Новая сцена Александринского театра приятно поражает зрителей еще снаружи. Пространство из стекла и кирпича искусно спрятано во дворах площади Островского и не бросается в глаза. Это особенно важно, поскольку в Санкт-Петербурге любой новодел воспринимается с некоторой раздраженностью, которая особенно чувствительна здесь, в самом центре города. Но все это можно позабыть – новая сцена и правда – удалась. Прозрачные лестницы, уютные пространства, мониторы с проекциями сцен, дизайнерские удобные кресла, этажи с окнами во все стены… Уникальное архитектурное решение, в котором соединились и современные тренды, и старинные архитектурные традиции, доставят немало приятных минут для его изучения людьми творческими.

gogolrevizor_9209Вот в таком необычном месте 21 мая в рамках фестиваля «Александринский» был представлен спектакль «ГогольРевизор» школы-студии МХАТ. Хотя о том, что именно будет происходить на небольшой сцене, можно было догадаться не сразу. Для начала на входе зрителям предложили совершенно бесплатно угоститься напитками из бара, расположенном справа от сцены. А пока официантка разносила коктейли, слух гостей услаждала живая музыка. Первые ряды были заняты вип-гостями, и только чуть позже оказалось, что среди них присутствуют и актеры театра, занятые в постановке.

Взгляду изумленных зрителей предстали герои классической комедии, совершенно не похожих на традиционных Городничева, Хлестакова, чиновников… Нет, текст остался на месте, и практически не был изменен, но как он был исполнен! Молодые ребята, не обращая внимание на такие условности, как костюмы XIX века, казалось, играли в том, в чем пришли, но эта нарочитая современность лишь поначалу вызывала недоумение. Почти сразу же оказалось, что речи героев невероятно органично смотрятся и в современных реалиях. Началось все с длинной речи Городничего в исполнении Андрея Бурковского – того самого рыжего парня из КВН и «Даешь молодежь». И – да, он тоже учится во МХАТе. Он заметно выделялся на фоне остальных актеров, доминируя над ними и ведя за собой пьесу, что было особенно заметно в начале пьесы.

gogolrevizor_9263Но постепенно, благодаря стремительно развивающемуся сюжету – и это почти не отходя от классического текста! – раскрываются характеры персонажей, подчеркиваются те или иные детали пьесы. Прочитать текст несколько раз, да и еще и в стиле рэп – не вопрос, особенно если это слова Хлестакова. Отдать главных героев на откуп сразу двум актерам? Что может быть очевиднее, тем более, что именно благодаря этому приему, можно увидеть как Городничего-подкаблучника, сомневающегося в своих силах, так и властного и решительного хозяина города. Анна Андреевна становится то томной, ищущей любви, роскошной женщиной, то – светской дамой, вполне знающей себе цену. А ее дочь – или, по ее собственному выражению «задрот» (что вполне соответствует ее внешнему виду), или вполне привлекательная современная девушка.
Кстати, сцены объяснения в любви Хлестакова с Марьей Антоновной с легкостью перенесены на танцпол – чего только не скажешь в угаре ночного клуба?

Запоминаются и характеры чиновников – каждый из молодых актеров находит какую-то интересную черту в своем герое и развивает ее до совершенства. Особенно хороши Бобчинский и Добчинский – эдакие «электровеники» – постоянно в движении, и говорящие почти одновременно.

Несколько выбивается из общей юмористично-музыкальной картины пара сцен, откровенных и пошлых, что чуть режет глаз, но не настолько, чтобы не оценить по достоинству выдумку режиссера. Балансируя на грани дозволенного, спектакль все же не превращается в нечто непотребное, а наоборот – играет новыми ходами и любопытными приемами постановщика. Впрочем, пара впечатлительных зрителей все же покинула зал – что ж – таковы реалии современного искусства – и не все готовы его принимать.

Мультимедийный экран дополнял повествование картинками и надписями, подходящими к той или иной сцене. Чем дальше, тем все необычнее, страннее становилась постановка. На ум невольно приходили такие слова как «треш», «креатив», «жесть!».

gogolrevizor_9268По прихоти режиссера зачастую некоторые эпизоды становились похожими и ток-шоу, и КВН, и на флешмобы с элементами хореографии. Танцы и песни совершенно не мешали воспринимать классику. К тому же нельзя не сказать о музыкальных номерах и саундтреках, которые абсолютно естественным образом вписались в ход действия, неожиданным образом раскрывая персонажей Гоголя. Так, Анна Андреевна – полногрудая шикарная женщина, которая не может устоять перед мужским обаянием, и буквально бросается с поцелуями на противоположный пол под романтичное Hungry Eyes – всем известный саунтрек «Грязных танцев». А Марья Антоновна, исполняющая хит группы Города 312 «Останусь» – красота да и только!

А сам Городничий? В его исполнении «Золотые купола» перед финальной трагической развязкой становятся запоминающейся кульминацией. К тому же – прекрасно придуманный ход о пересказе дальнейшее действие скороговоркой. «Но это все потом, а пока…» – блатняк на сцене Александринского театра – и так не самое частое явление, а чтобы он идеально вписывался в канву классики! Да, режиссеру Виктору Рыжакову удалось практически невозможный синтез двух даже не стилей, а культур.

«ГогольРевизор» стал еще одним пересказом классического сюжета, но все же он разительно отличался от постановок любого классического репертуарного театра. Студенты школы-студии МХАТ позволили себе вволю покуражится над Николаем Васильевичем, но ведь юность на то и дана, чтобы сметать всяческие стереотипы, и осмелев, сделать что-то действительно интересное и запоминающееся. И, кто знает, быть может, через пару лет именно этот спектакль будут называть самым удачным Ревизором?:

Валентина Казакова, специально для MUSECUBE

В репортаже использованы фотографии Александринского театра

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.