М2В приглушенном уютном свете пройти весь зрительский зал ТЮЗа, чтобы расположиться на стульях, составленных плотно в ряды – так, чтобы огородить лишь небольшой кусок сцены вблизи от стены – зрителя еще до начала действия будто подхватывает мягкая волна камерности, оставляя ощущение причастности и обещая провести сквозь невидимый занавес, отделяющий реальную действительность от пространства режиссерского замысла. Резкая откровенность спектакля уже с первой сцены буквально опрокидывает на публику ушат холодной воды: огорошивает манера говорить Дмитрия – современного Звездича – и активно используемая им ненормативная лексика. Отсутствует и привычная дистанция – как физическая, так и психологическая – между залом и сценой: к зрителям обращен и прямой взгляд актеров, и их вопросы. Так, уже с первых минут действие вызывает у зрителей чувство, которое будет сопровождать их и далее, неизменно на всем протяжении знакомства с эскизом спектакля «Маскарад Маскарад» по пьесе московского режиссера Михаила Угарова, созданной в рамках проекта Лаборатория «Классика. Актуализация» Театра.doc.

Стыд. Гадливое ощущение принадлежности к обществу, представителями которого являются персонажи пьесы, зарождается сентенциями Дмитрия о том, как надо жить, и подпитывается монологами Лидии – Баронессы – проникновенно ностальгирующей о своих молодых летах и рассказывающей историю своего стыда – чувства, которое, по ее словам, умерло уже давно.

М минМаскарад обличает действительность, как ни парадоксально. В этом идея завязки драмы Лермонтова – ее же использовал и режиссер данной постановки. Маски скрывают лица, обнажая натуру человека – здесь это продемонстрировано буквально – в разговорах без прикрас и порой бесстыдной откровенности действий героев, обнажающих перед зрителями свою сущность.

Любопытно, что своего Неизвестного Угаров нарек Джоном Доу – это имя, которым в английском суде наделяли истца, оставшегося анонимным. Как и в оригинальном произведении, мы не знаем того, кто вершит судьбу героя.

Вовлеченность зрителя в происходящее на сцене, достигаемая за счет того, что, по сути, мы следим за персонажами своей собственной истории, усиливается, в том числе, благодаря следующему приему. Сцена, в которой Алексей, альтер эго Арбенина из «Маскарада» Лермонтова, читает данное произведение, происходит в режиме реального времени – зритель лишь терпеливо наблюдает за ним, слушая лишь шелест переворачиваемых страниц и тихое хмыканье героя.

М3Каждому есть, что скрывать: будь то грехи, совершенные в прошлом, или чувства, обуревающие душу, потаенные желания, или страхи и неуверенность в себе. Так ли уж важно знать причину, побуждающую отдельного человека надевать маску – достаточно того, что исключений в реальной жизни нет. Возможно, Дмитрий едва ли не единственный, кто искренен в каждом своем поступке, поскольку руководствуется он лишь сиюминутными порывами и не привязан ни к людям, ни к предметам. Даже к окружающей обстановке он кажется неприхотлив – на пружинистой кровати его, подобной тем, какие обычно ставят в лагерях и казармах, нет даже матраца. Однако корни такого отношения кроются в отсутствии обеспокоенности: как не заботит его – будто – прошлое, как не строит он далеких планов на будущее, так и в настоящем, кажется, мало что является предметом его интереса. Только одному этому герою, по сути, маскарад и не нужен – зачем скрывать лицо, если нет глубины, в которой таятся по обыкновению сокровенные желания?

М4Если верить словам Михаила Угарова, «Маскарад маскарад» не является инсценировкой или «пьесой по мотивам», и, поверьте, он подготовил сюрпризы в развитии сюжета для тех, кто их ожидает. Хотя режиссер также утверждает, что цель постановки – описать, каким был бы Арбенин в современном мире, проблематика спектакля, в действительности, шире.
Этот спектакль – характеристика поколения, времени; это современность, подобно слову «вечность» в сказке Андерсена, будто выложенная осколками льда – острыми и прозрачными сценами.

Нам часто не хватает искренности по отношению к себе. Порою нужно, отстранившись от свистопляски, которую выписывает жизнь, смело взглянуть на себя с честностью: спектакль «Маскарад маскарад» – зеркало, которое не соврет.

Ася Иванова, специально для MUSECUBE

В репортаже использованы фотографии Центра драматургии и режиссуры и Театр.doc, Москва

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.