«Подход к ограничению шума различен в зависимости от размера отливки, типа металла, особенностей рабочей зоны и других факторов. Необходимо соблюдать установленные правилами ежедневные безопасные пределы вредного воздействия. В качестве последнего средства используются индивидуальные средства защиты органов слуха».
Франклин Е. Мирер «Литейное производство»

В начале 90-х происходит последний этап развития тяжёлой музыки. Увы, но это факт. Метал растекается на death, doom, black и прочее экстремально-сатанинское «отродье». Он накрывает тяжёлым панцирем электронный industrial, превращая этот стиль в самый агрессивный, но очень популярный и востребованный жанр музыки. Группа Samael является самым ярким представителем такого перерождения.

Вывернувшись из крепкой хватки примитивного блэк-метала, они не просто обрели своё уникальное звучание, создав кучу интересных альбомов на все времена, но и стали родоначальниками жанра, который потом назовут dark metal. Упомянуть об этих фактах необходимо, так как 17 февраля в клубе «Зал Ожидания» Samael представляли программу своего легендарного альбома “Ceremony Of Opposites” , который музыкальная общественность считает новаторским и прорывом не только для группы, но и для всей тяжёлой музыки в целом. Впрочем, есть мнение, что вышедший спустя два года “Passage” и есть тот самый прорыв, а «церемония» всего лишь отход от штампа. Впрочем, это были мелочи для совсем немногочисленной публики, которая уже скупила чуть ли не весь тираж маек Samael для этого тура и надеялась увидеть что-то модное, но с духом настоящего метала.

«Самуилы» не первый раз в России, костяк группы Ворф (Vorph, он же Michael Locher) и Кси (Xytras, он же Alexandre Locher) всегда неизменен, но наблюдать за внешними метаморфозами этих неординарных музыкантов всегда интересно. Ворф окончательно принял образ не иначе как монаха-буддиста: обычная для него длиннополая юбка в сочетании с белокурой (или седой?) бородой не сочеталась с образом мрачного лирика жестокого сатанизма. Но это тот случай, когда тебя пугают понарошку. А вот что действительно сразу огорчило, так это логичное, на первый взгляд, расположение Кси позади всей группы. Логичное в виду законов жанра, ведь клавишник, он же программист или «запукскатель» сэмплов, по совместительству немного барабанщик, должен находиться позади главных действующих лиц. Харизматичный Ворф вне всяких сомнений смотрелся великолепно среди оттенённых гитаристов, но главный «мотор» группы на маленькой сцене, к сожалению, оказался почти не виден. Но это только поначалу…

“Ceremony Of Opposites”, как и принято в начале любого концерта, принимали на ура. Samael решил отыграть его от «корки до корки». На такие подвиги могут без всяких сомнений пойти слейера да металлики. Наши герои тоже решились. Публика приуныла, заdoomалась. Лава скрежета гитар образца начала 90-х под рёв умирающего льва сотрясала стены и самоотверженных фанов. Была надежда, что скупые клавиши в конце концов выведут чуть посильнее и разбавят это грязное литьё. Но увы. Даже переход на песни альбома “Passage” с абсолютно другой гармоникой и настроением растворились в щлаке.

– «Как дела? Харашо?», – неожиданно по-русски прозвучало от Ворфа. Предложение услышать песню с нового (вернее последнего) альбома «Lux Mundi» означало окончание первой части представления. Уверенность, что «Самуилы» спасут концерт ещё оставалась. “Of War” и особенно “Luxferre” дали свежести, а великолепная хитовая, узнаваемая при любом звуке, “Slavocracy” всё-таки завела публику. Тем более, что Кситрас играл на этом концерте больше чем «станкоинструменталист». Живая партия клавиш и ещё более живое рубилово по барабанам по другую руку для него это не просто эффектный ход на публику. Именно Кси вытаскивал хоть какие-нибудь «музыкальные» акценты в этот вечер. И не только музыкальные! Он буквально выпрыгивал из-за ряда клавиатур, как будто дирижируя своим каким-то оркестром. Вот кто был самым эмоциональным и действенным участником этого концерта. Заключительные песни концерта вообще убили даже это хорошее впечатление.

Samael решил под конец накрыть всех современным вариантом своего блэк-метала, сжигая всё живое, включая зачатки музыки. Про выход на бис даже не думалось. Само собой, как всегда, вежливая питерская публика проскандировала «СамаЭль», но на этот раз без особой поддержки. Да и группа тоже не горела желанием продолжать.

Дело не в том, что случаются неудачные концерты. Такие концерты могут случится по причине некачественного звучания (отвратительный звук), отсутствия публики (человек 300), плохого выбора времени и места проведения (четверг). Но случаются «неконцертные» группы, с великолепным материалом, но который не всегда может быть правильно исполнен. Живое выступление это искусство, ради которого мы все и приходим на концерты.

Алексей Романенко, специально для MUSECUBE
Фотоотчет Любови Никанчук смотрите здесь

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.