Арт-клуб «Книги и кофе» уже не в первый раз радует петербуржцев встречами с известными деятелями культуры и искусства. В проекте «Звезда на ладони» участвовали Семен Альтов, Светлана Крючкова, Ирина Мазуркевич и многие другие. 5 декабря вечер украсил своим присутствием Заслуженный артист России, актер Государственного театра Сатиры Евгений Дятлов. Встречи строятся в форме интервью. Между приглашенной звездой и ведущим происходит живая беседа, затем зрители могут задать свои вопросы.

В начале разговора речь зашла о театральной среде, привычной для Евгения Валерьевича. По его словам, здесь, как и в любом профессиональном окружении существует «закон каменных джунглей», где работает естественный отбор, каждый проходит тест на выживание.

Актер проиллюстрировал эту тему удивительно пронзительным рассказом, автором которого, кстати, является сам Евгений. Это история о том, как на глазах у мальчишки, совсем еще ребенка, резали свинью. «…Что – то просто заставляло сидеть с широко распахнутыми глазами и поглощать всеми органами чувств все, что перед тобой разворачивалось». Когда свинью, зарезали, сцедили в кружку кровь.
-Пей!- Сказал дядя Гоша. – Так надо.
И я понял, что так надо, иначе я не смогу принять этот мир. И я выпил»
.

Затем актер рассказал историю из собственного детства о том, как мама водила их с братом в общественную баню. Она выбирала из очереди мужчин, ожидавших «своей порции рая» кого-то, казавшегося ей наиболее добрым, и просила взять с собой ее сыновей помыться в мужское отделение. В бане стоит жар, кто-то проносит туда-сюда деревянные шайки с горячей и холодной водой, распаренные мужики расселись по лавкам, словно в картинной галерее. Высшей наградой для мальчишек было разрешение сдуть пышную пену с огромной пивной кружки.

Говорят, талантливый человек – талантлив во всем. В случае Евгения Дятлова это правда. Нельзя не отметить дар прекрасного рассказчика, полностью погружающего слушателей в атмосферу истории.

Актер поделился своим восприятием мира, необыкновенно острым, глубоким: «Мое восприятие мира – это матрешка. Самая большая матрешка – это счастье, удивление, восхищение этим миром. Это не оценка мира. Это восторг от мира. И это меня держит. Любовь к миру, восхищение людьми, восхищение их качествами, отрицательными, положительными – все равно.

Я вышел из Молодежного театра. Было очень скользко, и я поскользнулся. И удивительным образом, я падал очень долго внутри своего времени. На самом деле я, конечно, упал быстро, на локоть, было больно. Но пока я падал, я видел все – тонкие ветки, гараж, надпись на гараже, пролетающих птиц. И в туже секунду внутри меня прозвучало «Боже, какое счастье!» И от этого я засмеялся. Я упал, было больно, а я смеялся, так мне было хорошо. Поэтому самое главное – не терять из виду большую матрешку. Внутри может быть ужасная матрешка, но первая, большая, говорит, что это тоже здорово! Внутри ужаса всегда есть какое-то здорово. Это часть мира, которым ты восторгаешься»

-Вы очень талантливый человек – выразил общее мнение ведущий – то, что Вы описываете, может понять только настолько тонко чувствующий, по-особому ощущающий мир человек. Простой человек выматерится и все.
«Да и со мной такое бывает!»
– засмеялся Евгений.

Конечно, не обошлось без вопроса о том, как Дятлов пришел к театральной карьере. «Я был совершенно нагло уверен, в том, что я хорошо пою»– комментирует он. Будущий артист тогда интересовался роком, поэтому планировал поступить в училище им. Мусоргского на эстрадно-джазовое направление. Однако в тот год набора туда не было. С легкостью поступив сразу на второй курс училища Римского-Корсакова на отделение музыкально-речевого жанра эстрады, Евгений предпочел училищу институт и сдал экзамены в ЛГИТМиК, пройдя отбор на курс речевого жанра эстрады у Куницина. В то время Евгения интересовала только музыка, о театре он не задумывался, рассудив, что на отделении эстрады вокалист будет нужен всегда. Так театральное искусство стало частью его жизни, но и музыка продолжает играть в ней не последнюю роль.

Молодой актер играл в театре Буфф. Потом его пригласили в Молодежный театр на Фонтанке, художественным руководителем которого является Семен Яковлевич Спивак. Этот театр подарил Дятлову одну из наиболее известных его ролей – роль Шервинского в знаменитом спектакле «Дни Турбиных». «Конечно же, Спивака считаю своим учителем, который для меня открыл азы профессии, секреты профессии, отношение к профессии, содержание профессии». Через несколько лет в силу ряда причин актер уходит в Государственный театр Сатиры на Васильевском острове.

У зрителей тоже накопилось немало вопросов к любимой звезде. Интересовали совершенно разные темы. Например, был вопрос о собаке Евгения. Польская подгалянская овчарка – подарок Максима Леонидова, который тоже не так давно был гостем проекта «Звезда на ладони». Взяла собаку жена Евгения Юлия, пока тот был на гастролях, сделав ему сюрприз. «Он такой же, как я – Актер Актерыч» – улыбается Евгений.

Также интересовал зрителей крестик на груди звезды. «Я православный человек, крещеный. У меня была такая история: мы приезжали на остров к Николаю Зарицкому на Чудском озере, у меня не было креста. Олег Погудин дал мне свою облатку. Старец дал нам свое благословление, поговорил, а перед тем как уйти, обернулся и сказал: «А крест православному человеку носить надо всегда. Без креста душа сильно скорбит». Развернулся и ушел. Он почувствовал это. Он не знал, что я изначально без креста».

Евгения попросили поделится впечатлением от Дианы Арбениной, вместе с которой он принимал участие в шоу «Две звезды». «Диана – это «человек лица с необщим выражением»там характер, там душа, там боль, там восприятие мира, которое заставляет тебя вдруг начать думать о чем-то, о чем ты должен был думать. но устал, или запутался в суете. Диана своим появлением будит живое. Она сама живая».

Завершая и без того удивительный вечер, Евгений Дятлов исполнил несколько песен. Конечно, этого момента ждали все присутствующие в зале. Особенно запомнилась, тронула за душу его новая песня:

Терпкая полночь и запах сирени,
Лягут на чашу весов в октябре.

Я не найду в себе сил не запомнить
Сумрак листвы и ажурные тени
на спящем лице, на губах на заре.
Встанут олени, проснутся олени.

Чем же мы стали послушные мраморы,
Скульптор играет резцом серебристым
Кровь его в наших глазах растворилась
Птица тоски на груди твоей замерла.

Новый художник поправит неистовый.
Шепот, в ночи светлогрустными рамами.

Ира Калинина, специально для MUSECUBE

Фотоотчет автора смотрите здесь

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.