Уверена, что многие из тех, кто пришел на концерт кубинского пианиста Чучо Вальдеса, со мной согласятся: как бы ни был прекрасен Большой зал филармонии, это не помещение для джазовых концертов. Даже если приехала «звезда» с мировым именем, обладатель нескольких премий «Грэмми» (а их за красивые глаза никому не дают!), человек, чье имя известно поклонникам джаза во всех уголках света. Потому что акустика зала, увы, не вполне соответствует требованиям. Если бы Вальдес выступал один, соло – это еще пол-беды. Но он приехал с ансамблем. Ударная установка и два перкуссиониста, бас-гитара и духовая секция… нет, это уже слишком. И те, кто сидел на задних рядах время от времени морщились: блин, весь кайф сбивает «вата в ушах». Старались пересесть поближе. Да не слишком-то богат был оказывался выбор: несмотря на не самые дешевые цены на билеты, зал был почти полон.

Есть и еще один вопрос: джаз предполагает некую (и немалую!) свободу, раскованность. И для тех, кто исполняет, и для тех, кто слушает. А Большой зал филармонии академичен и даже чопорен. Словом, было слишком уютно в конкретном месте. Зато остальное…

Первое, что хочется отметить – приехала не «звезда». Как бы не велик был Вальдес, основатель, пожалуй, самого знаменитого кубинского латино-джаз-бэнда Irakere, но он всем своим музыкантам дал сольный выход. И те не подвели. Так что можно сказать, что это был целиком «звездный» коллектив. Фортепиано послушно уходило в тень, когда того требовали законы джазовой импровизации, и блистали другие.

Chucho Valdes

Второе – сам Вальдес. Сказать «роскошно» – означает ничего не сказать. Ибо это невероятно! Латиноамериканский темперамент, неудержимость – и европейский лоск. Получившаяся гремучая смесь выплеснулась в зал и покорила публику буквально с первого же аккорда.

Общеизвестный постулат: «Джаз – это свободное дыхание». На этом концерте дышалось легко и свободно. Ну, разве что в отдельных моментах дух захватывало от восторга и восхищения. Работой мастеров – четкой, слаженной – нельзя не полюбоваться. Вроде бы они ничего в свой труд и не вкладывают: так, общаются на сцене в свое удовольствие. Не словами – звуками. Чучо сделал еле уловимый жест свободной правой рукой (левая продолжает свою партию) – и бонги уступили место солиста саксофону, затем подхватила труба, после этого на первый план выходит фортепиано – и зал взрывается шквалом аплодисментов. За классное соло у джазменов принято благодарить сразу.

Джаз бывает еще и хулиганистым с точки зрения почитателей классики. Покуситься на святое?! А Вальдес покушается постоянно, и делает это с самым невозмутимым выражением лица. Отрывок из Рахманинова? Пожалуйста. Шопен? Легко! И как вишенка на тортике, как дань уважения к публике и к городу – хрипловатый голос, негромко говорящий: «Римский-Корсаков – величайший русский композитор. Сейчас вы услышите Римского-Корсакова в блюзе». После этого руки ложатся на клавиши, и диковинной бабочкой впархивает в осенний вечер дивная мелодия из «Шехерезады». Как-то удивительно слышать, что в знакомые с детства гармонии вдруг вплетается чистейший, донельзя классический блюз. Он не противоречит основе – нет, он ее дополняет и раскрывает по-новому. Кто-то может счесть едва ли не кощунством – а лично мне понравилось. После таких экспериментов, если они талантливы, исходная тема предстает посвежевшей и еще более прекрасной. То, что сделал Вальдес – талантливо.

Спасибо ему и его музыкантами за праздник кубинского лета в осенней промозглости.

Юлия Лаврушина, специально для MUSECUBE

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.