Вечное сияние сердечного трепета
Фотография предоставлена пресс-службой театра имени В.Ф. Комиссаржевской

7 ноября в Театре имени В.Ф. Комиссаржевской состоялась премьера спектакля «Трепет сердца моего» по пьесе израильского автора Ханоха Левина в переводе Марка Сорского. Режиссер постановки – Александр Баргман.

Пьеса «Трепет сердца моего» — это последняя работа известного провокационного израильского поэта и драматурга, впервые поставленная в Камерном театре Тель-Авива в 2007 году.

В конце жизни Ханох Левин неожиданно обратился к истокам и написал классическую комедию положений, где все понятно и смешно.

Пьеса, на первый взгляд, очень простая, в ней каждый из героев носит «говорящее» имя, полностью его характеризующее. Неудачливый подкаблучник Пшоньяк уныло проводит вечера со своей женой Так Себе. А его друг Судья Ламка, влюбленный мечтатель, живет своим чувством от встречи к встрече с прекрасной Лалалой, ведущей весьма сомнительный образ жизни.

Эти герои немного похожи на героев А.П. Чехова, со своей беспомощностью и недосказанностью, каждый из них зациклен на своей жизненной ситуации, не видит и не ищет из нее выхода. Главный же герой спектакля Судья Ламка, в отличие от всех остальных героев, все-таки пытающихся найти счастье, получает от своей странной ситуации сложное мазохистское наслаждение. Его образ – образ маленького, слабого человека, обнимающего большую светящуюся лампу как символ огромного чувства, которым он дышит и живет.

Герои проживают вместе три сезона – весну, лето и осень. За это время у Лалалы меняются один за одним спутники, Пшоньяк делает попытку вырваться из семейного плена, и лишь Судья Ламка пребывает в гармонии с постоянно растущей любовью, которая его переполняет и становится только больше.

Конечно, с одной стороны это очень печальная история, но с другой, — невероятно смешная. Это жестокая комедия положений, в которой ни автор пьесы, ни режиссер постановки не дает героям ни малейшей надежды на счастливый финал. Они заложники своей роли и любая попытка выйти за рамки предопределенности не увенчивается успехом.

В спектакле отдельное внимание стоит уделить декорациям и костюмам актеров. Внутри сцены – большой светящийся разными цветами куб – это недосягаемый дом-сцена Лалалалы. Сама Лалалала прекрасно мимикрирует под своих иностранных компаньонов, всегда находясь с ними в одной цветовой гамме. Большую роль в декорациях играет и свет, подсвечивая одних героев, он неизменно оставляет других в тени. Пшоньяк с женой живут в полумраке, олицетворяющем скучную семейную жизнь, тогда как Лалала чаще всего предстает перед зрителями в свете софитов.

Несмотря на то, что спектакль только появился сцене, у него может быть большое будущее. Во-первых, это удачно выбранная пьеса, которая интересна разным зрителям. С одной стороны, она простая и понятная, но если копнуть глубже, то, как и в любой хорошей комедии, в какой-то момент возникает вопрос: «Над кем, собственно, мы смеемся?». Во-вторых, к пьесе прилагается достойная актерская игра и запоминающееся «картинка». Спектакль яркий, насыщенный красками эмоциями, но в нем нет пошлости, пусть в некоторых сценах от нее отделяет тонкая грань, но грань эта присутствует. Он может порадовать как людей старшего поколения, так и любителей современного театра.

Галина Супрунович специально для Musecube

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.