О том, что же общего может быть у этих разных субстанций, о спортсменах и музыкантах, о бездне и анархистах, об экспериментально новом проекте и уникальном месте «Nevsky gym» поведал Алексей Додонов, один из ведущих тренеров по тайскому боксу в Санкт-Петербурге. Он же спортивный анархист.

«Nevsky Gym» всегда сохранял в себе атмосферу андеграунда.
Сейчас, когда зал переехал в более атмосферное место, дух подвального бойцовского клуба стал ощущаться ещё сильнее.
В новых стенах всё по-старому: звучащий панк-рок из колонок, залитое потом татами, горящие энтузиазмом лица спортсменов и мудрый духовный наставник в лице прожженного тренера. Анархия вернулась в спорт!
Не парите херни, это Nevsky Gym!» (С)

— Заглянем на страницы истории. Как появился спортивный клуб «Nevsky gym»?

— Примерно в 2009 году я работал на заводе «Ленинец» начальником строительного отдела. На тот момент я уже был профессиональным спортсменом, по России ездил и за границу выезжал. Такой дополнительный доход был. Я тогда много тренировался, с работы убегал в зал через дырку в заборе. Там я работал по второй своей специальности: заканчивал ГАСУ на инженера строителя.

По первой специальности я преподаватель ОБЖ и физической культуры. Тогда я тренировался в так называемой Академии тайского бокса. Там был большой тренерский состав, но тренера были недобросовестные. Не хотели вести тренировки, то голова, то попа. Отмазки всякие. В итоге я сам тренировался и тренировал. С того момента и пошел мой тренерский стаж. Тогда я начал углубляться в разные методы. Сейчас уже понимаю, что, если бы не углублялся, остался бы на том же уровне, что и эти люди. Я много трудился, чтобы понять разные вещи. То за одним потреню, то за другим. В таком режиме прошел год. Меня уже и с завода гнать начали. Кому нужен такой работник?
Так и вышло, что с того года я подмял под себя спортзал на Невском 32/34. Появилась мысль переименовать эту «богадельню». В дальнейшем так и получилось. В 2013 году мы полностью стали независимы и обозвались «Nevsky gym». Классическое, банальное название, так как мы в Питере на Невском. А «Gym», потому что для Европы. С ней у нас имеются разные связи. Несмотря на кризисы, мы все равно стараемся выезжать драться за границу. Ну у нас в России люди веселые, обозвали по-русски «Невскийжим». Иногда даже на соревнованиях в официальных бумагах так пишут.
Все логотипы для клуба придумала моя старшая дочь, я только надписи подписал. Хотелось от всех отличаться, не под какие рамки не равняться. Классика надоела: флаги государственные и тому подобное. Поэтому создали такое место. С этого все и началось. Потом я познакомился еще с одним тренером Дмитрием Жирютиным. Историю о нашем увлекательном знакомстве можно прочесть на нашем сайте. Он классический боксер. Его подход мне близок.

— В чем можно наблюдать существенную разницу от других клубов?

— Подход простой. Я не люблю напряжение. У меня всю жизнь было много напрягов и моральных и физических. Физически на рингах, морально в жизни. И в один момент все мое напряжение перешло в состояние полной расслабленности. Все легко и непринужденно. Когда думаешь о деньгах, например, хочешь много зарабатывать, начинаешь смотреть на других. Но я решил плюнуть на все это. Будет, значит, будет, нет, значит, нет. И то, что должно случиться — неминуемо. Поэтому вся концепция связана с неформальным движением. Собралась веселая команда единомышленников, которые не боятся проявлять себя. Все меня понимают, каким бы я не был замороченным, с разными чертями в своей голове. Хотя все мои черти снаружи. Я не люблю что-то скрывать. Все мои татуировки, все снаружи. Все максимально правдиво. И, соответственно, методика тренировок на этом построена. Максимальное расслабление. Поэтому можно прийти, потренироваться и не особо устать, но, с другой стороны, неплохо поработать. Методика выработалась из моего психологического состояния расслабленности. А тут еще и Дмитрий Олегович тоже максимально расслабленный. Так и сработались. Концепт непринужденности. Лучше подходить к этому с дружелюбными эмоциями, чем со злостью и спустя рукава. Так и в ринге. Если тебя ругает тренер, ты можешь начать зажиматься. Появляется психологический замок. А когда наоборот: «Все нормально. Тут дожми, там поработай и давай веселей, быстрей!», — тогда все и получается. Вот оно и неформальное движение. Никаких форм, никаких судейских записок.

— Когда приходят спортсмены с разным уровнем подготовки: и новички, и профессионалы, как удается стереть эти рамки на групповой тренировке?

— Все тренировки мы ведем вдвоем. Внимания хватает всем и всегда. Новичкам важно видеть профессионалов. Тогда они развиваются быстрей. Визуализация эффективна. Ничего сверхъестественного, все упрощенно. Весь подход, как к детям, так и к взрослым. Действие от обратного. Еще один метод среди множества.

— Все равно, кого вести в большой спорт — детей или взрослых?

— Волшебное действо ума. Конечно, в детях чаще видишь потенциал. Но бывает и по-другому. Взять, например, нашего спортсмена Антона Белика. Еще года не прошло, как он появился, но я его на 100% уже знаю. Понимаю что ему давать. И я полностью уверен, что это будет долгоиграющий боец, и он далеко пойдет. Поэтому интересно и с детьми, и со взрослыми. Спорт высших достижений очень важен. Детей вести проще. Их можно лепить, как захочешь. Сказал, как нужно делать, и он так и делает, без вопросов и лишних заморочек. И потом, конечно, тешит тренерское самолюбие то, что ты его вырастил сам. Взрослые приходят уже со своим багажом. Тут, в первую очередь, нужно объяснять морально-волевую составляющую. Но и в этом опыте имеется свой интерес. Опять же наш Даниил Шатов. Пришел к нам готовый спортсмен, но что-то не шло. Морально он стал выше и сильнее тогда, когда понял, как легко все и просто. А до этого думал, что нужно напрягаться.

— Взаимодействуете с другими спортклубами?

— Появляется тенденция так называемой школы Тайского бокса. Ее никогда раньше не было, как таковой. Устанавливаются определенные технические действия. Это как, например, школа классического Питерского бокса. Она всегда отличалась. Мы одни из основоположников, кто предлагает становление этой школы. Клубами общаемся. И к нам ездят, и мы ездим, спарринги устраиваем. Я никогда не боялся поделиться чем-то и с тренерами, и питерскими чемпионами. Мне всегда было интересно посмотреть, что я могу им предложить. Тренерская этика у нормальных людей всегда будет.


— Со спортом разобрались. А расскажи подробнее про своих личных чертей. Вот, например, ты создал так называемую группу «Отряд спортивного анархиста». Что это?

— Сидели мы как-то с товарищем, прослушивали любимые композиции. Непосредственно это был панк-рок. Думали о том, что мне нужна отдельная колонка или группа для личных высказываний, чтобы мой горячий лексикон и стишки не выкладывать в общую группу «Nevsky gym». И тут возник вопрос: «Какие же мы панки, если спортивные? Какие же мы спортсмены, если панки?». И вот однажды летом меня укусила оса. Так и пришла в голову мысль аббревиатуры. На самом деле это утопия всего панкующего света. Слово «спортивный» и слово «анархия». Для меня анархия — это хаос. Ассоциативно. А спорт — это дисциплина. И я, не побоюсь этих слов, как Мэрлин Мэнсон. Решил соединить эти две субстанции. Найти эту золотую середину в балансе Спортивная Анархия. И то, что Анархия может быть положительной и дисциплинированной. По-моему Кропоткин еще говорил: «Спасение государства — это положительная Анархия!». В этом как раз и суть. Все в этом мире, так или иначе, борются и для того, чтобы бороться весело непринужденно, вот она, спортивная анархия.
«Отношение к делам с бешеной серьезностью,
Производит ничего сумасшедшей сложности» (С)

— Над какими интересными идеями ты сейчас работаешь? Какие планы на будущее?

— Есть креативная идея приглашать к нам в клуб единомышленников-музыкантов. Объединить музыку и спорт. Там определенно есть чему поучиться друг у друга. В далеком прошлом, когда я слушал кассеты, думал, как им удается писать такие стихи? Все происходит потому, что мы растем, это принцип природы. У музыкантов и творческих людей, как мне кажется, все это из бездны. Иногда я чувствую, что могу быть проводником, меж той самой бездной и творческим человеком. У меня так по жизни бывало. И я понимаю, что могу двигаться дальше в этом направлении. Самое главное — саморазвитие и движение. Мы голыми родились и голыми умрем, без семей и материальных благ. На тот свет с собой ничего не возьмешь, врага если только, и то, если очень постараться. Всем важно это развитие, а творческим личностям особенно. Отсюда и весь расклад. Мне есть, чем поделиться и что сказать, тем более, что это же все свои люди! Так я хочу сопоставить мысли и движения. На сцене ведь происходит тот же спорт. Я не встречал ни одного спортсмена, кто бы не носил наушники. Большинство настраивается на соревнованиях в наушниках, это мотивирующий момент. Творческая идея мотивирует человека и в ринге, и в других видах спорта. Так же и у музыканта. Для того чтобы создать шедевр, он проходит через разные мотивационные моменты. Чем больше он получил где-то от жизни по башке (я не имею в виду физические аспекты), чем больше выходил из зоны комфорта, тем круче у него темы. Поэтому мне будет интересно поработать с такими людьми. Мы одной крови, на одной волне. Интересно что я смогу предложить таким деятелям разных культур.

Musecube будет следить за развитием эксперимента и рассказывать о результатах творчески-спортивных встреч.

Юлия Насонова, специально для MUSECUBE
В репортаже использованы фотографии из открытого доступа

1 КОММЕНТАРИЙ

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.