«Музыка – высшее в мире искусство…», – говорил Лев Николаевич Толстой. И, возможно, он был как всегда прав. Пойти на концерт классической музыки – все равно что воскреснуть. Настолько сильно она проникает в тебя и заставляет что-то дрогнуть в глубине души, разбудить это что-то, заставить его трепетать, грустить или радоваться, плакать или смеяться. Концерты, которые дает шведский камерный оркестр под названием «Солисты Стокгольма», не исключение. Ровность и гладкость исполнения, скандинавское обаяние вкупе с очаровательной женщиной-дирижером Марией Эклунд подарили российским зрителям несколько незабываемых музыкальных мгновений.

Камерный оркестр «Солисты Стокгольма» был образован не так давно – в 2012 году. Руководителем же выступила сама Мария Эклунд, российско-шведский дирижер, получавшая образование как в России (МГК им. П.И.Чайковского, РАМ им. Гнесиных), так и в Швеции (Королевская Академия музыки в Стокгольме). За ее спиной – сотрудничество с такими музыкальными величинами, как Паата Бурчуладзе, Мариэлла Девия, Винченцо ля Скола и др. Впрочем, к разговору о московском концерте, проходившем 4 июля в Концертном зале им.П.И.Чайковского, это вряд ли имеет серьезное отношение. Российские зрители сумели оценить не только и не столько величину оркестра, сколько мастерство и темперамент скандинавских музыкантов.

«Солисты Стокгольма» – типичные представители скандинавской исполнительской школы, которую обычно характеризуют как школу с мягким и ровным звуком. Однако подчеркнуто холодная сдержанность и гладкость звучания поначалу несколько сбивали многих слушателей концерта с толку. Музыканты начали первое отделение концерта с «Времен года» Антонио Вивальди. В качестве солиста принимал участие еще один небезызвестный музыкант – шведский скрипач Кристиан Сварфар. Несмотря на безукоризненное исполнение, постоянно возникало чувство того, что музыке не дают перешагнуть ту грань, что отделяет чувство от страсти. Эмоциональная музыка итальянского композитора требовала большего, хотелось слышать больше солирующей скрипки, но, увы, она играла довольно сухо и сдержанно. Впрочем, как уже было сказано выше, возможно в этом действительно заключалась так называемая особенность скандинавской классической музыкальной школы. Однако тут возникало и еще одно интересное ощущение, не музыка лилась в тебя, а ты тянулся за нею. Она притягивала, как магнит. Согласитесь, довольно необычное чувство. По той же причине, поначалу зритель очень робко аплодировал музыкантам, не зная наверняка, стоит ли нарушать эту тишину, эту значительную по своему смысловому содержанию паузу, возникающую между частями концертов. Тут вспоминается гениальная фраза о том, что в интервалах между звучанием классической музыки можно ощутить всю мощь тишины. Действительно можно. От окончания первой части и до взмаха дирижерской палочки для вступления второй – проходит едва ли минута, однако такое напряжение, такую наполненность времени ты редко когда можешь ощутить столь остро. Словно бурный поток проносится очередная знаменитая партия «Presto» из концерта «Лето», и зал заполняет шквал эмоций и аплодисментов

«Но вот гроза, бурлящие потоки/ С крутых высот в долины низвергая, /Ревет, бушует …»…

На сильном, однако, контрасте с темпераментными «Временами года» звучала «Маленькая ночная серенада» Моцарта. Сама по себе утонченная и до невозможности изящная, «Серенада» практически потеряла себя на фоне грандиозного цикла Вивальди. Обычно торжественный и радостный Моцарт звучал очень непринужденно, словно воздушный бег по струнам, словно легкий теплый ветерок в душный летний день. Пронзительно холодные струны, «стальные» смычки и ровность исполнения – очевидно, не самый подходящий прием для исполнения подобных произведений. Но, у каждого может сложиться свое личное мнение на этот счет.

Определенно лучшим исполнением оркестра можно назвать Сюиту в старинном стиле из «Времен Хольберга» Эдварда Грига. То ли от того, что Григ – норвежский композитор, и он ближе шведам по своему менталитету и темпераменту, то ли от того, что он ближе к нам по временной эпохе, но именно его Сюита звучала настолько «невыносимо прекрасно», что сидящие в зале перешептывались о том, как чуть было не заплакали от … счастья. Именно такой и была музыка Эдварда Грига. Струны согрелись теплом, смычки оттаяли, и она полилась огромным теплым солнечным потоком в зал. Она стучалась в души людей, и ей отворяли двери, она пронзала до глубины души и заставляла каждого сидящего в зале чувствовать и переживать. И в этом, наверное, было абсолютное единение мастерства композитора, оркестра и дирижера.

Замок снежной королевы растаял, вместо него взошло большое яркое солнце и осветило лицо и душу каждого слушателя. Романтизм проник в сердца людей, заставив их вновь поверить в красоту не только жизни, но и каждого мгновения.

В заключение оркестр под руководством Марии Эклунд сыграл еще одно произведение из коллекции шведских композиторов, завершив, таким образом, торжество чудесного скандинавского вечера в Московской филармонии.

Юлия Антонова, специально для MUSECUBE
Полный фотоотчет Александры Солозобовой здесь

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.