24 и 25 ноября в театре на Литейном состоялась премьера «Пиковой дамы» по повести Александра Сергеевича Пушкина. Провидение, фортуна, предначертание. Все в нашей жизни предопределено или в ней есть место случаю? Такие вопросы поставил перед зрителями режиссер Игорь Ларин.

Ранее он уже обращался к творчеству Пушкина, но в театре на Литейном это случилось впервые. Судьба несколько раз сводила режиссера-скитальца с театром. В 1994-м здесь был поставлен спектакль «Медея», а в 2005-м – «Любовь и смерть Зинаиды Райх». И теперь, после длительного «телевизионного периода» режиссер вернулся в родные пенаты. «Пиковая дама долго преследовала меня» – признавался он на специальной пресс-конференции, посвященной премьере, и благодарил интуицию, что подсказала начать именно с этого произведения.

Вернувшись в родную стихию, Игорь Ларин отмечал огромный потенциал актеров и рассказывал о тех теплых чувствах, которые ему довелось испытать, работая с труппой театра.

Помимо оригинального текста, в инсценировке – именно так указано в программке к спектаклю – присутствовали тексты Белинского и Гоголя – современников поэта. Но они не мешали, а наоборот, давали наиболее полное представление о «мире вокруг Пиковой дамы». Кусочки литературных произведений о карточной игре и трех роковых карт помогали соединить мозаику времени воедино. Солнце русской поэзии и сам был не чужд общественной жизни того периода. «Эта история возбуждает фантазию» – загадочно улыбался главный режиссер театра перед премьерой.

Перед зрителями «Пиковая дама» предстает уличной забавной историей, что перетекает из уст в уста в салонах при свечах. «А вы знаете?», «А вы помните?»… Молодые повесы нарочито надменны, подчеркнуто высокомерны, они все про всех знают, и могут лишь посмеяться над загадочной историей, что началась во Франции во времена Ришелье, а продолжилась в Петербурге XIX века.

Небогатый немец Германн в исполнении Александра Безрукова – желчный и издевательски-коварный, его спутница – Пиковая дама (Любовь Завадская) – утонченная, понимающая, спокойная. Она тоже знает этот анекдот, но взирает на его героев без злобы, а лишь с сочувствием и снисхождением.

И как не пожалеть персонажей, ярко прописанных автором? Графиня (Вера Миловская) с маской на лице, и в первом отделении нарочито молодящаяся, во втором похожа на комическую старуху. Ее нарочито неуклюжие помощницы так картинно замахиваются розгами на бедную Лизу, что становится ясно – вреда от них никакого особенно и нет. Но страдалица Лиза (Мария Иванова), одетая в мужской костюм, все же может вызвать жалость. Ее заставляют читать романы, и она становится виновата во всех ошибках автора, а на светских вечерах кавалеры ее не замечают.

Германн становится в ее глазах прекрасным принцем. Его записки на непонятном языке пробуждают девичьи мечты… Ах, немецкие слова так грубы на слух. В них так и слышно что-нибудь неприличное. Но когда не хватает слов – можно танцевать. Хореографии в спектакле много, ее количество иногда дает возможность подумать, что зрители – на детском спектакле. Все «слишком», «чересчур», «напоказ».

Актеры часто замирают в неестественных позах и становятся лишь декорациями. Люди становятся манекенами, а куклы меж тем оживают. Становится жутко, и понятно, почему анекдот назван «мистическим». Кошмары продолжаются и в Графине, помноженной на три. Они приходят в Герману, зловеще хохоча и издевательски скалясь. И теперь тот, кто смотрел свысока, сам становится жалок и низок. И три Лизы, которая теперь-то посмеется над всеми, преследуют его, играя с мертвым телом Графини. Но, по мнению Игоря Ларина, бесовщина, присутствовавшая в спектакле – не страшна, а «изящна и не чета булгаковской». Она выглядит не страшно, а забавно. Это же анекдот!

«Тройка, семерка, туз» – три карты названы и поставлены. Зеленая материя становится фоном для игры и притягивает игроков. Полет карт, роковая ошибка – и перед нами – безумец…

«Что такое понтировать?» – спрашивают современные зрители друг у друга. Нынешняя публика не всегда понимают карточные термины, что были так популярны два века назад – но проблема игромании никуда не делась. Она приобрела другие формы. И человек все так же игрушка в руках судьбы. Прав ли был Белинский? И так ли «случайно» содержание «Пиковой дамы»?

Валентина Казакова, специально для MUSECUBE

В репортаже использованы фотографии с официального сайта Театра на Литейном

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.