phoca_thumb_l_07«Что есть счастье?» – этот вопрос, написанный мелом на школьной доске, задают создатели спектакля «Счастье мое» – лауреата Высшей театральной премии Санкт-Петербурга «Золотой софит», который вот уже пять лет идет на сцене Театра на Литейном. Задают его так, что сразу же хочется ответить словами Гены из кинофильма «Доживем до понедельника»: «Счастье – это когда тебе понимают». Ведь все необычайно просто.

Как это часто водится, жизнь на самом деле гораздо сложнее, запутаннее, и именно об этом ее грустном свойстве повествует одноименная пьеса Александра Червинского, крайне популярная в восьмидесятых годах прошлого столетия. По незамысловатому на первый взгляд сюжету, легшему в основу спектакля, есть два героя: восемнадцатилетняя девочка Виктория (Полина Воронова), дочь репрессированных родителей, шебутная, активная и с наивно-решительной жизненной программой. Есть мальчик Семен (Александр Майоров), тоже немножко хлебнувший горя с папой-баптистом, и не без планов относительно своей судьбы. В ненастную зимнюю погоду они случайно-неслучайно встречаются, чтобы понемногу, как умеют, воплотить мечты в жизнь.

phoca_thumb_l_04Автор спектакля Виктор Рыжаков, известный своей московской работой с Иваном Вырыпаевым, и режиссер, заслуженная артистка России Татьяна Уфимцева, при создании спектакля намеренно ушли от сложной сценографии, второстепенных персонажей и добавочных диалогов о любви, ибо пьеса все-таки не о ней. Она о счастье, о мире, о личностях и немного об идеологии уже ушедшего послевоенного времени, по-прежнему понятной и близкой, но для нынешнего поколения, к сожалению, потерявшей свою искренность. «Счастье мое» несет в себе мощнейший заряд веры: в 1947 году, после голодных, кровавых, холодных годов войны, унесшей миллионы жизней, после репрессий, подавления и гнета, у людей еще сохранилось стремление к свету, любви и мечтам. Они у всех разные: некоторые, подобно Сенечке, настроены делать карьеру и выходить в люди, а другие, как Вика, готовы решительно (недаром же она пионервожатая) дарить себя другим и жить ради них, только чтобы они танцевали на балах с английской королевой и также светились счастьем. Викины серые одежды и чистая душа в конце спектакля еще сильнее подчеркивают неестественную белизну парадного костюма, что надевает герой Сенечки, несоответствующую его внутренней темноте.

phoca_thumb_l_10Поколению молодых в спектакле противопоставляются два героя – закоренелые идеалисты ушедшего, страшно подумать даже, девятнадцатого века. Директор школы, женщина с нелегкой судьбой, волевым характером, по-матерински нежно относящаяся к Вике, – Лидия Ивановна или, как любя называла ее девушка, Лидочка Иванна (заслуженная артистка России Ирина Лебедева). Ее героиня появляется как настоящее действующее лицо лишь один раз, в остальное время она олицетворяет внутренний монолог персонажей, незримо ироничного комментатора, сидящего в углу за учительским столом: «Мужчины сначала жалуются, потом храпят, потом – исчезают». Есть и старенький учитель Оскар Борисович (заслуженный артист России Сергей Заморев), не произнесший за все полтора часа действия ни единого слова, но одной своей осанкой и жестами показавший закоренелого интеллигента, готового пожертвовать собой во благо других.

Когда встает вопрос о выражении яркого, нетривиального характера, непроизвольно закрадываются сомнения по поводу достоверности изображения. В случае с Полиной Вороновой это последнее, что приходит на ум: ее героиня органична в роли вожатой, умеющей ладить с детьми, буквально внешне преображающейся от торжественных и проникновенных речей о радостном будущем. Вместе с девушкой ты на секундочку замираешь, слышишь шум пионерской линейки, взволнованное биение сердец и просто знаешь: там было хорошо, а вчерашняя школьница Вика, не имеющая своего угла и из милости живущая в школе, уже обрела в жизни смысл. Недаром лейтмотивом ее биографии и спектакля в целом служит мотив известной песенки «Счастье мое», которую она мурлычет:

«Счастье моё, посмотри, наша юность цветёт,
Сколько любви и веселья вокруг.
Радость моя, это молодость песни поёт».

phoca_thumb_l_13Ее юность, веселый нрав, удивительная жажда жизни и какая-то взрослая, осмысленная внутренняя радость, как маленькое солнышко, освещают весь спектакль так, что в конце уже отпадает необходимость в кудряшках химической завивки, и она словно сама начинает лучиться изнутри. И зритель, подспудно ждущий хэппи-энда, верит, что у Вики родится красавица девочка, которая также станет тянуться к свету, и будет по-прежнему литься музыка старого танго «Un violon dans la nuit» («Твоя песнь чарует»).

Елена Бачманова, специально для MUSECUBE

В репортаже использованы фотографии с официального сайта театра на Литейном

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.