Психологи делятся на тех, кто поступил на психфак, чтобы решить свои личные проблемы, и на тех, для кого это действительно призвание.  Причем первых, как признают сами психологи, в разы больше, чем вторых.  Бывает при этом, что изучение психологии первым не идёт впрок.  Напротив, они заморачиваются еще больше.  Чем дольше они изучают психологию общения, тем сложнее становится с ними общаться.  Я поделился этой хохмой с одним профессиональным психиатром и невропатологом.  Он ответил, что никакая это не шутка, а самая что ни на есть суровая правда.

Нечто подобное наблюдается и у литераторов.  Одни – и их большинство — пишут оттого, что не научились жить, что им плохо, что никто их не любит.  Литература для них — бегство от реальности.  Конечно, и им порой удаётся создать нечто любопытное.  Что-то из этого даже стало классикой.  Но это какая-то несчастная, бесприютная литература.  Общий смысл ее сводится к тому, что «всё плохо, и надо страдать».  Вторые – их меньше – здоровые, счастливые люди, пишущие от полноты бытия.  Оттого, что им интересна жизнь, ее изображение, ее осмысление.

Сергей Аксёнов и Алиса Анцелевич.  Парк Горького.  24 ноября 2012 г. Проект Книги в парках
Сергей Аксёнов и Алиса Анцелевич. Парк Горького. 24 ноября 2012 г. Проект Книги в парках

На днях мне довелось насладиться обществом, состоящим практически целиком из поэтов второго типа.  5 февраля 2013 года я впервые побывал на одном из литературных вечеров, которые устраивает известный куратор Алиса Анцелевич.  Встреча прошла в милом и уютном «Мумикафе» в Москве на метро «Новослободская».  Такой же была и публика – милой и уютной.  Было много красивых, приятных, весёлых девушек.  Причем как среди поэтов, так и среди слушателей.  В общем, страна чудес.

Это доказывает, что содержательная (а не только развлекательная) литература жива и актуальна, что она не является уделом неудачников, не приспособившихся к жизни, как гласит стереотип.  Этаких «бедных лузеров».  Красивые весёлые девушки знают, куда ходить.  Их притягивает не провал, а успех.

Думаю, что столь тёплая атмосфера – во многом заслуга Алисы Анцелевич.  Чего в ней нет, так это снобизма, пафоса, недоступности.  Напротив, она живая, открытая, доброжелательная.  Вечера в «Мумикафе» — не первый ее проект.  В прошлом году она вела серию литературных концертов «Книги в парках».  В нескольких известных парках в центре Москвы собирались поэты, читали стихи в микрофон, а порой и в мегафон.

Стихи в мегафон – это вдохновляет и впечатляет.  За последние годы мы привыкли к тому, что в мегафон говорят в основном стражи правопорядка, призывающие граждан разойтись.  Так что поэзия в мегафон – приятное разнообразие.  Это очень современно, я бы даже сказал: футуристично.  Опять же, чтение в парке предполагает, что «искусство принадлежит народу».  Люди гуляют себе на природе, никого не трогают – и вдруг слышат стихи, в том числе и хорошие.  Не нравится – идут себе дальше, нравится – останавливаются послушать.  Возможно, в этом году проект «Книги в парках» будет продолжен.

Вадим Черновецкий
Вадим Черновецкий

Но вернемся к концерту 5 февраля под названием «Зимняя спячка is over».  Там выступили почти три десятка авторов.  Помимо самой Алисы, это были завсегдатаи ее мероприятий Сергей Аксёнов и Анна Закревская, члены культурного арт-проекта «Мужской голос» поэт Михаил Кедреновский и прозаик Вадим Черновецкий — и многие, многие другие.  Кто-то был лиричен, кто-то ироничен, кто-то – по-хорошему провокационен.

Приведу теперь некоторые образцы того, что прозвучало на вечере.  Вот из Сергея Аксёнова:

Даже самые злые из северных рек
Превращаются в сети дорог.
Но пока есть бензин и мотор разогрет,
Наша музыка — рокот и рок.

Мы идём там, где волны громили гранит
И небрежно топили суда.
А сейчас перед нами покойно звенит
Колыбельная снега и льда.

А вот любопытная жесть от милой и домашней Алисы Анцелевич:

Алиса Анцелевич, Наташа Втулкина
Алиса Анцелевич, Наташа Втулкина

Я изменила тебе один раз, второй и третий.
Кажется, один из них был малолетним.
Как ты понимаешь, обошлось без совести,
Но это не всё, есть еще новости.

Я подружилась с твоими подружками,
Мы обменивались с ними секс-игрушками.
Я заболталась с твоим лучшим другом…
В общем, окружила тебя плотным кругом.

Пока это писала, сдохли две ручки,
А мой наглый кот наделал две кучки.
Но я все равно тебе расскажу,
С кем, сколько раз и где я дружу.

Потому что, правда, сил больше нету
Дальше жевать жвачку эту.
Ну, застрели меня, в подъезде зарежь,
Только всю правду до конца ложкой съешь.

Я никогда не была секс-маньячкой
И скурить не могла бы за раз две пачки.
Но ты ведь такой умопомрачительный,
И мозг помутился, причем значительно.

Так что теперь я — твоя Франкенледи,
Бей стены глухо, не пугай соседей.
За мной не ходи и не вызванивай,
Я приду сама среди ночи в мантии.

Это будет несправедливейший суд,
И девки твои тебя не спасут.
Не спасет тебя даже армия,
Ты виновен, по-моему, и это главное.

Не убью тебя сразу, по частям — извращеннее.
Я сгущу тебя до молока сгущенного,
Чтобы ты, милый, знал, что бывает с мальчиками,
Куда не надо сующими свои пальчики.

Ну и напоследок – кое-что из Вадима Черновецкого, афоризмы и верлибр:

Интернет – коллективный разум человечества.  По статистике, 80% фото в нём – это голые женщины.  90% страниц – порносайты.  Теперь мы точно знаем, что у человечества на уме и в каком соотношении.

А ведь и нынешний рэпер в ультрамодных штанах с сомнительным мешочком между ног лет этак через 60 станет учителем жизни, столпом общества и носителем вечных ценностей, утраченных очередным новым поколением.

Молитва —  это популярный психотерапевтический верлибр.

Алиса Анцелевич, Виктор Карпиловский
Алиса Анцелевич, Виктор Карпиловский

Чем активнее и пафоснее ратует человек за судьбу России, тем меньше в нём русской крови…

Один из видов безумия – всегда говорить правду.

Разделенная радость от заката больше, чем неразделенная радость от всего мира.

 

Портрет № 2. – Оглушительная нежность

 Любишь людей вообще –

и не можешь терпеть их в частности,

пишешь стихи, которые понимают лишь девушки:

слишком они тонки,

слишком неуловимые ты описываешь ощущения.

Пьяница, извращенец и эстет,

боящийся мамы и истосковавшийся по любви,

ты выходишь по вечерам на балкон и мечтаешь…

Ты видишь огни машин в темноте

и слушаешь баллады, так громко,

нежные баллады так оглушительно громко,

что орут соседи.

Ты ставишь хэви-мэтал, и они замолкают,

потому что знают, с кем имеют дело.

Ты худ, ты не приспособлен к жизни –

вот ты и худеешь,

ты не знаешь, как быть с людьми,

а они не знают, что тебе говорить.

Слова кажутся тебе грубыми.

Ты хочешь, наверно, прямого обмена чувств –

и он тебе удается,

особенно если ты выпьешь.

Как же ты слаб,

слаб и чудаковат,

мой дорогой гений,

мой старейший и лучший друг!

 

Вадим Черновецкий, специально для MUSECUBE

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.