Двадцатый безусловно был Dabro-годом. Запредельная популярность песни «Юность», а затем «На крыше» принесла братьям Ване и Мише огромную востребованность, большие цифры (сейчас основной показатель успеха) и множество наград. Вопреки общим тенденциям ребята уверенно заняли нишу «душевной» и «своей» музыки, сами стали трендмейкерами, тогда как многие молодые артисты, крайне невнятно матерясь, ломанули за модой. В общем, парни, оставаясь верными себе, попали – и это здорово.

Благодарим кофейню Ryabov Coffee за предоставленную возможность проведения интервью и фотосъёмки.

dabro

– Я наблюдаю за вами пару лет и думал, что вы примерно столько и функционируете. Готовясь к интервью, я увидел в сети, что первые альбомы у вас вышли аж в 2013 году.

Михаил: – Да, в 13-ом году у нас вышли альбом «Включай» и EP «Верность».В 14 году следующий альбом «Наше время», но это были первые работы группы Dabro, до этого наша группа называлась Room RecordZ. Начали заниматься музыкой мы раньше.

– Я так понял, вы были рэперами?

М:- В принципе, во многом мы и сейчас ими остаёмся – по внутреннему ощущению, по философии, поведению.

– Но при этом вы органично обходитесь без мата, который часто встречается в рэпе!

Иван:- Это смотря какой рэп ты слышал и на чём акцентировался. Думаю, только в хип-хопе слова имеют такую значимость, там обращаешь на них больше внимания. Там важно верить артисту! Это есть в наших песнях.

М:- В поп-музыке часто за аранжировкой, за оформлением теряется смысл и посыл текста. По ощущениям это кажется чем-то пластмассовым и проходящим. Пропускаешь мимо все слова за видеорядом, где полуголая девчонка в комбидрессе поёт «я плачу без тебя». Не до конца веришь, что это искренне, ведь тогда она бы выглядела иначе и вела себя по-другому.Хотя если смотреть на текст без этой формы – есть очень сильные работы.

– У вас постоянно спрашивают про возможные фиты и вы никогда не отвечаете.

М:- Пока у нас нет такой песни, в которой нам бы не хватало другого исполнителя для реализации.

И:- У нас нет задачи фита. Мы всегда хотели писать хорошие песни – это основная задача. Фит ради фита нам неинтересен. Были какие-то детские мечты и цели. Думаешь: «Вот было бы круто с этим спеть», но это скорее ради галочки. Всё это давно прошло.

– А если вам предложит выпускающая компания фит с топом и это будет медийно выигрышная затея?

М:- Если это исполнитель со схожими взглядами, то да. Но подстраиваться мы точно не готовы.

И:- Мы занимаемся музыкой потому, что это нам нравится. Можно закрыть глаза на то, что тебе близко и уйти в сторону. Но это не то, что мы хотим дать зрителю. Конечно, соблазнов много, но это уловка! И мы стараемся себе и друг другу напоминать, ради чего мы всё это делаем.

– То есть, вы не про коммерцию, а про творчество?

И:- Мы за творчество.

М:- Которое сейчас обретает коммерческий успех, чему мы рады.

– Вы начинали с читки и перешли к тому, что в моём понимании такая «пацанская» гитарная поп-музыка. В какой момент вы решили, что вам надо меняться, от читки переходить к вокалу?

М:- Но перешли мы не до конца. В той же «Юности» во втором куплете есть читка. И в других наших песнях это переплетается.

В самом начале творчества у нас понемногу появлялся вокал, но это не сразу получалось классно. Далее мы развивались и всё обретало новую форму.

И:- Я ещё вспомнил: где-то в 2012 году мы выступали, у нас было много разных песен и одна танцевальная «Ты мой сон». После концерта мы зашли в гримёрку и я сказал: «По ощущениям мне очень понравилось, потому что когда мы пели, народ тоже может нам подпевать».

М:- Да, мы подумали, что так можем себя развивать и двигаться. И круто, когда зритель в зале не просто рукой качает, а может подвигаться как-то ещё. Раскрыться больше, выплеснуть энергию.

– Судя по интервью, вы оба учились играть почти на всех инструментах. А вокалом занимались?

И:- Так, чтобы занимались – нет. У нас отец преподавал вокал, мы часто ходили к нему на работу, пели, нам этого было достаточно! Но в остальном мы и сейчас каждый день занимаемся, анализируем, пробуем. Во многом – это дело опыта.

М:- У меня есть видео, где я в 3 года пою на площади нашего маленького города. Всё с самого детства, так что я даже не помню момент начала.

– У вас нет мыслей, что раз стрельнула «Юность», то будете давить на похожую тему?

М:- Нужно классно реализовать задумку. Если в песне уместно именно это и ничего другого, мы сделаем это! Даже если модно иное. С песней «Юность» так и произошло. Если бы мы ровнялись на свои предыдущие успехи, может быть песня была бы другой.

И:- Мы ищем и потом создаём наиболее подходящую форму для песни. Например, в песне «Юность» – это танцевальная, но не такая, как у других. Я не знаю подобной песни, где соединяется и переплетается танцевальный с бит с душевными гитарными моментами. В этой песне есть всё! И круто, что сейчас она самая ротируемая. Она в оригинале звучит и на танцевальных радиостанциях, и на поп-волнах для более взрослой аудитории.

– Чёткой ставки на этот сингл не было?

М:- Мы чувствовали, что это хит. Это большая песня, особенная! Но когда мы её опубликовали, 20 дней она показывала средние результаты. Сразу она не попала в чарт, а других показателей не видно. Мы не понимали, почему она не в топе? Я думал: «Ну как вы не можете понять, что это крутая песня?!».

И:- Сейчас вспоминаю и не понимаю, как мы эти 20 дней прожили! Это было непросто, волнительно.

М:- Мы выпустили клип и песня сразу попала в топы. Сейчас темпы просмотров клипа точно такие же, как и 4 месяца назад. И я рад, что альбом «Юность» мы написали до того, как пришёл успех песни. Возможно этот успех как-то влиял на наше виденье.

И:- Я рад, что альбом получился таким. Там нет самоповторений. Но при этом всё в одной концепции. Есть одна общая идея, философия.

М:- В принципе, альбом «Юность» – это концепция нашей жизни, которая есть и в других наших песнях. Можно взять наши предыдущие песни – «Мой путь», например, тоже в концепции «Юности». Песня «Поцелуй» – тоже. И другие.

– Мне казалось, что песню «Мой путь» должны были расхватать радиостанции.

М:- Наверно, станции тогда ещё не поняли, что надо брать Dabro и на это есть спрос. Не ощутили силу и желание людей слушать такую музыку. Хотя она и понятна многим, очень самобытна, это могло сбивать редакторов.

– Как относится к вашему творчеству ваш ближний круг? Что говорит папа-преподаватель?

М:- Родители нас поддерживают. Но иногда критикуют. Вполне могут сказать: «Вот это мне нравится, а вот это я не понимаю». Как мама, так и папа. Отец может ещё сказать, как бы он сделал в музыкальном плане, даёт советы.

– Ваша реакция: «Спасибо за совет, но мы сами»?

М:- Обычно советы приходят по готовности песни.

И:- А к этому моменту мы перебираем все возможные варианты, решения. И когда получаем советы, то чаще всего таки мысли у нас уже были и мы их рассматривали.

– Мне показалось, что вы очень любите работать в студии.

И:- У нас дома студия. Мы там практически всё время проводим.

– А почему вы выбрали Казань?

М:- Мы туда приехали в 2015 году на месяц, написать альбом для одного артиста. Мы жили в большой квартире и работали. После этого остались ещё на месяц в Казани, потом ещё и дальше уже поняли, что не будем уезжать.

И:- Просто так сложилось само собой и очень удачно. Мы родились и выросли в маленьком городке Курахово, около 18 тысяч населения. У нас уже были какие-то успехи, мы выпускали свои первые работы. Нам часто писали: «А мы думали, что вы в Москве». У всех такие мысли: раз что-то хорошее, значит, столица. А потом в какой-то момент мы поняли, что нас ничего не держит в маленьком городе и можно попробовать двигаться дальше. Поехали в Харьков, там тоже параллельно со своими песнями писали музыку для других артистов.

М:- Харьков большой город и у нас в Украине считается столица рэпа. Оттуда пошёл брейкданс, рэп. Поэтому он нам на тот момент оказался ближе других. А уже из Казани решили в Харьков не уезжать.

– Вы останетесь в Казани или в силу большого спроса на вас и удобства рабочих моментов всё-таки думаете перебраться в Москву?

И:- Пока не планируем.

М:- В Москве большая концентрация артистов, СМИ. Много мнений, которые могут оказать влияние на наше восприятие мира. Многие смотрят, как на бизнес и дают такие же советы, которые могут мешать.

– Влияние по-человечески или музыкально?

М:- По-всякому. Мне нравится, что мы в Казани сформировали свой мир, своё окружение. Ничто извне не влияет на нас. Конечно, мы не забаррикадировались, но мы можем трезвым взглядом оценивать ситуацию. А если ты окажешься в среде артистов гонящихся за радио, топами, цифрами – можно потеряться. Нас не сбивает с пути ненужная мишура.

– Но вы же пытались быть в трендах? Среди ваших песен мне попалась вполне попсовая танцевалка.

М:- Круто, когда ты в трендах, но остаёшься собой. И так было всегда. Мы делали разную музыку по стилю, но в ней одной не менялось – там мы настоящие.

– Но вы не сносите в сети свои старые песни, чтобы начать с чистого листа?

М:- Наши старые песни нам не противоречат. Это как детские фотки, часть нашей истории. Это путь. Но если я буду знакомиться, конечно мне лучше показывать свою нынешнюю фотографию, а не детскую.

– Вы сами себе продюсеры и у меня сложилось впечатление, что даже своим менеджментом вы тоже занимаетесь самостоятельно.

М:- Смотря что ты имеешь ввиду. Мы по-разному популяризируем наше творчество. Записав песню, мы можем снять очень много видео. Это клип, версии в акустическом варианте и так далее. Мы устраиваем фан-встречи или участвуем в программах, где раскрываем свои новые стороны. Есть много идей и всё это двигаем мы. Лейблы часто прилагают усилия только на ту песню, которая показывает результат. Либо на ту, которая по общему мнению этого достойна. А мы так делаем с каждой песней. Если мы песню выпускаем, это значит, что песня по нашему мнению классная и нужно сделать максимум. Если по итогу песня и не принесёт огромных финансов, мы все равно её продвигаем. Каждая наша песня как первая и единственная. Мы не можем так: «Вот на этой сделаем акцент, а остальные шесть пусть просто в интернете висят». Для нас каждая песня особенная. Поэтому мы планируем снять клипы на все песни с альбома «Юность».

– Можно с этого момента поподробнее?

И:- Мне кажется, каждая песня с альбома «Юность» хит в своём жанре. Наша задача обратить внимание на каждую. Они разные по настроению и по задачам. Под «Белую луну» нельзя потанцевать, как под «Юность», под неё погружаешься в своё настроение. Каждая должна найти своего слушателя.

– Я прочитал, что у вас есть закрытый чат с поклонниками. Что нужно сделать, чтобы сейчас попасть туда новому человеку? Купить весь ваш мерч?

И:- Нет, конечно (смеётся).

М:- Наш закрытый чат начался, когда планировались съемки клипа «Что же ты молчишь», это 18 год. Этот чат и по сей день связан только с нашими съёмками. Мы придумали идею клипа и поняли, что нам нужны люди. Я начал писать казанским знакомым, что снимаем видео и ищем людей. Один из наших знакомых и самых активных фанов стал организатором этой движухи. Он и предложил создать чат, в который все будут добавлять своих знакомых. Он добавлял друзей, те в свою очередь добавляли своих. После того, как клип вышел, интерес у людей увеличился, на съёмку клипа «Поцелуй» пришло намного большей людей. После этого ещё больше внимания и так через сарафанное радио собралось около 500 человек. Съёмки клипа превращаются в движ, там знакомятся парни – девчонки, они общаются, проводят интересно время. Это не только желание засветиться, это ещё и возможность увидеть что-то новое, пообщаться с новыми людьми. Возвращаясь к вопросу скажу, что нужно быть в Казани, это всё больше локальная тусовка, где в любой момент может появиться инфа о съёмке и нужно быть в городе, чтобы принять в этом участие.

И:- Но сейчас у нас есть беседа и для всех слушателей, где мы говорим на разные темы. Не только про съёмки клипов, а рассказываем о планах, чем-то делимся, оповещаем о новостях и т.п. Попробуйте написать где-то в комментариях, что хотите в фан-беседу и вас точно заметят и добавят. Музыка объединяет!

– Так что делать новичкам, чтобы стать счастливчиками и поучаствовать в клипе?

И:- Уже даже и не знаю.

М:- Раньше я бы сказал «Напишите мне». Но теперь не успеваю всё читать.

И:- Мы осенью выступали в Казани и со сцены сказали, что планируем снимать клипы на песни из альбома, у кого есть желание и опыт съёмок , напишите в директ. Нам написали тысячи людей и мы старались всех отсматривать, так как нам это было важно. Как раз среди людей, кто нам написал, оказалась девушка Надя, которая после этого снялась в нашем клипе «На крыше», она сыграла там главную роль.

– А есть хоть что-то, кроме PR, что вы делаете не сами?

М:- Да и в пиаре мы принимаем участие: соглашаться или нет, какие шаги нужно делать. Многим приходится отказывать, так как не совпадает с нашими принципами и виденьем. Не хочется делать что-то такое, за что мне потом будет неловко.

– Скажите, а в разных конкурсах вас можно увидеть?

И:- Если только в качестве жюри.

М:- Поделимся с тобой мыслью, которая меня недавно посетила. Я бы органично видел нас в рамках двойного кресла в жюри шоу «Голос»! Двойные кресла есть в шоу «Голос» по всему миру, а в России пока не было. Мне кажется это интересно, это ново, свежо. Мы же не только исполнители, мы аранжировщики, авторы, продюсеры. Хотя и с новым подходом, но при многие артисты старшего поколения выражают нам своё уважение. Думаю, мы с уже сформировавшимся мнением и в рамках профессиональной среды у меня не возникнет стеснения выразить это мнение. Даже если оно будет разниться с мнением коллег из жюри. Так и рождается что-то новое – когда встречаются разные возрасты, поколения, разные школы!

– Складывается ощущение, что вы 24 часа вместе. Вы вообще не конфликтуете, что ли?

И:- Иногда мы спорим, конечно. Но скорее о творчестве, в реализации.

– Неужели ни у кого не возникает желания хоть иногда купить билет и на недельку одному свалить на Бали?

И:- Пока на это нет времени. А ещё есть желание реализовать пару новых идей, сочинить куплет, снять клип. И этот список бесконечный (смеется).

– Давайте поговорим о вашем мерче. Когда появилась идея? Вы всегда в нём?

М:- Не всегда, но очень часто.

И:- Идея с мерчем родилась пару лет назад. Мы в соцсетях познакомились с ребятами, которые занимаются изготовлением одежды и оказалось, что они тоже живут в Казани. Это очень облегчило всё. Они сами разрабатывают лекала, заказывают ткани, отшивают. Это большой и сложный процесс. Мы приезжаем на примерку, вносим комментарии и финализируем. Так как мы сами в нём, мы делаем так, чтобы в этой одежде было комфортно нам. А потом это тиражируется с сейчас набрало серьёзные масштабы.

И:- На «чёрной пятнице» были сотни заказов. Я видел списки, что-то запредельное.

М:- К большим цифрам просмотров привыкаешь. А тут осознаешь большее. Это люди, которым близки твои взгляды на жизнь. Люди, которые вдохновляют наши песни.

М:- На Новый Год мы решили в заказы класть открытки с пожеланиями. И ребята с магазина предложили сделать выборочно, как лотерею, так как это несколько сотен открыток и подписать каждую непросто. Мы говорим «Давайте мы подпишем все», хочется же отблагодарить всех наших людей.

– Про творческие планы будем говорить? Концерты у вас на апрель, кажется, перенеслись.

М:- Если пандемия снова не изменит планы, то у нас намечается большой тур на 60-80 городов.

И:- Из творчества: мы ходим издать альбом «Юность» на виниле. С бонус песнями – песни с оркестром. Мы уже встретились с дирижёром, пообщались.

– Но виниловые проигрыватели не так популярны. Это тоже больше про творчество, а не про бизнес?

М:- Это творчество, конечно! Я думаю, что захотят приобрести даже те, у кого нет винилового проигрывателя. Можно воспринимать пластинку, как частичку музыканта. Она будет стоять и вдохновлять, придавать сил.

Александр Ковалев специально для Musecube

Фоторепортаж Марианны Астафуровой смотрите здесь

Ссылки: 

https://vk.com/dabromusic

https://roomrecordz.com/

https://www.instagram.com/dabro_music/

https://www.youtube.com/user/ReverseRR

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.