерное – всё те же неустойчивые аккорды. Публика узнала, и видно было, что возрадовалась, что для неё будто просветление какое наступило, а в глубине сцены приплясывал за своими загадочными стучалками перкуссионист.

Первая и единственная медленная, балладная вещь прозвучала после перерыва. Но всё равно любимая боссанова, первая и единственная любовь Тани Марии захватывает слух и здесь. И вот уже пианистка повторяет голосом мелодию и даже риффы, обрывая концы фраз или напротив затягивая любимое айяйяйя. Она то придаёт голосу жёсткий металлический тембр, то красиво басит.

На бис Таню Марию и её музыкантов почти не пришлось звать. Они вышли сами. И опять восклицания вверх чистыми и уменьшёнными квинтами – шаги вверх, затихающие на излёте.

Мы выходили из зала, а какая-то не в меру говорливая тётушка не переставая восклицала своей товарке: «Уж отпустили бы её сразу со сцены, чего мучить то! Вот, если бы добавить духовых инструментов! Вот это было бы здорово, я тебе точно говорю! Я то уж знаю!»

И хоть, как мне показалось, сама пианистка осталась не очень довольна концертом, по-моему, всё было к месту и именно так, как и должно было быть. Может, просто такое меланхоличное настроение случилось?

Андрей Ордальонов, специально для MUSECUBE
Полный фотоотчёт Евгении Пеньковой здесь

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.