H016Ob32UYsВ преддверии всемирного дня танца в Санкт-Петербурге стартовал один из самых интересных международных балетных фестивалей – Dance Open. Уже четырнадцатый апрель подряд он собирает ведущих хореографов и исполнителей со всего мира и дарит петербуржцам возможность целиком погрузиться в магию танца, открыть для себя новые грани балета и вспомнить, что это сценическое искусство неизменно остается популярным, любимым и современным. 21 апреля фестиваль открылся пресс-конференцией, посвященной грядущей неделе танца, и вечерним представлением от Голландского национального балета (Dutch National Ballet), заслуженно считающегося одной из лучших танцевальных трупп мира. Этот коллектив из Амстердама уже не в первый раз приезжает в Петербург, поэтому его гастроли закономерно вызывают ажиотаж у поклонников, которых в России уже немало.

В этом году для выступления на Dance Open голландцы подготовили специальную программу «Возвращение к Баху», показанную на исторической сцене Александринского театра, в самом сердце петербургской балетной жизни. Эта гастрольная версия основана на недавней одноименной премьере труппы и состоит из пяти миниатюр и одного одноактного балета, в которых ведущие хореографы по-новому осмыслили значение музыки Баха и поэкспериментировали с его музыкальной философией, черпая вдохновение в истоках барочного звучания, отголоски которого слышны до сих пор. Разные по содержанию, все шесть постановок объединены единой темой торжества красоты и грации танца. Выступление Dutch Natianal Ballet являет собой настоящий бенефис блестящих танцовщиков, для которых не существует никаких пластических границ и рамок.

Балетный вечер открыла композиция «Дуэт» в постановке Кристофера Уилдона на гармоничную в своей цикличности музыку Мориса Равеля. «Первый концерт для фортепьяно с оркестром соль мажор» стал источником вдохновения для полной противоречий и терзаний любовной истории, где двое стремятся к трудному и долгому единению. Уилдон, являющийся одним из ведущих хореографов в мире и имеющий колоссальный опыт балетных постановок по всему миру, в том числе и в Королевском балете Ковент Гардена, где он также работал с композициями Равеля, создал танец, где движения являются непосредственной визуализацией музыкальных впечатлений. «Дуэт» стал символом вагнеровского рождения трагедии из духа музыки, выражением мужского и женского начала.

goHO47IH-tsНа контрасте с видением Уилдоном выступил знаменитый хореограф Ханс ван Манен, воссоздавший миниатюру «Фантазия» на музыку Иоганна Себастьяна Баха. «Фантазия» стала настоящей квинтэссенцией творческого стиля ван Манена, для которого наивысшая выразительность танца напрямую связана с композиционной простотой. Стремление к симметрии и необычайная ясность граничат здесь с торжественностью и возвышенностью, так характерной для барочной музыки. Бах для Ханса ван Манена – благодатное поле, где вырастают его хореографические шедевры, подкупающие зрителя своей пленительной честностью. «Фантазия» Манена – это своего рода продолжение знаменитых диснеевских «Фантазий», только в сценическом пространстве.

Следующей миниатюрой стала мистическая постановка Теда Брандсена «Повтор», положенная на музыку Филипа Гласса. «Повтор» целиком направлен на сугубо личное восприятие реципиентов, это очень интимная история, где центральным действующим персонажем становится даже не герой, а его путь и поиск себя. Хореография Брандсена – крайне сложный в техническом плане и яркий в своих энергетических посылах камерный спектакль, способный вызывать эмоции даже у самых равнодушных к современному балету и контемпорари зрителей.

За «Повтором» последовал дуэт из балета «Минос» Хуанхо Аркеса на музыку Рюичи Сакамото и Альво Ното, перенесший всех присутствующих из необарочного времени в эпоху эллинизма, где царят «благородная простота и спокойное величие». «Минос» был вдохновлен геометрией лабиринтов, по которым когда-то метался Минотавр, поэтому пластический стиль этой постановки аскетично выверен, четок, строг по форме, но эта сдержанность лишь сильнее подчеркивает метания и страсти, экспрессивно вырывающиеся из предложенных рамок.
После Древней Греции неожиданно наступило время для блистательного соло «Офии» в исполнении Марийна Радемакера, поставленного хореографом Марко Гёке на музыку Джонни Кэша. Радемакер за пятнадцать минут прожил очень стильную, брутальную и поистине смелую мужскую судьбу, заключенную в содержании трех песне Кэша: ‘Hurt’, ‘The Man’ и ‘We’ll Weet’.

XkocW1X4soEЗавершающим аккордом, вернее, даже целой рапсодией вечера стал получасовой балет Кшиштофа Пастора «Свет и тень», созданный на музыку «Гольдберг-вариаций» и «Третьей оркестровой сюиты» Иоганна Себастьяна Баха. Для Пастора источником вдохновения послужили и барочные танцы, и живопись мастеров прошлого, таких как Рембрандт и Вермеер, на чьих полотнах фигуры так же, как и в балете, выступают из тени в свет. Этот танец разноплановый, многолюдный, подробный и пышный, где все цветет и возносится ввысь, к неведомым далям, и превращается в некую божественную гармонию, которой так не хватает в обычной жизни. Вечер «Возвращений к Баху» стал олицетворением того, что любое, даже самое остросовременное искусство, оставляет его создателям и зрителем возможность вдохновляться и ценить опыт прошлого, наблюдая и участвуя в синтезе настоящего.

Елена Бачманова, специально для MUSECUBE
В репортаже использованы фотографии, предоставленные Международным фестивалем балета Dance Open

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.