Что общего может быть между такими разными направлениями в музыке, как хардкор и классика? Исландец Olafur Arnalds утверждает, что сходство есть: «До того, как стать музыкой для снобов, классика была своего рода панк-роком, музыкой аутсайдеров. Ее же, если взять времена того же Шопена, зачастую играли в каких-то прокуренных тавернах, где люди шумели посреди выступления и не стеснялись хлопать в знак одобрения, если им что-то нравилось. Но дело не только в этом. Классическая музыка предъявляет к слушателю требования, она рассчитана на умного слушателя и в этом смысле бросает ему вызов. То же делает хардкор — он требует внимания и сосредоточения. У двух очень разных жанров есть эта общая черта».

 

Музыкальная карьера Арналдса лишь подкрепляет его слова: он начал свой творческий путь в качестве барабанщика в хардкор/метал-группах Fighting Shit и Celestine, принял участие в записи альбома мэт-рокеров 65daysofstatic и ездил в турне вместе с земляками Sigur Ros. Сольные альбомы Оулавюра являются лучшими образцами неоклассики, где традиционная клавишная музыка органично переплетается с электроникой. На своем последнем альбоме «The Chopin Project» Арналдс переосмысляет классику Фредерика Шопена, а помогает ему в этом талантливая пианистка Элис Сара Отт.

 

Берясь за столь амбициозный проект, Оулавюр ставил цель вдохнуть новую жизнь в классические произведения Шопена, а заодно познакомить с этой музыкой молодую аудиторию. 13 сентября на сцене Государственной академической Капеллы Санкт-Петербурга Оулавюр Арналдс и Элис Сара Отт представили результат своих трудов. Исполнять произведения Шопена в классическом концертном зале оказалось удачным решением. Стены, пропитанные духом истории, классический интерьер — все это создавало необходимую атмосферу.

 

Основную часть аудитории составляли молодые люди, знающие Арналдса по его сольным проектам. Музыканты появились на сцене в расширенном составе, который помимо Арналдса и Отт включал в себя трех скрипачей и двух виолончелистов. Элис исполнила вступительную партию и лишь затем к ней присоединились остальные участники. Отт продемонстрировала виртуозное владение клавишами, попеременно исполняя партии на фортепиано и рояле. По сути именно она вела этот концерт, а Оулавюр взял на себя роль саунд-продюсера, сосредоточившись на наложении звуковых эффектов. Впрочем, несколько сольных партий Арналдс все же сыграл.

 

Известно, что Шопен при жизни очень редко давал концерты и все они проходили в небольших аудиториях. Оулавюр решил смоделировать этот процесс — звук был отстроен таким образом, чтобы слушатель мог различить малейшие нюансы, возникающие в процессе живого исполнения. С этой целью музыканты особым образом подготовили фортепиано, очень близко разместив микрофоны, чтобы были слышны в том числе и артефакты — шумы, которые издают клавиши, молоточки и струны. Музыканты задались целью создать ощущение у слушателя, будто он находится в небольшой комнате рядом с пианистом. Все это удивительным образом дисциплинировало публику, которая не решалась лишний раз испортить шумом стройное течение композиций.

 

Музыканты мастерски интерпретировали классические произведения Шопена, дополнив клавишные партии звуками скрипки и виолончели. Электронные эффекты и редкие вкрапления синтезаторов органично вписывались в общий фон, не нарушая целостности восприятия. Звукорежиссерский талант Арналдса раскрывался в полной мере, ведь мало просто собрать талантливых музыкантов и соответствующим образом подготовить инструменты. Главной задачей было создать органичный звуковой микс, внеся в произведения необходимую новизну, не исказив при этом первоначальный смысл. Можно констатировать, что Оулавюр и компания с этой задачей справились — музыка Шопена действительно заиграла новыми красками.

 

Отыграв основной блок композиций, музыканты взяли небольшую паузу. На бис вышли лишь Оулавюр и Элис, которые рассказали истории из жизни, связанные с музыкой Шопена, а затем каждый сыграл по одной композиции. С финальными аккордами откуда-то из гримерки послышались звуки скрипки и композиция плавно затихала до тех пор, пока еще можно было различить едва уловимое звучание инструментов…

 

Игорь Фоломеев, специально для MUSECUBE
Фотоотчет Дмитрия Колосова смотрите здесь

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.