«Меня преследуют! Дядя Дима, что за черт? Валера, вытащи руки из-под одеяла», ― проблеял неизвестный. «Так, так, так, все параметры в норме. Мне что с тобой драться что ли? Саша ― и это председатель ЖСК», ― ответствовал кто-то. Мужик рядом громко гавкнул. Это зрители в прошлую пятницу, 11 июля, в клубе «Театръ» начали в зале концерт группы «НОМ» еще до выхода артистов на сцену.

Когда народ пришел в окончательное исступление, на сцену вышел солист группы Александр Ливер в парадном мундире времен войны 1812-го года и запел «Шоу маст гоу он» с немецким акцентом на восточный мотив. Бархатный, густой, обволакивающий бас-профундо солиста женевской оперы разлился по залу. Ливер приехал из далекого горного края, чтобы присоединиться к величайшим представителям абсурда и трэша российской современности, профессиональным музыкантам «Неформального объединения Молодежи» (НОМ). Альтернативный ансамбль был создан в 1986 году в Ленинграде, основным творческим методом при образовании коллектива была «драматизация идиотических проявлений действительности и идиотизация драматических».

Поистине на сцене происходила драма: то комедия, то трагедия ― и все в лучших традициях театра абсурда без намека на фальш и надуманность. Вот таинственный незнакомец исполняет арию человека в маске. Вот он же, облаченный в треники и тельняшку с желтой спортивной курткой, поет про бодающегося жука-оленя и небольшую мокрицу ― все в неопределенном стиле и идеальном звучании. Руки человека в трениках выдавали в нем музыканта высшей пробы, который академически дирижировал, да безукоризненный вокал и сценическое мастерство. Каждый раз музыкант превращался в персонажа очень знакомого и искреннего.

―А это мой племяш, ― указал Ливер на Андрея Кагадеева. ― Здравствуй, племяш.

К человеку в трениках присоединился дядя в рубахе с крестом на груди, а позже ангельского вида певица с голосом из советских фильмов 60-х, бэк-вокалистка Варвара Зверькова. «Пасека, пасека, у меня есть пасека», ― закрутились они в вихре звука.

Следом на сцену невозмутимо вывалился Иван Турист в костюме медведя и присоединился к действу. Слух вылавливал лирические напевы будоражащего баса: «Собираем все самое мерзотное по краям помоечной души», а также «Так имело ли смысл целоваться в кино, загорать и питаться порою умеренно мясом, чтобы стать пидорасом?». И совсем драматичное: «У сортира на краю земли».

По ходу концерта я приходила в себя после рабочей недели, а персонаж советской барышни Варвары Зверьковой в платье с цветочками в это время постепенно ломался, превращаясь в нечто, или в самого себя. Вот он уже пляшет на сцене в шапочке обезьяны под звуки балалайки, аккордеона и бубна. А вот он свинья ― подружка медведя. А тут артистам все надоело и в пиджаках с золотыми пайетками они имитируют совокупление на сцене.

«Гнид, гниды, гниды, гниды, гниды, гниды», ― весь зал пел и приплясывал под одноименную композицию на мажорную фортепианную гармонию.

― Что же мы еще забыли сделать? ― вопрошал музыкант. ― Что-то в подвале старого полу покосившегося дома…

Народ бесновался и я вместе с ними, прося музыкантов выйти бис после двухчасового спектакля.

В финале Ливер скомандовал: «Два по 50 и два с килечкой» ― и исчез.

Галина Борисова специально для MUSECUBE
В репортаже использованы фото Галины Супрунович отсюда

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.