Почти год назад поползли слухи о бомбе, которую готовил для российских театралов, а также своих поклонников Гарик Сукачёв. Готовил как режиссёр-постановщик по пьесе англичанина Майка Пэкера, готовил в театре «Современник». И вот, наконец, свершилось: генеральные репетиции, а фактически первые публичные прогоны «Анархии» позади. На одном из таких предпремьерных показов, состоявшемся 27 января, довелось побывать и мне.

tHe DysFUnCKshonALTZ

На поверхности история распавшейся чертверть века назад панк-группы «tHe DysFUnCKshonALTZ», собирающейся в наши дни, чтобы вновь начать выступать. А по сути постановка о том «сколько» стоит компромисс, если «взять бабки – это признать, что всё, за что мы боролись – туфта».

В первые минуты настораживает обилие ненормативной лексики, именно её количество. Но нет, именно в таком объемё гармонично. Два-три слова на двухчасовой спектакль – необъяснимо мало, чуть больше — выглядело бы искусственно, примитивным желанием эпатировать. А в реальности герои на этом языке разговаривают. Фильтровать базар перестаёшь достаточно быстро: создание обстановки, атмосферы – цель достигнута. Михаил Ефремов, Дмитрий Певцов, Мария Селянская, Василий Мищенко и примкнувшая к ним Ольга Дроздова – труппа, «беснующаяся» на сцене. Сами то они вжились ли в роли до конца? Похоже, что да, вжились, если даже непривычные для театральных подмостков реплики не вызывают отторжения: «Ты даже себе не можешь представить, как мне приятно снова слышать твою демагогию. Давай, я у тебя отсосу».

И на контрасте во время действия периодически звучит сладкая синатровская My Way.

Однако, к спектаклю фактичеки в форме «панковского мюзикла», как это ни странно, явно оказались не готовы журналисты. На их лицах читался какой-то восторг, граничащий с инфантильностью. Такое впечатление, что для поколения детей сам факт постановки «Анархии», факт функционирования «Дисфункционалов» стал формой странного, не совсем понятного протеста поколения отцов.

— Может, твой отец был педофилом?
— Гораздо хуже, он был банковским менеджером.

Вряд ли можно сказать, что худрук театра Галина Борисовна Волчек в абсолютном восторге от происходящего. Она не скрывает, что именно обилие ненормативной лексики «было главным полем битвы». Всю первую часть прогона вплоть до антракта она сидела на любимом 10 ряду почти без движения: «Мне было интересно, как отреагирует публика, отзовётся ли».

Галина Волчек

И уже в перерыве пояснила: «Я всю жизнь рискую, и когда молодым режиссёрам доверяла ставить, и сейчас. Это риск. Без риска неинтересно жить. И надо помнить, что мы когда-то взяли на себя смелость, назвав себя театром «Современник». Вот, собственно, и ответ на вопрос, что такое для Галины Борисовны «Анархия». Талантливость, яркость, современность постановки – основные критерии. А едва ли не единственным условием Волчек было, чтобы «Анархия» была спектаклем театра «Современник». Всё прочее – суета сует. Галина Борисовна готова рисковать многим, но не своей репутацией, которую, впрочем, Гарик Сукачёв сбережёт во что бы то ни стало

Думается, Волчек не стоит волноваться. Об «Анархии» будут говорить, будут спорить до хрипоты. Спекталь – шок, спектакль – ломка. Онлайновая трансляция премьеры по кинотеатрам страны и фрагментарные декорации в виде нагромождения ламповых ТВ на заднике – находки. С одной стороны современный аскетизм, а с другой полнокрасочное действие, полностью вырывающее из тусклой повседневности. Совсем скоро «Анархия» пойдёт в народ, она практически обречена на растаскивание на цитаты, как это было когда-то с «Кризисом среднего возраста».

*******************************************************************

Гарик Сукачёв

Игорь Иванович появляется перед журналистами в фойе театра без пяти минут семь в демократичном белом пуховике нараспашку: «Ребята, сейчас начнём». Гарик – медийная фигура и безусловно звезда, к его словам прислушиваются, ему задают вопросы, чуть заискивая, как кажется, боясь впасть в немилость, но он по-прежнему умудряется стесняться и периодически, отвечая на вопросы, смущённо улыбается.

«Любое произведение, за которое ты берешься, так или иначе автобиографично», — говорит Сукачёв. Так и «Люди из пластика» — по сути своей плоть от плоти «IKEЯ» с альбома «Третья чаша» (2005). И, возможно, именно эта постановка наконец-то подтолкнёт Гарика к написанию новых песен, потому что, как признаётся сам музыкант, «последнее время ничего не пишется», а последнее время тянется уже довольно длительный период. Впрочем, Сукачёв готов уже сейчас «в двадцать стволов что-нибудь дикое изобразить на сцене», имея ввиду участие «tHe DysFUnCKshonALTZ» в клубных концертах «Неприкасаемых», которые фактически стали крёстными для новобранцев мира рок-н-ролла, и «у каждого актёра был свой «неприкасаемый». «Бодрят они меня уже полгода, все эти ребята. Мне опять нравится играть жёсткие песни. Мы их давно не играли», — мечтательно говорит Гарик в одном из интервью.

«В мире нет никаких причин для существования «Дисфункционалов», кроме меня», — говорит в финальной сцене спектакля герой Михаила Ефремова по имени Билли Выкидыш и, обняв героиню Ольги Дроздовой, расстреливает из пистолета первые ряды зала. Проблема Билли в том, что он «до сих пор считает себя терриристом». А в реальном мире экс-панкам только и остаётся, что «продавать правду с улыбкой чеширского кота».

Премьерные показы спектакля состоятся 30 января, а также 6, 8 и 22 февраля.

Текст: Андрей Ордальонов
Фото: Светлана Боброва

Полный фотоотчёт здесь.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.