Пиковая дама: перевод с классического
Фото Юлии Смелкиной

Новые сценические версии нерушимой вечной классики продолжают возникать в современном театральном пространстве. Вот, скажем, Александр Сергеевич Пушкин, «наше всё» от мира великой русской литературы – сколько омолаживающих интерпретаций и трактовок он пережил? Но все ли они оказались оправданными и удачными? К счастью, встречаются  в наши дни и максимально актуальные, умные, тонкие и многослойные в смысловом отношении переосмысления пушкинского наследия. Работа Евгении Сафоновой «Пиковая дама. Игра» как раз из таких небанальных постановок, лишенных неоправданных попыток шокировать. Совсем недавно ее представили публике в последний раз.

Спектакль попадает в зрителя далеко не с первой минуты, требуется  некоторое время, чтобы втянуться в повествование и принять все правила игры. Но вдруг словно бы невидимая кнопка нажимается, и присутствующих целиком и полностью поглощает этот в высшей степени условный мир-симукляр с неровными звуками, зацикленными репликами, статичными декорациями, нервными яркими огнями. Здесь под игрою понимают собственно сам способ существования, язык сценического повествования, непосредственную локальную Вселенную спектакля. Человекоподобные киборги с изломанными голосами и отрывистыми телодвижениями раскручивают шаг за шагом хрестоматийную историю про тройку, семерку и туза, столь хорошо знакомую нам. И в этом нет никакого надругательства над классикой: с легкой руки режиссера привычное (если не сказать смелее – заезженное) содержание литературного первоисточника помещено в оригинальную форму привольной вариации на тему фантастического гейминга. Компьютерное всеобъемлющее мышление здесь мощный фундамент, основа основ, начало начал, а также способ передачи информации. Не то, чтобы вот совсем «Матрица», но какой-то удивительный виртуальный сон наяву.

«Пиковую даму» можно однозначно назвать смелым спектаклем, хотя на первый беглый взгляд там нет какого-то очевидного вызова или протеста. Даже если вам здесь и померещится эпатаж, будем честны, существуют работы и гораздо очевиднее в этом отношении. Но стоит внимательнее приглядеться к работе – сразу же откроются новые острые актуальные грани. Уровень внутренней свободы тут весьма велик: он выражается то в ловком гротеске актерской игры (мастерство всех артистов вызывает заслуженное восхищение, а невероятное перевоплощение Александра Новикова в старую графиню так и вовсе претендует на локальный яркий бенефис!), то в ювелирно точном построении мизансцен, то в глубоком и важном идейном посыле. Люди, людишки, людишечки – заложники своих гибельных страстей– всего лишь ведомые герои условной компьютерной «бродилки». Как распорядится игрок, так и сложится судьба персонажа. Ничего от тебя лично не зависит, в сущности, ты никто.  Главенствует то самое призрачное везение, о котором столько говорится в разъясняющих правила карточной игры репликах на авансцене, разбавляющих своим реализмом иллюзорность мира всей этой истории. И, кажется, здесь Германна сводит с ума даже не сам роковой проигрыш-поединок, в котором пиковая дама подмигивает ему с карты. Его мучительное безумие тут стартует гораздо раньше, и он обречен еще до грядущего полного краха.

Евгении Сафоновой мастерски удалось сделать тот самый апгрейд пушкинского текста, привычного и устоявшегося во всех смыслах, преломив его через глобальную сквозную метафору. На выходе у нее получился вневременной сюжет, рассказанный современникам именно так, как и стоило бы изъясняться в двадцатых годах двадцать первого века. Перевод с классического на современный не оказался банальным подстрочником. И очень жаль, что о такой самобытной постановке теперь приходится говорить в прошедшем времени.

Марина Константинова специально для Musecube

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.