Сложно представить себе человека, который ни разу в жизни не читал или хотя бы не слышал многочисленные цитаты из «Маленького принца» Антуана де Сент-Экзюпери, поэтому при перенесении действия сказки в театральную реальность вольно или невольно появляется вопрос о бережном отношении, уважении к тексту и ответственности перед ожиданиями уже подготовленных зрителей. Обращаясь к классике, всегда можно придать ей шаблонное «новое прочтение», скрыться за костюмами, массовкой и кричащей рекламой. Но как быть с камерным, детским материалом, наделенным глубокой, пронзительно взрослой философской силой? При этом делая поправку на странное поведение наследников писателя – обладателей авторских прав, которым иногда приходит в голову контролировать различные критерии «удачности» постановки. В таком случае можно только равняться на режиссера Большого театра кукол Руслана Кудашова, который еще в 2007 году сотворил спектакль для кукол и актеров, причем сделал это на таком уровне, что уже несколько сезонов его смотрят и любят. «Маленький принц» Кудашова получился серьезным и оставляющим после себя долгий свет неугасающих чувств.

Действие начинается, и в зал, позвякивая колокольчиком (он еще напомнит о себе смехом и плачем звезд), входит молодой человек в комбинезоне летчика (Радик Галиуллин). Доверчиво и открыто он рассказывает зрителю историю о том, как взрослые не поняли его детской творческой натуры, из-за чего почему-то сразу, без долгих раздумий, пришлось стать большим. Детство кончилось, ребенок прямо на глазах у зрителей превратился в летчика, подпоясался ремнем, надел шлем с очками, а, главное, убрал лестницу к звездам.

Кукла Маленького принца похожа на рисунок-фантазию самого Сент-Экзюпери. Светловолосый, с милым взъерошенным затылком пупс, глаза которого серьезны, мудры и живы. Его не воспринимаешь как искусственного, созданного человеческими руками героя, он скорее выглядит немного растерянным гостем на слишком суетливой для него планете. Принцем управляет Виктория Короткова, трогательными детскими интонациями (сначала зрители слышат голос) и точными размеренными движениями превращающая своего персонажа в полноценного и органичного актера.

Роза-кокетка и преданный Лис (Наталья Сизова), опасная в своей мудрости Змея (Василиса Ручимская), созданные художником по куклам Алевтиной Торик намеренно упрощены по форме, но тщательно продуманы по характерным особенностям. Этот спектакль именно та история, когда от речи и окружающего пространства зависит восприятие зрителей. В «Маленьком принце» каждое слово «эталонного», как принято считать, перевода Норы Галь гораздо важнее визуализации, поэтому особенно ценно, что театральное воплощение Кудашова не отвлекает, а, напротив, подчеркивает и обрамляет смысл и философию.

Остальные кукольные герои – жители других планет и астероидов, они действительно обособлены друг от друга, ни разу не пересекаются и не появляются в одной и той же точке, располагаясь каждый в своей картине-окошке на общей стене. Честолюбец, Пьяница и Король в исполнении Радика Галиуллина выглядят абсолютно разными, комичными и грустными в своей мягкотелости и обреченности, но их беспомощность перед собственным характером не вызывает ни малейшего пренебрежения, только сочувствие и сожаление. Они всего лишь большие дети, не умеющие справляться с внешним огромным миром, пусть даже он ограничен небольшой планетой.

Да, в спектакле есть место и не менее знаменитым рисункам Антуана де Сент-Экзюпери, некоторые из них приобрели объем и расположились в виде декорации – сцены для кукол: пустынный пейзаж, планета с баобабами и звезды, смеющиеся и плачущие за окном. Слон-в-удаве и барашек-в-ящике сохранены в авторском первозданном виде, их непосредственно создает Лётчик во время представления.

В зале, по хорошей зрительской традиции Большого театра кукол, были дети разных возрастов, начиная с трех и заканчивая, пожалуй, восьмьюдесятью годами. Смеялись, радостно откликались на действия актеров и задумывались все, но только на лицах «этих странных взрослых» иногда украдкой поблескивали влажные (от дыма театрального, стало быть) глаза.

Определение философская сказка для спектакля «Маленький принц» – слишком сухое и скучное понятие. Гораздо правильнее назвать его сказкой-притчей о любви, дружбе, доброте и ответственности, тех основах, в которых маленькие, только начинающие жизнь человечки разбираются гораздо лучше их старших товарищей. Они зоркие сердцами и видят то, чего мы зачастую не замечаем: небо с сотнями звезд-колокольчиков, которые умеют плакать и смеяться.

Елена Бачманова, специально для MUSECUBE

Фотоотчет Наталья Петровой смотрите здесь

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.