Да, Цезарь выйдет.
Всё, что мне грозило, всегда глядело в спину мне.
Узрев лик Цезаря, угрозы исчезали.

В. Шекспир

В аббревиатуре РАМТ соседствуют, зашифрованные, понятия «академический» и «молодёжный», и эти две равно уважаемых когорты творческих людей создают необходимое креативное напряжение, без которого трудно поразить зрителя любой возрастной категории. Тем не менее, Марина Брусникина решилась поставить на маленькой сцене театра спектакль с одними лишь ветеранами актёрского цеха. Название «Здесь дом стоял» как бы подсказывает нам: речь пойдет о безвозвратно ушедшем прошлом. Так ли вышло на самом деле?

Спектакль, созданный драматургом Андреем Стадниковым по идее актера Виктора Панченко, формально распадается на три «отделения». Сначала публика и артисты существуют в общем пространстве фойе, оформленного в духе популярных нынче музеев советского быта. Участники спектакля наперебой делятся воспоминаниями о временах своего детства и начале творческого пути, скороговоркой подают легкомысленные актёрские байки, в некотором роде наводя мосты и налаживая контакт с аудиторией. Если вам меньше пятидесяти — узнаете что-то новое, если больше – можете сами подсказать детали.

Затем все вместе переходят в пространство маленькой сцены, минуя завешанные белыми полотнами декорации, на фоне которых (долго скрытых под чехлами) пройдёт вторая часть представления. Она строится на монологах самих артистов – недаром «Здесь дом стоял» заявлен как «документальный спектакль» — и выстроена абсолютно линейно. Тут, пожалуй, зритель, который нечасто бывает в РАМТе и незнаком с его труппой, может ощутить некоторый спад интереса к происходящему.

Артисты очень по-разному преподносят свои «автобиографии»: кто-то с энтузиазмом вспоминает детские шалости, кто-то «отстраняется», кто-то ностальгирует. Есть даже вариант чтения с листа – интонируя и игнорируя интонацию. Старая школа всё-таки не каждого готовила к жанру стендапа, да и сакраментальное «что у нас есть, чтоб отдать» так и отдаётся эхом сомнения в этом промежутке времени.

А отдать есть что – это мастерство, которому приходит очередь наконец явиться на третьей, финальной стадии спектакля. Тут, по задумке режиссёра, артисты выступают в небольших эпизодах из произведений Островского, Ануя, Арбузова, Гоголя, Шекспира, Гюго, Ажара и Брэдбери. Парадоксальным образом, «скрыв себя» за литературными текстами, артисты (великолепные Алексей Блохин, Андрей Бажин, Владимир Василенко, Лариса Гребенщикова, Ольга Гришова, Татьяна Курьянова, Андрей Сорокин, Татьяна Шатилова) захватывают наше внимание силой темперамента и воспламеняют чувства правотой эмоций. Пока к нам обращались прямо – мы не очень понимали, чего от нас хотят. Когда в ход пошли аллегории – мы догадались, о чём тут речь.

Недаром РАМТ – театр всех поколений. На помощь маститым художникам пришли молодые артисты (Дарья Затеева, Илья Барабошкин), и пусть их участие ограничивалось подачей вспомогательных реплик – в диалоге мысль «Дома» выразилась вполне отчётливо.

Да, мы не бессмертны – и в быстротекущем потоке времени с нами в этом печальном свойстве схожи даже камни мостовых, по которым когда-то бегали дети, ставшие нами. Но, с неизбежностью догорая, нужно стремиться коснуться нового фитиля – чтобы не погасло то пламя, которое нам передали предки. Навреное, смысл жизни и состоит в этом неумирании света.

Елена Трефилова специально для MuseCube

Фотографии автора можно увидеть здесь

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.