с художника спросится

«С художника спросится», – говорил Евгений Багратионович Вахтангов.
«С художника спросится», – вторит ему документальный спектакль на Симоновской сцене театра, носящего его имя, премьера которого состоялась 17, 18 декабря 2021 года.
Спектакль является одной из составляющих грандиозного празднования столетия театра и, что стоит отметить, значимой. Значимой, потому что на время действия, в сценическом пространстве оживают имена. Оживают, говорят, скользят по стенам почерками, портретами.
Леопольд Сулержицкий, Евгений Вахтангов, Константин Станиславский, Владимир Немирович-Данченко, Эдвард Гордон Крэг, Серафима Бирман, Лев Толстой, Максим Горький, Антон Чехов и другие. Ключевой особенностью спектакля является то, что в нем нет ролей, есть только действующие лица, которые общаются со зрителем через верных слуг сцены. Цанни – еще со времен легендарной «Принцессы Турандот» поселились в театре Вахтангова и сейчас ожили, вернулись вместе с Калафом, Турандот, словами из сказки Гоцци, чтобы продолжить жизнь в новой интерпретации.
Во время пресс-конференции возник вопрос: что означают буквы, нашитые на костюмах цанни?
Цанни «Я» — Алексей Петров, цанни «Д» — Артем Пархоменко, цанни «С» Евгения Ивашова, цанни «И» — Елизавета Палкина, цанни «Т» — Владимир Логвинов, цанни «У» — Эльдар Трамов. Интересная театральная загадка, секрет которой раскрыла первым зрителям режиссер спектакля – Ася Князева.
Буквы на костюмах цанни складываются в значимое для всех вахтанговцев слово «студия». Шесть актеров, шесть букв в слове студия.


Спектакль основан на документах и письмах, приуроченный к 105-летию со дня смерти Леопольда Сулержицкого, он ставит перед собой цель вернуть светлое имя человека, которого Вахтангов называл своим учителем, широкому кругу зрителей. Елена Дунаева, автор сценической композиции, во время обсуждения рассказала, что дата премьеры переносилась из-за вмешивающихся обстоятельств (материал был готов давно), только терпеливо ждал своего часа. И час настал, как бывает в театре, по случайности (а лучше сказать, по судьбе) 17 декабря, в день памяти Сулержицкого.
«Сулер», – ярко и точно выделяя слоги и протягивая букву «р» чеканят актеры. Театральный режиссер, педагог, общественный деятель, Художник, он предпочитал оставаться в тени, все отблески славы отдавая другим. Именно он стал для Вахтангова человеком, определившим его творческий путь. Сулержицкий способствовал превращению самоуверенного франта в глубокого, тонкого художника, настоящего строителя театра, воспитателя актеров, ставших блестящими мастерами и прославившими театр его, Вахтангова, имени.
В сценографии спектакля это обыграно красивой аллегорией. На сцене стоит маленькая повозка, на которой, укутанный в шубу, сидит Вахтангов, а на месте извозчика еще одна фигура – Леопольд Сулержицкий. Внимательные зрители задержат в памяти этот момент и к финалу действия поймут другую, пробирающую до мурашек аллегорию.


История в спектакле «С художника спросится» живая, всеобъемлющая, сквозящая в каждом слове, каждом жесте, каждой проекции. С долю секунды, сменяя друг друга, цанни вдруг становятся Калафом и Турандот. Голосами молодых вахтанговцев ты слышишь слова, которые привык слышать голосами корифеев, улавливаешь знакомые интонации, осознаешь что-то знакомое, близкое. Преемственность – скучное слово, у вахтанговцев между поколениями – нерушимая связь. Не зря художественный руководитель театра Римас Туминас часто говорит, что все ушедшие вахтанговцы остаются в театре, вместе с ныне живущими.
Голос Римаса Туминаса и становится звенящей, завершающей нотой действия спектакля. «Так знайте, замечательные артисты, что я вас всех очень люблю», — признается знакомый, добрый голос, окутывая зрителей любовью и нескончаемой светлой надеждой.
«Все началось с синей птицы», — спокойно и уверенно произнесла Ася Князева в ответ на один из вопросов.
Лошадь и извозчик, все время действия бывшие стражниками спектакля, не покидая сцену ни на секунду, мановением театрального волшебства, становятся легкой, яркой синей птицей. Леопольд Сулержицкий – синяя птица, которая своим полетом ведет за собой Вахтангова, других своих учеников, актеров, режиссеров, прошлых, настоящих и будущих художников по дороге, имя которой Театр. И на этой дороге спросится не только с художника.

Лизавета Боровикова специально для Musecube

Фотографии Евгении Донсковой можно посмотреть здесь

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.