Счастливее всех шуты, дураки, сущеглупые и нерадивые, ибо укоров совести они не знают, призраков и прочей нежити не страшатся, боязнью грядущих бедствий не терзаются, надеждой будущих благ не обольщаются.
Эразм Роттердамский

 

Эразм, ты неправ.

 

Знают, страшатся, терзаются и обольщаются они, как всякие другие и даже сильнее, потому что им не дано проникнуть в причины того, что с ними происходит, и не имеют они средств изменить свою печальную участь.

 

Агафья Тихоновна – СЕМНАДЦАТАЯ невеста, отказавшая Балтазару; ну вдумайтесь (ну, отсмеявшись). А он всё ходит, надеется, весёлой «развязности» своей не теряет, этот потасканный, потёртый морячок, так и сяк лелеющий единственное яркое воспоминание в жизни – стоянку в Сицилии… кстати, в наполеоновские времена там вполне могли говорить по-французски, чего ржёте… ему б и в шалаше был рай, лишь бы не в одиночестве – но кто в наше время грезит о шалаше?

 

Про «наше время» я не оговорилась. «Женитьба» в «Театре новых пьес» Н. Коляды в Москве – один из тех благословенных спектаклей (и вы только подумайте, прямо сразу вслед за «Тарасом» и перед «Вием», кажется, это что-то в воздухе), которые стоят вне эпохи. Видимо, тут всё-таки Гоголь. Не он один, конечно, да, скажем – тут всё-таки автор. Как правду ни наряди, она себя окажет.

 

А наряды, конечно, поначалу ставят зрителя в неловкое положение. Прямо как засидевшихся женихов и невест. Все в белом, будто в платьях – или в рясах? Тут вы присматриваетесь и, кроме лиц, начинаете различать костюмы. Что они прячут под юбками, уж не простоту ли, добро и правду?

 

Что бы ни прятали, режиссёр дал им возможность это высказать через актёрские работы. Они практически все хороши. Как я не раз замечала, нам «есть с кем остаться» и у нас «с молодёжью всё в порядке». Чуточку не очень понятна мотивация Кочкарёва – о собственной неудачной женитьбе он упоминает совсем вскользь, и, может быть, его безумное желание лишить друга утраченной им самим свободы стоило бы истолковать и смелее… и с тётушкой не всё ясно, хотя она на верном пути.

 

Агафья, сваха «три в одной» и все женихи – чудо как хороши вообще без околичностей. И, разумеется, музыканты. Нынче принято говорить – «полноправные участники представления», но нет, конечно, они вправе лишь комментировать действие и, на минуточку, творить ритмическую канву, по которой тут вышивают гладью и бисером.

 

Кстати о бисере: яблоки. Ну да, райский сад. Похватали по нижним веткам, а ни росту, ни крыльев бог не дал – а там, наверху, поди слаще…

 

Нам, Эразм, туда не достичь. Ты расскажи, не пожадничай. Если знаешь…

 

Елена Трефилова специально для Musecube
Фотографии автора

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.