Клуб-театр “Мастерская” уже второй год заканчивает сезон фестивалем Guest Stars, так что есть надежда на появление доброй традиции.

Вездесущий Чепарухин (успевший между делом номинироваться на Степного Волка в загадочной и почетной категории КАТАЛИЗАТОР) уже устраивал транзит “в Пермь через Москву”: годом ранее Инди Зара, Hazmat Modine, Нина Настасья и прочие крутые ребята из разных стран отметились в Мастерской перед поездкой на пермское “Движение”, идеологом и арт-директором которого и является Чепарухин. В этом году компания подобралась не менее знатная: Kimbata из Африки, Enrico Esma из Италии, Capitan Tifus из Аргентины, даже таинственные тауреги Koudédé из Нигера… Не… мы не знаем их, так же, как и вы, но если не поленитесь послушать хотя бы по одной композиции из перечисленных, убедитесь, что в музыкальном плане Мастерская приготовила самый нетривиальный июнь. Вот кого мы действительно знаем и с удовольствием слушаем – это Speech Debelle.

Можно наклепать с десяток душещипательных фильмов про ямайскую девушку из Южного Лондона, брошенную отцом и вынужденную жить с матерью-наркоманкой, от которой она сбежала в 19 лет и 4 года шлялась по ист-эндским и брикстонским хостелам, пока слава самой многообещающей хип-хоперши старого света не настигла её в одном из них… но займемся этим, к сожалению, не мы. А вот что в наших силах, так это рассказать про действительно талантливую исполнительницу, уже первый альбом которой Speech Therapy победил как лучший на Mercury Prize, соревнуясь, на минуточку, с Florence and the Machine, Kasabian и La Roux !!!

Что было на концерте 22 июня: мало людей. Неприлично мало людей, что, впрочем, позволило, не отрываясь от бара, прекрасно видеть молодую чёрную девушку с дурацкими дредами и в не менее дурацких штанах и рубашке: идеальная рэп-исполнительница. Первая же композиция Live For The Message объяснила эпитеты “самобытная”, “оригинальная” и “стоящая особняком”. То, как Спич читает достаточно жёсткие по содержанию тексты о жизни лондонских окраин и своём в ней непосредственном участии, с трудом вяжется с этим ласковым, чувственным, где-то даже девичьим голоском. Манера исполнения почти элегантная, в меру сексуальная и навевает ассоциации не с какой-нибудь Мисси Эллиот или Мэри Джей Блайдж, а почему-то Барри Уайтом. И музыканты – в шляпах, скинни и кедах, играющие что-то вроде лаунж-джаза на грани с качественным попом, вовсе не похожи на типичных “бро” в безразмерных штанах, составляющих обычную свиту приличного рэпера.

Если не вслушиваться, можно подумать, что речь идёт о солнечном деньке, проведённом в компании приятелей на пикнике. Хотя на самом деле там что-нибудь типа “2 AM in my hostel bed, my eyes them red, my belly aint fed,I got butter but I aint got bread and I’m smoking on my last cigarette.I aint got creds I can’t make calls, got no papers I got no jewels. Got debts up to my eyeballs who made these rules, it’s a catch 22”.

Хотя были и вполне себе реггей-треки, где всё хорошо и люди любят друг друга, вроде Buddy Love, и даже романтическая I’m With It.

Ну, и конечно, нет смысла ходить на концерты в Мастерскую, если нельзя потом небрежно обмолвиться, что, мол, болтал о том о сём с заезжей дивой. Хотя говорила преимущественно она: шутила и предлагала “воудку”. Закончила сет ритуальным распитием стопариков с ней же родимой.

Удивительное дело: никогда ещё дикое количество информации об изнанке жизни лондонских окраин не дарило такой заряд романтического позитива и расслабленного спокойствия. Такая вот она, Спич. Эх… В Пермь что ли съездить…

Текст: Стелла Татевосян

Фото с официального сайта певицы

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.