shortparisКакой-то чудаковатый день. Ясное небо, но падают дождевые капли, а когда небо стягивает тучами и везде веет холодом, дождь забывает о своём существовании. Безумные пассажиры в метро: кто-то вальсирует с невидимым человеком, кто-то смотрит в своё отражение и напевает какой-то странный мотив, кто-то пристально смотрит в мои глаза, смотрит так, как смотрят на врага. Невыносимая странность бытия. Соседние здания, что находятся по пути в клуб Adrenaline Stadium кажутся искажёнными – чересчур высокие, чересчур низкие, неровные, танцующие в честь древнегреческих богов, холодные. Москва говорит всеми своими очертаниями, что она готова к концерту группы Shortparis.

Странная музыка. Музыка, что похожа на мантру, созданную в каком-то трипе. Музыка, которая вводит в транс, но сводит тебя с ума, ибо ты умираешь от нетерпения. Она успокаивает, но в тоже время заставляет смотреть на часы и переживать. Невозможное сочетание. Прожектора светят на нас, как на преступников. Свет падает на каждого, каждый может почувствовать себя в ловушке, заключённым. Кто-то хитрый и большой наблюдает за нами. Тишина. Выключили музыку. Тишина. Гаснет свет. Раздаются аплодисменты.

На сцене темно, ничего не понятно. Понимаю, что светит сзади, я оборачиваюсь и вижу что-то вроде второй сцены. Шесть парней в рубашках стоят по краям, два рояля и один пианист. Музыка кажется ещё странней, мысли соединились с мелодией, и теперь в голове только этот мотив. Композиция сыграна, парни кидают цветы музыканту и кричат: «Браво!» Пианист благодарит поклоном и садится за второй рояль. Все по кругу. «Браво!» Ещё раз. «Браво!» И вновь история повторяется. «Браво!» Музыка играет, но вот выходит “отжиг” из парней и начинает стучать по роялю, второй выходит вслед за первым и бьет по клавишам, третий… Выходят все, они портят композицию, пианист продолжает играть. В мелодии слышно отчаяние. От любви до ненависти. Свет мигает. Темнота. На основной сцене загорается свет. Я слышу, как поют песню «Бирюза», внимательнее вглядываюсь в облик музыканта. Он стоит неподвижно, словно неживой. Рассматриваю лучше. Это манекен. Сводит с ума. Нашими мыслями управляет манекен. Безумие. Появляется Николай Комягин и мы тонем в сумасшествии.

Реальный мир уходит на второй план. Реальный мир растворяется в песнях. Реальный мир исчезает. Появляется мир наполненный странной музыкой и безумными танцами. Мое тело отказывается воспринимать что-либо. Я впервые достигаю состояния нирваны. Эти странные песни, что наполнены смыслом, но уносящие тебя в другие миры, творят что-то необъяснимое. Выхожу из транса, взгляд падает на музыкантов. Я получаю эстетическое удовольствие. Их движения приковывают взгляд и нет сил даже моргнуть. Магия. Магия в чистом виде. Они колдуют? Шаманят? Это странно, но это так цепляет. Кажется, что Николай Комягин и Данила Холодков – единое целое. Движения одного повторяют движения другого. Их любовь к свободе проявляется с каждой секундой все больше. Это безумные танцы, которые невозможно с чём-то сравнить. Кажется, что этот концерт является одной из потерянных глав «Сатирикона». Неожиданно приходит осознание всей мощности человека – Николай не стоит на месте с микроном в руке, он пребывает в бесконечной пляске с какими-то невидимыми существами и поёт. Поёт без “фанеры”. Поёт. Мы слышим его голос. Комягин спускается к танцполу. Меж строк целует некоторых зрителей, как целует мать при благословении сына. Ходит по балкам. Падает в толпу, и толпа его несёт, его движения в этот момент напоминают волну. Он оказывается вновь на сцене, и он не останавливается. Он поёт. Николай кажется ещё более сумасшедшим. Разве на такое способен нормальный человек? Разве такое возможно? Насколько сила человека безгранична?

Безумие. Невозможность бытия. Сатирикон. Звуки. Танцы. Движения. Слова. О самом важном. Все смешалось. Пропала грань. Пропала грань у каждого. Все пребывают в какой-то прострации. Иногда мы все подпеваем, иногда зачаровано смотрим на сцену, иногда теряемся и не понимаем, что происходит. Это не концерт, а какое-то безумие, о котором сердце мечтало всю жизнь.

«Бирюза». Прислушиваюсь лучше. Нет, не показалось. Песня, с которой начали, и, видимо, песня, которая завершит этот вечер. Чувствую конец чего-то важного. Тело начинает дрожать. Свет искажает очертания музыкантов, все расплывается. В какой-то момент песня подходит к концу, я не смогла уловить этот момент. Начнёт свет. Мы стоим в темноте. Концерт окончен. Темно. Включается привычный свет площадки, и голос из динамиков просит не задерживаться у выхода. Концерт окончен. Не могу поверить в это. Смотрю на сцену и декорации. Их уже разбирают рабочие. Карнавал окончен, и нужно все убрать. Они работают быстро. Все растворилось.

Ноги ведут к выходу. Не понимаю, что происходит. Несколько человек подошли и спросили что-то про группу. Кажется, все они спрашивали название. Безумие продолжается. А в голове играет музыка. Хочется вернуть время вспять и все пережить вновь. На улице холодно, очень холодно. Ноги подкашиваются. Рассудок помутнел. Темнота.

Азалия Фаттахова специально для Musecube

Фотографии Марии Скориной можно увидеть здесь

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.