Пьеса Елены Греминой о безумной любви одной из самых неоднозначных женщин русской литературы представлена на сцене “Балтийского дома” режиссером Александром Галибиным. «Анна. Трагедия» – это нетрадиционный взгляд на классический хрестоматийный роман Л. Н. Толстого «Анна Каренина». Ключевое слово здесь – «трагедия» – выведено в название спектакля. Трагедия – и точка.

До этого спектакля сложно было представить постановку «Карениной» в настолько авангардном стиле. При всем том, канва, которая присутствует в романе, не нарушена. Это смелый и сильный шаг – сделать упор на эмоциях и переживаниях центральных персонажей, символах и атмосфере, отрезав при этом все второстепенные линии и убрав из повествования многих, известных по книге, действующих лиц. В центре сценической композиции – Каренина и ее переживания. Анна Ирины Савицковой оказывается сильнее, глубже и надрывнее той, которую описывал Толстой. Спектакль препарирует душу, высвобождая все страхи, мысли, желания женщины, целиком и полностью отдавшейся снедающей ее страсти. Рядом с Карениной неизменно оказывается Вронский, превосходно исполненный Александром Муравицким, которому отдается вторая заглавная партия. Тандем Карениной и Вронского прослеживается на протяжении всего спектакля: актеры настолько убедительны и сыграны, что, кажется, оставь на сцене их двоих без декораций, света, иных действующих лиц – спектакль не потерял бы своей мощи и эмоционального напряжения. Серьезные диалоги и рассказ от лица Кочегара, в роли которого выходит Анатолий Дубанов, здесь как нельзя органичнее сочетаются с модерновой пластикой (хореограф – Эдвальд Смирнов), экстатическими танцами и нетрадиционной, почти ритуальной музыкой – композициями, созданными Наталией Анастасьевой. Кочегар появляется как мистический персонаж в самом начале спектакля и остается на сцене до финального трагического действия. Ему отдается авторский текст: Кочегар повествует о жизни персонажей, об их мыслях и чувствах.

Полноценным действующим лицом становится хор, который олицетворяет собой те голоса, что звучат у Анны в голове (Владимир Бойков, Денис Гильманов, Игорь Гоппиков, Кирилл Гусев, Роман Дряблов, Олег Коробкин, Александр Передков, Инна Волгина, Алла Еминцева, Виктория Жилина, Александра Кузнецова, Мария Лысюк, Александра Мамкаева, Варвара Маркевич, Наталья Парашкина, Анна Щетинина). Хор и главные действующие лица неизменно появляются в лаконичных костюмах нейтральных цветов – либо мешковатых, либо напоминающих робы. Благодаря таким костюмам стерты границы эпох: история происходит здесь и сейчас. Ничто не отвлекает внимания от самих персонажей. Лаконичность костюмов вписывается в общий вид минималистичных декораций (художник по костюмам Светлана Матвеева). Вместо привычных декораций – темнота и дым, движущиеся конструкции, падающие один за другим стулья, массивный подвесной железнодорожный мост, который опускается и поднимается над сценой, постоянно меняющееся световое оформление (сценографист – Николай Симонов, художник по свету – Денис Солнцев). Обстановка в целом завораживающая, таинственная, пугающая. Действия, происходящие на сцене, сопровождаются металлическими звуками: стук ведра, удары палками по бутылкам, звяканье баночки о стакан, металлическая тачка, металлический таз – все предметы издают металлический скрежет, что еще больше нагнетает и без того тревожную атмосферу.

Один из самых проникновенных, тяжелых в эмоциональном и психологическом аспекте моментов – это выход Анны в зал. В горячке она бродит по темному залу, как призрак, одетая в белое платье-саван. Зритель видит бледное лицо, на котором проявляются новые черты – нежности и заботы; во взгляде и в голосе читаются любовь и желание быть прощенной. Актриса органична в образе Карениной: тонко и точно передает ее состояние, доходя до крайнего исступления. Невзирая на то, что произведение знакомо с детства, в голове возникает вопрос: переживет ли Анна горячку, исцелится ли, выживет ли? Так убедительна в своей роли актриса, за которой следуешь, забывая обо всем, прочитанном ранее.

Анна не видит вокруг себя ни одного положительного женского персонажа, который вызывал бы сочувствие, расположение, желание довериться. Кити (Александра Мамкаева) – юная, неловкая девочка, которая теряется на фоне великолепной грациозной Анны. Мать Вронского (Инна Волгина) – сухая, строгая женщина, которая моментально меняет свою милость на гнев, едва чувства Анны выходят за пределы, дозволенные обществом. Бетси (Виктория Жилина) отличается элегантностью и красотой, но отсутствием души: она одна из первых забывает о трагической смерти женщины, переключаясь на светские новости и войну. Лидия Ивановна (Наталья Парашкина), души не чающая в Каренине, счастлива их расставанию с женой и гибели семьи. Долли (Алла Еминцева) все время предстает беременной, замученной и неухоженной женщиной, круг интересов которой сводится к детям и изменяющему ей мужу, которого она регулярно прощает.

Единственными приятными и глубоко чувствующими персонажами оказываются Каренин (Валерий Соловьев) и Вронский, которые, каждый по-своему, любят Анну. Даже собственный сын Карениной предает ее. В сцене встречи матери и сына Наталья Парашкина в одно мгновение перевоплощается из Лидии Ивановны в Сережу, жадно поедающего принесенный матерью в подарок торт, полностью игнорируя ее боль и слезы.

«Если бы ты любил меня как я. Если бы ты мучился, как я», – в этих словах вся героиня, вся Анна с ее эгоистичной и жадной любовью, разрушающей всё, в том числе и жизнь любимого человека и свою собственную. Впрочем, делает она это яростно, не зная границ. Это уже почти макбетовские страсти. Героиня Савицковой более леди Макбет, чем русская влюбленная аристократка.
«Лучше все, что угодно, чем смерть», – произносит Анна. Но именно смертью она перечеркивает всё «что угодно».

Алена Шубина-Лис, специально для MUSECUBE
В репортаже использованы фотографии Николая Филиппова и Натальи Кореновской, предоставленные театром-фестивалем Балтийский дом

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.