Стоит на сцене в халате и солнечных очках. Центр города. Альма Матер. Нуууу… Может себе позволить : Петр Мамонов.
Его уже давно зовут по имени-отчеству, благоговейно закатывают глаза и ловят каждое слово. Ореол святого юродства как-то неожиданно намертво прилип к самому безбашенному рокеру 80-х.

Теперь его приходят не только слушать , но и СЛЫШАТЬ. Уже традиционно концерты Петра Николаевича делятся на 2части : непосредственно песни ( чуть более часа) и долгие разговоры ” по душам” и ” за жизнь”.

Началось “Аэробусом любви”. Биографичное интро из разряда ” все, что вы хотели знать о Мамонове, но стеснялись спросить” слегка напрягло своей протяженностью ( минут 7 точно) и нарочитой немелодичностью на грани с пьяным ором в караоке. Возможно в этом и была задумка : вынудить слушать стихи , не отвлекаясь на музыку. Но….зачем???
После первой песни халат и очки все-таки были скинуты , явив миру Мамонова во вполне человеческом , брючно-толстовочном, виде, но этим закосы под нормальность и закончились. Все последующие треки были чудовищно-аномальными близнецами первого. “Красавица Марина”,” Будь Моей” и даже “Досуги-Буги”.

К третьей песне хотелось в лучших рок-традициях разбить черно-белый Фендер-источник непрерывного психоделического рефрена, выкорчовывающего мозг из черепной коробки. Сам Мамонов , понимая что творится, благодарит зрителей, входя в положение тех, кто просто хотел насладиться успокаивающей бардовской песней.

“Блюз тайно тоскующего по дому человека” в плане исполнения не сильно отличались от прочих замордованных треков, но философская притча о человеке, который всю жизнь вынужден заниматься бессмысленным накопительством и исполнением социальных ритуалов, чтобы успокоиться в могиле, где ” не надо ничего покупать, не надо никого в гости звать, не надо ничего никому говорить…” очень хороша в контексте созвучности мыслям большинства жителей мегаполиса.

Для поклонников не станет открытие, что Мамонов лет уже несколько выпускает поток своего сознания малым тиражом в скоромного вида книжицах . “Закорючки” – собрание сочинений в 6 томах, которые можно прочесть за пару часов. Чрезвычайно трогательно в эру твиттера читать на бумаге что-то вроде ” я смотрю в окно… передо мной куча желтых листьев, нападавших с вишни. Каким-то образом в них отражается весь небосвод.”

Общая концепция большинства песен тоже не больно хитра: что вижу, то и пою. Принцип этот странным образом работает уже неприлично долго, чтоб можно было свалить на случайность. Тут речь уже о “Феномене Мамонова” , под обаяние которого в какие-то моменты попадают все.

“Серый голубь”- пример того, что вот только начнешь рассуждать в контексте “ну что за чушь он несет”, как одна гениальная фраза переворачивает все с ног на голову: Я самый плохой, я хуже тебя…

Я самый ненужный, я гадость, я дрянь / Зато я умею летать!

Те, кто ждал исполнения “старых-добрых”, дождались, но обрадовались ли? “Шуба-дуба блюз” растерял безбашенность , а “Источник заразы” вообще опознавался только по тексту.

Непринужденность музицирования отправлена в отставку в угоду слегка напрягающей крикливости и напористости. Это уже не Звуки Му, но никого, похоже, сей факт не смущал: слушали внимательно, хлопали старательно, улыбались иронично. Не подпевали.

“Мальчик-с-пальчик” и “Волосы Твои На Ветру” закончили вокально-инструментальную часть, но, как уже было сказано, дело этим не закончилось.

Отдохнув минут 5, Мамонов продолжил теперь уже творческий вечер в качестве рассказчика. Про что говорил? Про Бога , и что каждый должен к нему прийти. Удивительное дело : какой-нибудь свидетель Иеговы уже полетел бы взашей из клуба в центре столицы после первой же фразы, а его слушают. “Что будем делать в четверг, если умрем в среду?” – задается коронный вопрос, и он не последний в череде риторических, прозвучавших в этот вечер. Так как четких ответов к ним по определению быть не могло, оставляю зрителей в надежных руках благостного старца, до 45 лет имевшего репутацию величайшего алкоголика Москвы, чтобы поспешить в ближайший бар: я ведь так и не услышала музыки в это вечер.

А. Ну да. Сейчас же налагаются анафемы на статьи о Мамонове, в которых не упоминается его набожность и главные роли в фильмах Царь и Остров: да, это так.

Стелла Татевосян, специально для MUSECUBE
Фотоотчет Александры Кирика смотрите здесь.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.