В современном театре давно не появлялось спектаклей, которые бы не заискивали со зрителем, а говорили бы с ним честно, открыто, без обиняков. Для такого личного высказывания подойдет не любой материал. Нужно искать что-то исключительное, редкое. Ребята из независимой театральной организации НСАСН-1 обратились к тексту Элайн Файнстайн “Дочери Короля Лира”, написанному совместно с “Woman’s theatre group”, и создали произведение, уникальное во всех отношениях.

 

Пьеса Файнстайн впервые переведена и поставлена молодым режиссером Микитой Ильинчиком в России на площадке СТД “Боярские палаты” 24 мая 2019 года. То, что этот материал вызвал такой интерес у Ильинчика, и что он смог «заразить» молодых ребят малоизвестной, до этого не переведённой пьесой, а не взял избитый материал, безусловно, интригует. Площадка – со средневековыми проемами, камерная и андеграундная – дает прекрасную возможность с одной стороны погрузиться во все-таки шекспировский мир, а с другой стороны разрешает к этому миру прикоснуться максимально вовлеченно, как будто рассматривая под лупой.

 

Обо всем по порядку: “Дочери Лира” – это некий постмодернистский приквел шекспировской трагедии, смело и отчаянно демонстрирующий женскую зависимость от мужского внимания. Сами создатели называют этот текст “феминистским”, но проблематика его гораздо глубже. Он в принципе о душащей и страшной зависимости, превращающейся в настоящую манию. Одержимые любовью и ревностью к отцу – Лиру, Гонерилья, Регана и Корделия предстают перед нами не застывшими в вечности образами, а максимально по-человечески понятными. Это попытка сделать троих сестер не движущими сюжетную линию образами, как это есть у Шекспира, а раскрыть глубину их личностей.

 

Удивительный случай: обычно постмодернистский текст искажает и деформирует реальность автора, здесь же реалии Шекспира подчеркиваются психологической препарацией дочерей Лира. Каждая со своей болью, и она, пусть и будучи бытовой, делает шекспировские образы ярче, объемнее, приближеннее к нам и уже нашим реалиям.

 

Так Гонерилья (Анастасия Левина) после смерти матери становится фактически управленцем, взвалившим на себя финансовую сторону королевства, расчет бюджета и ведение документации. Ее эта роль уничтожает и растворяет ее я – и одновременно является отсылкой к нашей реальности, в которой мы сами слишком много себя отдаем таким же ненужным вещам.

 

Регана (Дарья Репина) мечется меж двух сестер, как меж двух огней, она ощущает себя странной серединой, которой не достается ни отцовской любви, ни внимания окружающих. Будучи “аутсайдером”, она в буквальном смысле пускается во все тяжкие, кульминацией чего является пронзительно страшная сцена с абортом.

 

Любимая же Корделия (Надия Карпова), которая в пьесе Шекспира всегда вызывает наибольшее количество позитивных эмоций, здесь показывает нам свое лицо. Мы, наконец, понимаем, что зависть ее сестер абсолютно оправдана, а Корделия же сама уверенно играет роль любимой дочери. Отчаяние от понимания, что она игрушка, марионетка, застигает и ее – “потанцуй для папочки” – и она уже больше не может в самом деле, кружась в вихре и западне собственного образа.

 

Символично, что сам Лир не появляется в спектакле прямо. Он – как некая абьюзивная сила, что простирается над всем созданным им же пространством, собственным королевством. Это царство Лира – его абсолютное превосходство, и он здесь не то, чтобы святой, а полубог, которому поклоняются его дочери и все в королевстве. Он – это сама зависимость, причем, представленная в совершенно необъективной форме.

 

Помимо дочерей в спектакле присутствуют еще два персонажа, которые существуют также в контексте мира Лира, но не готовы всецело ему подчиняться и относятся к нему критически. Это – шут (Миша Гурай) и няня (Людмила Корниенко). Жеманный шут на каблуках, в парике, кокетливо подставляющий лицо ветру вентилятора, говорит, что любит только деньги, но очень несчастен внутри, и виновник понятен.

 

Няня – образ сильной женщины, настолько сильной, что это проявляется даже в ее мужеподобном образе – короткая стрижка, олимпийка, резкие движения. На контрасте в них и мужское, и женское выражено совершенно в неожиданной, парадоксальной форме.

 

Это спектакль о личном, о боли, которая сидит внутри каждого, о тотальной нелюбви и непонимании. И ребята из НСАСН-1 подошли к этому произведению максимально серьезно, как к своей собственной истории. Спектакль получился резкий, на грани, но не теряющий при этом легкости и динамики. Сцены разворачиваются стремительно друг за другом, в четком ритме, органично сменяя одна другую.

 

Хочется, чтобы такой спектакль жил, разворачивая нас к актуальным и важным проблемам, делая нам и смешно, и больно одновременно.

 

Юлия Зу специально для Musecube
Фотография А. Россоловского предоставлены НСАСН-1

 

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.