21 октября в клубе «16 тонн» Александр Ф. Скляр представил собравшейся публике свой первый за последние три года новый авторский альбом под названием «Вася-совесть». После «Песен моряков» (2008), конечно, выходили ещё «Песни моряков-2» (2010), но то были всё же перепевки чужих песен, хоть и преломлённые восприятием и харизмой Скляра. Теперь же записано и опубликовано только свежее. Как сказал сам Александр, «даже подходившие сюда по духу, но написанные раньше вещи, я решил не включать в альбом».

После небольшой задержки концерт начался. Многие проходят через увлечение востоком. На сцене мужчина в костюме, в очках, читает что-то по-китайски. Разумеется, почти никто ничего не понимает. Гаснет свет. На экранах на заднике сцены демонстрируется клип на одну из песен нового альбома: «Люба-бабавая». Ближе к концу на сцену выходят музыканты. На экране появляется сакраментальное «Конец фильма», а на сцене начинается всё тоже самое, только вживую. Звучит острая и резкая «Люба-бабавая». Алексей Рыславский вместо привычного баса играет на контрабасе, на гитаре – Денис Скопин, Рушан Аюпов на бубне (позже он возьмёт в руки баян), Александр Белоносов на клавишных, за барабанами Николай Балакирев, поёт Скляр. На нём чёрный котелок, красная рубашка и чёрный смокинг с красной же подкладкой – эдакий дэнди, одновременно остающийся тем самым человеком, который уже долгие годы несёт с собой идейные лозунги русского рока, русского рок-н-ролла.

В такой же стилистике выдержана и следующая композиция – «Ад и Рай». Идеально выверенные движения, постановка, которой, собственно, нет, чего может быть круче?! Театр, в котором не заметна игра! Скляр – один из самых серьёзных музыкантов русского рока, серьёзных в отношении результатов, в отношении плодов своего творчества. Изначально под каждую песню была придумана своя особая аранжировка. Аранжировки придумывались намеренно без консультаций с музыкантами, чтобы не спровоцировать их на традиционную избыточность собственных партий, напротив хотелось всё до предела упростить, обнажив «в каждой песне её внутренность». Скляр обращает пристальное внимание не только на музыку, и даже не только на слова, и даже не на то и другое вместе взятое. Для Александра крайне важна целостность восприятия, которая складывается из образов и параллелей, возникающих в голове слушателя при прослушивании той или иной композиции. Одновременно с этим в творчестве музыканта чрезвычайно мало аллюзий, почти нет неочевидного, он предпочитает изъясняться предельно чётко и понятно, а оттого любая цитата, даже и стилистическая, используемая в своих композициях Скляром, дорогого стоит.

«Не реви» вышла на альбоме «Песни моряков», но отлично вписалась в блок резких, практически ва-банковских песен. Отличие – лишь традиционный отсчёт Рушана в конце: «Раз-два, раз-два-три-четыре!» и проигрыш перед финалом.

Относительно новая «3:06» с сёрфовым вступлением в «Васю-совесть» не вошла, но вполне могла бы, не нарушая цельность альбома. По звучанию, по настроению она бы в него отлично вписалась. В конце после короткой паузы последовал неизменный эпилог с реггей-вставками. Драматургия, однако! Следом за ней исполняются «Команданте Че» и «Двадцать». На экране пламенное выступление Фиделя, затем кадры документальной хроники на этот раз уже Фиделя с Че Геварой. «Добрый вечер, дорогие друзья!», – здоровается с публикой Скляр.

«Внутри любой программы есть песни, трудные для исполнения», – произносит Александр. Садится. Звучит «Помнишь». Она очень в духе ушедшего недавно в мир иной Евгения Головина, соавтора Скляра по текстам, писателя, философа. Следом исполняется ещё одна негромкая песня под названием «Туман».

Из динамиков начинает петь соловей. Первая мысль – Александр Белоносов колдует над синтезаторами. Но нет же. «Этот соловушка пел у меня в Купавне, когда два года назад я писал эту песню», – поясняет Скляр. Звучит «Костя – Шум и Гам». «Это песня о том, что бы произошло с Костей-морячком из известной песни», – говорит Александр. А мне эта вещь отчего-то напомнила песни «Крематория». И тут даже дело не вальсовой ритмике, а в настроении и буквосочетаниях слов.

Сложно отрицать, что у всех творений Скляра есть собственный, неповторимый стиль. Одновременно каждый альбом особый, нет самоповторов, разве что редкое самоцитирование. Вот и альбом «Вася-совесть» – отдельный, самоценный и, безусловно, взрослый. Это уже не Скляр времён фестиваля жёстких альтернативщиков «Учитесь плавать», но и не шансонных «Песен моряков». Ближе всего «Вася-совесть» к позднему «Ва-Банку». И именно сейчас Скляр протянул связующую нить между своим творчеством ещё времён «Ва-Банка», сольными проектами и вот теперь глубоко поствабанковским периодом. Эта нить обрела реальные очертания благодаря конкретному персонажу, который вскользь мелькнул в рассказе Виктора Пелевина «Нижняя тундра» и, вероятнее всего, так бы и остался незамеченным, но другое оказалось уготовано его судьбе. Уже четвёртую песню посвящает Скляр персонажу по имени Вася-Совесть. Три песни впервые в истории последовательно прозвучали всё в тех же «16 тоннах» на концерте в марте этого года. И вот теперь их четыре. Фактически, целый эпос. Первой исполняется заглавная «Вася-совесть», давшая имя новому альбому. Исполняется не так, как в оригинале. Скляр не поёт, скорее, проговаривает слова речитативом. Именно так записана композиция на бонус-треке. Следующая «За гагарой с чёрным пером» тоже звучит непривычно, мягче, чем обычно. Последней в канонической версии прозвучит «Предательство и контрабанда», но предваряет её новая «А зори здесь тихие». По словам Скляра: «Самая значительная вещь по тому, как создавалась. Очень трудно, очень долго». Но, по-моему, это одновременно и самая спорная песня альбома, ибо есть в неё что-то искусственное.

Скляр, стремясь вписаться в уже опубликованные события, не нарушив хронологию и канву, пишет рассказ о жизни своего героя. А может быть и не стоило так делать? Может, достаточно было отдельных картинок, зарисовок? Пусть бы слушатель додумывал, домысливал сам. В итоге оформившаяся композиция выбивается среди других песен альбома, причём не в лучшую сторону. Описательная цельность Васи-Совести как персонажа альбому пошла только во вред. Таково было первое впечатление. Впрочем, послушав позже на альбоме песню раз, другой, третий, поймал себя на мысли, что, вроде, и ничего, даже стало чем-то нравится. Бывает и так. Поживём-увидим, какой окажется сценическая судьба композиции. Будет ли она исполняться на концертах, захочет ли её слушать и слышать публика. Зачастую судьба плодов творчества извилиста и непредсказуема.

Ещё пара песен, и концерт подошёл к концу. Звучит «Корабли не тонут». Музыканты по очереди покидают сцену. На экранах сменяют одна другую кадры известного клипа с лицами покинувших нас кораблей современности: Джима Моррисона, Николая Крючкова, Эрнесто Че Гевара, Николая Гумилёва, Жана Гобена, Джонни Кэша и других.

Сцена пустеет, но зрители не расходятся. На бис Александр выходит в блондинистом парике. В том самом, в котором снялся в клипе на песню «Люба-бабавая». Можно было ожидать, что угодно, но исполняется старое-престарое «Кислое вино». С элементами реггей оно звучит немного неожиданно, но, тем не менее, это тот, старый ещё кухонно-акустический «Ва-Банкъ». Следующая вещь не менее неожиданна – кавер на легендарную «Досуги-буги» Петра Мамонова. Ну, и совсем уж в заключение исполняется «Есть моря» с «Песен моряков». Вот теперь конец. В плей-листе ещё были заявлены «Эльдорадо» и «А море бурное», но по каким-то причинам они так и не прозвучали.

Презентация завершена. Альбом опубликован. Наверняка критики теперь разберут его по косточкам. Альбом мэтра не может остаться незамеченным. И возникает законный вопрос: чем то, что происходило на сцене, принципиально отличается от «Ва-Банка»? Чего ради стоило распускать успешную группу? Если только ради стилистической свободы. И впрямь, сейчас у Скляра развязаны руки. В одном из недавних интервью Александр поясняет: «С последним составом группы я зашел в тупик, никто там не хотел полноценно заниматься интересными аранжировками, развиваться. Мы бы топтались на месте. Для чего?» Впрочем, кому-кому, а музыкантам в любом случае наверняка приятнее как-то именоваться, а не просто «работать со Скляром». Название группы – «Ва-Банкъ» или как-то там иначе – это так или иначе объединяющая общность и фирменный знак. Но то музыкантом, а публике, думается, всё равно, как называется объект, на концерты которого они приходят. Главное, что старые песни никуда не деваются, а новые композиции не перестают появляться, причём такие, которые способны составить старым любимым песням нешуточную конкуренцию.

Текст: Андрей Ордальонов
Фото: Пётр Петрунин

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.