Трип-хоп-дуэт The Grus (на латыни означает «журавль»., состоящий из певицы Александры Журавлевой и музыканта-многостаночника Саймона Гендора, живет в деревне под Тверью с населением 30 человек и записывает музыку в домашней студии с помощью аналоговых синтезаторов, советских бас-гитар, самодельных инструментов и пленочных магнитофонов. Они увлекаются «природным мастерингом», ради которого закапывают фонограммы на пленках в землю на месяц. Словом, экспериментируют как могут. В записи дебютной пластинки «Nest», которая выходит в июне на норвежском лейбле Follyphone Records, приняли участие Коди Карпентер — сын культового американского кинорежиссера и композитора Джона Карпентера, лидер прог-рок-группы Ludrium — и ворона Нина.thegrus

О группе и записи

Все началось спонтанно летом 2014 года, когда мы познакомились с Коди Карпентером и попросили его сделать соло-партию для фортепианного трека «Home». Результат сотрудничества неожиданно заставил нас пересмотреть всю концепцию проекта, свести все к минимуму, возможно, даже к примитиву. Многое мы почерпнули из архивов американского фольклориста Алана Ломакса, который записывал Веру Холл, Бесси Джонс и многих других прекрасных госпел/спиричуэл-исполнителей. И лишь потом все это начало обрастать всеми этими экспериментами с советскими бас-гитарами, пленочным мастерингом а-ля Скрэтч Перри, синтезаторным гудением, птицами, стучащими на перкуссии, самодельными струнными инструментами, микрофонами из старых телефонных трубок, сэмплерами и т.д. и т.п. Мы стали уделять много времени фактуре звучания, пытаясь сделать звук осязаемым, но в то же время пыльным и легким, без перегруза громкостью. Иногда приходилось делать даже какие-то нелепые вещи вроде записи игры на контрабасе смычком для гадулки через цинковую водосточную трубу. Однако, когда был сделан основной упор на голос, который уравновесил и собрал все спорящие инструменты, альбом вышел очень спокойным и светлым, коим он и должен был быть (хотя изначально он был больше похож на отклоненную звуковую дорожку к «Осеннему марафону»). Помимо нас в записи участвовали наши знакомые музыканты, у которых голова варит более чем как надо: Антип и Владимир из дроун-группы Dvory, Ксения из «Джан Ку», уже упомянутый Коди Карпентер, а также американский синтезаторный псих Грант Хаерс из Hardtek Studios и владелец единственного в своем роде инструмента Monotrondes — Вилле Ахо из Хельсинки, чью работу мы приберегли для следующего релиза. Отдельно стоит упомянуть ворону Нину, которая живет вместе с нами. Ее ворчание и звук удара клювом по различным поверхностям были засэмплированы и подмешаны в электронную перкуссию. Всем, кто принял участие в альбоме, мы разослали/подарили по картине с изображением журавля («grus» по-латыни «журавль»), это что-то вроде символа признательности. Всего было разослано около 14 журавлей — в Россию, США, Японию, Финляндию, Германию. Один из журавлей улетел к нашему издателю Дэну, в Норвегию. Мы живем, работаем и записываемся в небольшой деревне, где мы собрали свою крохотную студию. Несколько лет назад у нас появилась возможность бросить все в городе и посвятить себя себе. Чем мы и воспользовались. Иногда нам продувает стены, иногда отключают электричество, но чаще здесь просто абсолютный дзен и ясность. И в этой нелепой простоте мы нашли настоящую жизнь, радость и значимость каждого прожитого дня, понимание того, что человеку нужно очень мало, чрезвычайно мало, что, собственно, и отразилось на музыке, которую мы делаем, — простой и глубокой.

О посвящении

Альбом «Nest» посвящен памяти музыканта, писателя и художника Сергея Дубова, который ушел из жизни в сентябре 2014 года. К сожалению, Сергей не успел издать ни одного своего литературного труда, но мы надеемся исправить это и выпустить своими силами тираж его книги «КНИГА» этой осенью. Это будет сборник рассказов, поэзии и графики. Эту вещь должен прочитать каждый. О названии альбома Почему альбом называется «Гнездо»? Гнездо для птицы — это дом, защита и спокойствие. Точно так же, как для верующего (не путать с «религиозным») настоящим и единственным домом является рай. Другими словами, это метафора понимания и принятия смерти не как страшной участи, а как освобождения от земных страданий, как бы красноречиво это ни звучало. Люди постоянно чего-то ждут от Бога. Но вся штука в том, что, возможно, это Бог чего-то ждет от людей. Понимайте это как хотите.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.