garouИрина Никифорова убедилась, что Гару по-прежнему способен “поднять” Кремль, а энергии канадского музыканта не в силах противостоять никакие вирусы.

 

 

13 марта в Государственном кремлевском дворце выступил канадский певец Гару с программой “Pop, rock and soul” в рамках тура в поддержку нового альбома «каверов» на хиты лейбла Motown Records. «Soul city» – десятая студийная пластинка в дискографии певца, и хотя последний диск с авторскими песнями вышел еще в 2013-м году, канадского певца меньше, чем кого-либо можно заподозрить в нехватке оригинального материала – с момента успеха дебютного диска “Seul” в числе авторов песен для его альбомов отметились лучшие поэты и композиторы французской эстрады.

 

 

Тем не менее, пока судьба водила того, в чьих жилах течет блюз, тернистыми путями французского шансона и популярных рождественских песен, в его душе не угасала глубокая любовь к той музыке, которую молодой солист группы “The Untouchables” исполнял еще в «донотрдамовский» период в монреальских барах. Поэтому, когда представился шанс порадовать себя путешествием в золотую эпоху Берри Горди, основателя легендарного лейбла, Гару просто не мог отказаться.

 

 

Впрочем, в интервью бельгийскому телеканалу RTBF певец признался, что сам никогда бы не решился замахнуться на Стиви Вандера и Марвина Гея, которых канадский музыкант называет в числе своих кумиров. Идейным вдохновителем альбома, приуроченного к 60-летнему юбилею лейбла Motown, стал Ален Йами, арт-директор звукозаписывающей компании Universal, не подверженный излишнему пиетету. Когда в Universal искали подходящую кандидатуру, чтобы воздать должное «детройтскому соулу», выбор ожидаемо пал на главного канадца французской сцены – все-таки найти исполнителей, одновременно обладающих и серьезными вокальными данными, и приличным английским, на французской эстраде не так просто. Гару согласился, выдвинув два условия: альбом он запишет со своими музыкантами и в собственной студии – переоборудованном по случаю старом деревянном доме.

 

 

«Soul city», появившийся на свет где-то в глубине канадских лесов, был представлен публике в ноябре 2019-го года, а восточно-европейское турне в поддержку альбома, включающее тринадцать дат, стартовало в феврале, и помимо пяти российских городов захватило Украину, Беларусь и Польшу, к которым с недавних пор прибавился Стамбул. Франкоязычной публике программу покажут осенью 2020-го.

В пятницу 13-го бесстрашных москвичей, не испугавшихся коронавируса, встречали сотрудники Государственного кремлевского дворца в масках. Шеститысячный зал был заполнен не до конца – вероятно, с целью обойти запрет на проведение мероприятий численностью свыше пяти тысяч, хотя немногочисленных свободных мест вряд ли набралось бы на лишнюю тысячу.

 

 

Примечательно, что канадский певец в одиночку собрал тот же зал, в котором несколько месяцев назад показывали французский «Нотр-Дам де Пари», при этом стоимость vip-билетов на легендарного Квазимодо превысила цену, за которую из первого ряда можно было наблюдать всю труппу обновленного мюзикла и 200 тонн декораций в придачу.

 

 

На сцене певца сопровождали барабанщик, басист, клавишник, иногда бравший в руки аккордеон, и два гитариста. Сам Гару на протяжении концерта играл на гитаре, клавишных и своем неиссякаемом мужском обаянии, которое не изменяет ему многие годы. Отсутствие бэк-вокалисток и расширенного состава музыкантов, о которых шла речь в европейских промо, наводило на мысли, что, руководствуясь девизом «лучшее враг хорошего» в сочетании с принципом разумной экономии, музыкант привез в Москву слегка видоизмененный вариант той программы, что с успехом была показана в столице в 2018-м. Новые версии собственных хитов под соусом соул пока только в планах – и “Seul”, и последующая “Sous le vent” прозвучали в классическом формате. Так же, как и полтора года назад, Гару появился на сцене под звуки заглавного трека своего дебютного альбома, и единственное, что отличало начало программы – это черная кожаная куртка на герое вечера, которая в сочетании с синими джинсами создала органичный образ: не будь между Россией и Канадой досадной помехи в виде Атлантического океана, можно было бы подумать, что канадец приехал из Монреаля в Москву на Харлее.

 

 

Приветствуя публику, певец вспомнил свой первый визит в Кремль, поделился радостью от возможности снова выступать на этой сцене и высказал пожелание сделать этот вечер еще более невероятным. Амбициозная задача, если вспомнить накал страстей, царивший в Кремле в 2004-м, причиной которому были вовсе не артисты отечественной версии мюзикла «Нотр-Дам де Пари», выступавшие «на разогреве» у тогда еще не столь известного в России канадца, появление которого с сольной программой в центре Москвы для зарождавшейся прослойки ценителей французской музыки было сродни визиту волшебника в голубом вертолете с полным набором эскимо. На вопрос, есть ли в зале те, кто был на том концерте, в аудитории откликнулись несколько человек. “I don’t remember you”, – ответил Гару строчкой композиции «Burning» с альбома “Piece of my soul”, которая затем превратилась в “Je n’attendais que vous” с дебютной пластинки. Из нового альбома в основной части программы прозвучало два трека – “My girl” американской группы “Temptations” и ”Money”, написанная Берри Горди, которые заметно оживили несколько сдержанное начало концерта.

Музыкант много общался с публикой на английском. «Мне запретили целоваться», – шутливо пожаловался двухметровый гигант залу, заполненному, в основном, дамами. Безвыходная, казалось бы, ситуация, ведь тесное общение с аудиторией – немаловажная часть шоу. Продолжая тему, Гару рассказал, что приезжает в Москву с двумя целями – дарить песни и дарить поцелуи, и воздержаться от последнего ему будет «очень-очень сложно». К чести канадца нужно сказать, что он продержался пол-концерта. В ответ на букеты он ограничивался воздушными поцелуями, глубоко вздыхал и только разводил руками, когда дисциплинированные поклонницы, следуя указаниям охраны, складывали цветы на сцену. Но перед одной проявившей настойчивость девушкой все же не устоял – упал на колени и поцеловал в макушку.

 

 

Также музыкант, чьи песни не раз занимали верхние строчки европейских чартов, рассказал, как важно верить в себя и свои мечты. Предваряя “Le blues dans le sang”, он вспомнил историю о том, как получасовое прослушивание на роль Квазимодо со скептически настроенным Риккардо Коччианте, к которому Гару привел Люк Пламондон, неожиданно превратилось в четырехчасовой блюзовый марафон, а телефонный звонок на следующий день возвестил, что он получил роль. Спустя много лет Пламондон и Коччианте написали для него песню – о том двадцатилетнем парне, который, потягивая виски, поднимался на сцену за полночь и до самого утра пел блюзовые стандарты в клубах сигаретного дыма. И пусть прокуренные монреальские бары он давно сменил на статусные столичные залы, большая часть его программы отлично слушалась бы в клубном формате и сегодня.

 

 

Автобиографичный блюз сменился дискотекой. Когда зазвучали аккорды “Quand tu danses”, но на призыв подниматься с мест зал не отозвался, Гару остановил музыкантов и вспомнил, как перед первым выступлением на главной столичной площадке его предупреждали, что не стоит и пытаться «поднять» Кремль, который имеет репутацию серьезного зала, где публика никогда не танцует. Но ему нравится нарушать правила. Что может быть заманчивее, чем превратить в танцпол самую чопорную площадку столицы? «Если я пою “Мне нравится, как ты танцуешь”, а никто не танцует – это совсем не дело», – мягко пожурил он аудиторию. Намек был понят, и те, кто только и ждал приглашения, потянулись к сцене, а затем, сначала несмело, но потом все более активно, под заводные аккорды композиции с альбома “Rhythm and Blues” поднялся практически весь зал.

 

 

Как и в прошлый раз, существенная часть программы была отдана различным попурри. Морская тематика объединила «Амстердам» Жака Бреля, “Emmenez-moi” Шарля Азнавура, “Santiano” на мотив матросской хоровой песни, рассказывающая о путешествии из Сан-Мало в Сантьяго, и любимый канадским музыкантом задорный квебекский фолк. Последний сет Гару и его группа сыграли с особым чувством, а автору запомнился пританцовывающий гитарист, чьи ноги выделывали не менее искусные пассы, чем летавшие над грифом пальцы.

 

 

Звуки “Les moulins de moncœur” заставили вспомнить наполненное эмоциями исполнение этого произведения под аккомпанемент Андре Манукяна в день смерти Мишеля Леграна. Парижскую тему дополнила джазовая классика “I love Paris”, “Les Champs Elysées” Джо Дассена и неожиданное признание канадца, что Париж, конечно, прекрасен, но все же не так, как Москва.

Из хитов Рея Чарльза музыкант ожидаемо выбрал “Unchain my Heart”, а также “I Got a Woman” и “What’d I Say”. Под последнюю композицию, появившуюся на свет в результате импровизации Рея Чарльза на одном из выступлений, когда требовалось занять время до конца концерта, Гару тоже сымпровизировал – спрыгнул со сцены и отправился в зал, предлагая зрителям спеть вместе с ним, попутно станцевав с девушкой из vip-партера.

 

 

Основная часть концерта длительностью в полтора часа, завершившаяся “Belle”, была щедро дополнена четырьмя песнями на бис. Без старых хитов никуда: «Gitan», все еще попадающая в ротации российских радиостанций, вербует Гару новых поклонников даже спустя двадцать лет после выхода альбома, проданного по всему миру тиражом почти три миллиона экземпляров. Да и мощной энергетики певца все так же хватает на то, чтобы справиться с кремлевским залом без дополнительных помощников, хотя на отдельных композициях и создавалось ощущение, что канадец берег голос и избегал высоких нот. Но российская публика, постоянная в своих привязанностях, умеет быть преданной и благодарной – аплодировали программе с привкусом soul слушатели все равно от души. Когда, нарушая кремлевские запреты, зрители галерки спустились к сцене, на глаза автору снова попалась пара, привлекавшая всеобщее внимание в фойе перед началом концерта. Пока публика в ожидании приглашения в зал чинно прохаживалась по коридорам, в холле, отражаясь в огромных зеркалах и вызывая улыбки умиления на лицах взрослых, самозабвенно танцевала девочка лет пяти. Она пересекала кремлевский паркет в изящных балетных па так стремительно, что папа едва успевал ловить ее в камеру смартфона. И вот теперь отец, одной рукой снимая последнюю песню вечера, другой высоко поднимал дочь, которая, сохраняя королевскую осанку и крепко вцепившись в отцовскую шею, не отрывала от сцены сосредоточенных глаз. И глядя в них, невозможно было усомниться в том, что у канадского музыканта в России растет новое поколение поклонников.

 

 

Питерцам повезло меньше москвичей – в связи с запретом на массовые мероприятия концерт в БКЗ Октябрьский, запланированный на 23 марта, перенесли на неопределенное время.

 

 

Ирина Никифорова специально для Musecube

Фотографии Ксении Логиновой можно посмотреть здесь

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.