“Спасите Лёньку!” “Человек”, блокада и кокос

Театр “Человек” приурочил свою свежую премьеру к важной дате: 80-летию со дня прорыва блокады Ленинграда. Именно ей, блокаде, и посвящён спектакль “Спасите Лёньку!” – вещь крайне необычная, трогательная, а главное – ещё долго остающаяся где-то на границе сознания и с завидной регулярностью всплывающая в памяти очередным инсайтом.

Интересно вот что: драматург Малика Икрамова по её собственному признанию писала пьесу для детей. А режиссёр Владимир Скворцов (или, как он сам “брендирует” себя, просто Скворцов) создал постановку… для взрослых. Точней так: для всех, кто уже когда-то был подростком или в данный момент им является.

Предваряя показ, постановщик чуть кокетливо заметил, что “Человек” рождался как театр абсурда. Вот, мол, и новинка весьма своеобразная – но вполне в духе “Человека”. В этот момент одна часть зрителей (менее подготовленная к тому, что ждёт публику) поднапряглась, зато остальные застыли в предвкушении. И, я вам скажу, не прогадали!

Да, это прочтение пьесы Икрамовой ни в коем случае не предназначено для малолетних театралов – настолько, что младшеклассники банально не поймут, что происходит на сцене и в чём вообще соль. Впрочем, спасают Лёньку в наши дни и в других театрах сразу нескольких городов (и подсказывает мне шестое чувство: сей список будет шириться, ибо драматург абсолютно справедливо заметила, что иных детских пьес, раскрывающих тему блокады, найти нереально). Так что публика помладше режиссёрами уже охвачена.

Скворцов же “транспонирует” материал как минимум на десятилетие вверх – и делает это филигранно. (Да простит меня Евгений Закиров, ибо я в очередной раз приведу в пример его спектакль “Вадик поёт свою музыку”, но, сходив в РАМТ, я узнала, как из юношеской пьесы не надо делать более взрослую. А “Человек” демонстрирует обратную картину: “выращивает” литературный первоисточник, сохраняя его дух и атмосферу, так, что хоть в учебники заноси.)

И, не спорю, это всё очень странно. Совет простой: не нужно включать мозг и пытаться постигать спектакль холодным разумом. Первые минут 15-20 надо просто плыть на волнах происходящего, сращиваясь чувствами с действом. И вот тогда всё случится.

Сюжет одновременно и несложный, и закрученный донельзя. Значит, так: в жаркой Африке живут себя, горя не зная, Лев, Мартышка, Жираф и Чайка. Существование у них ленивое и пресыщенное, развлекаются наши звери, как могут. Скажем, Мартышка придумывает некие истории, которые разыгрываются по ролям перед предводителем – Львом.

Вот и сейчас Мартышка написала некую то ли пьесу, то ли быль – про мальчика Лёньку, живущего в неведомом заснеженном блокадном Ленинграде. Даже единственный враг африканской компании – Акула – вынуждена принять участие в импровизированной постановке. И вот эти “зажравшиеся боги” (по меткому определению Скворцова) то ли участвуют в спектакле, то ли создают новый мир (не зря же “жанр” происходящего обозначен в афише как “сотворение мира без антракта”).

Ибо Лёнька и другие ленинградцы начинают оживать, и уже неизвестно, кто кого придумал: звери людей или наоборот. Главное – нужно спасти мальчика, которого дистрофия довела практически до смерти. Поможет чудо: банальный (для нас с вами) кокос – плод, прибывший из свободной, мирной, тёплой и сытной Африки.

И главное здесь – даже не сюжет и не внезапное взаимопроникновение друг в друга абсолютно различных, разнесённых во времени, пространстве и реальности вселенных. Главное – изучение того, как зарождается человечность (даже в “зверских” душах). Плюс, конечно же, две простые мысли: чудеса реальны. И: чудеса творим мы сами.

Вот в чём главная сложность: принять правила игры и на полном серьёзе погружаться в африканские сцены, кажущиеся поначалу шаловливым фарсом. Но только они все – скучающий Лев, насмешливая Мартышка, дурашливый Жираф, высокомерная Чайка (единственное, Акула почти не вызывает вопросов – она максимально понятна и честна в первую очередь перед собой) – слишком похожи на нас с вами, что-то, безусловно, знающих о блокадном Ленинграде, но сильно не погружающихся в эту тему… в первую очередь, чувственно. И мы не виноваты: у нас своя жизнь, на много десятилетий отстоящая от тех страшных событий.

Скворцов же твёрд: нельзя забывать. Средствами гротеска, комизма, абсурда – и, конечно же, бесконечной театральной правды он переносит нас в 1943 год, в страдающий город, который ещё не знает, что скоро его ждёт спасение. И контраст между “зажравшейся Африкой” и голодающим Ленинградом – идеальное выразительное средство.

Самое поразительное, что главные герои спектакля – мальчик Лёнька и девочка Оля… куклы. Скворцов рассказал, что он изначально планировал поставить сию историю в каком-нибудь кукольном театре. Ибо ему внушили, что драматические артисты никогда не смогут овладеть умением партнёрствовать с коллегами из пластика и ткани. Но как-то всё не складывалось, и постановщик решил таки работать с пьесой на собственных подмостках.

Это, я вам признаюсь, нечто совершенно волшебное: куклы – живые! Да-да, они куда реальнее, нежели африканские звери, в чьих ипостасях предстают актёры театра. (А казалось бы, логичнее сделать наоборот: дети – человеки, а животные – куклы. Но именно данный перевёртыш и становится главным бриллиантом постановки.)

Татьяна Ивановская, Елена Лотова, Ольга Соколовская, Дмитрий Филиппов и Артём Анашкин взаимодействуют с марионетками, обретающими постепенно плоть и кровь (и отнюдь не только иносказательно), так, как будто они только этим и занимались на протяжении всей карьеры. Лёнька и Оля – трогательные, стопроцентно настоящие, умеющие дружить и мечтающие о мире.

В спектакле не пять, а семь прекрасных артистов (даже больше, если рассуждать технически, но, дабы избежать спойлера, не буду развивать мысль). И они абсолютно равнозначны.

“Человек” умеет воздействовать на мысли и чувства. Вот и на сей раз в камерном театре (то бишь, ощущение сопричастности полнейшее) появился спектакль, мастерски играющий на струнах души.

Если вы:

  • подросток или молодая личность, которая, в силу возраста, вполне может себя поставить как на позицию одного из африканских зверей, так и Лёньки с Олей;
  • мама небольшого ещё ребёнка, особенно остро реагирующая на связанные с детством темы;
  • просто взрослый человек, любящий оригинальные и умные постановки;
  • поклонник кукольного театра;
  • фанат драматических спектаклей…

…в обязательном порядке приобщитесь к этой новинке “Человека”. Вам будет хорошо и тепло. И, вполне вероятно, вы опять поверите в чудеса – а это же прекрасно!

PS. Но если вы вдруг не любите музыку Глюка, лучше сидите дома. Почему? О, это ещё один секрет спектакля “Спасите Лёньку!”

Ирина Петровская-Мишина специально для Musecube

Фотографии автора можно увидеть здесь


Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.